Согрей мою душу[СИ]

Гусейнова Ольга

Чужая душа потемки? А когда выясняется, что твоя собственная имеет два тела, на которые куча народу хочет наложить свои лапы. Ну что же, мы не трусы, мы просто быстро бегаем. Только не убегаем ли мы от своей судьбы?

Глава 1

— Лисовская, подъем и к генеральному быстро.-

Я резко подскочила от испуга и недовольно уставилась на начальника финансового отдела: невысокого плотного мужчину сорока лет.

— Вениамин Алексеевич, Вы так до инфаркта довести можете, и хотелось бы узнать, зачем это вдруг меня, а не начальника экономического отдела, вызывают или меня вдруг в должности повысить решили? — я подозрительно уставилась на нач. финна, все еще пытаясь успокоить грохочущее сердце.

Да что-то я последнее время сама не своя стала, нервная и злая. Он с интересом взглянул на меня и сказал ехидно улыбаясь:

— А может, Милана Игоревна, он тоже заметил Вашу новую грудь.

Глава 2

Пытаясь не встречаться ни с кем глазами, я целеустремленно шла к лифту отеля, в котором мы остановились и где сейчас, проходила очень важная для нашей компании конференция. Я очень устала от сегодняшнего дня и от этой трехдневной поездки в Берлин, в целом она не принесла мне ничего хорошего или интересного, а только головную боль и разочарование. Вестибюль отеля, где проходила наша конференция, поражал не только размерами, но и количеством народа, который прибыл сюда как и мы послушать других, рассказать о себе и получить возможность заключить выгодные контракты или партнерские союзы. Я стояла возле лифта и ждала своей очереди, чтобы наконец подняться на четвертый этаж в свой номер. Усталость накатила новой волной, заставив ссутулить спину и увеличив пульсацию боли в голове. Я все никак не могла поверить, что в самый последний момент все-таки решилась поехать со своим начальством, причем согласилась добровольно, без уговоров с их стороны. Можно сказать, сама напросилась. И зачем? Я чувствовала свою нужду, и от этого ноющая боль поселилась в моей груди, заставляя нервничать и потирать вспотевшие ладони. Мне все это надоело: эти разряженные женщины в поисках кошелька потолще, мужчины, пытающиеся казаться всесильными пупами земли, и все их бессмысленные грязные игры. Я торчала здесь уже третий день, неотлучно находясь рядом со своими двумя начальниками, и начала потихоньку сходить с ума от этой пустой суеты. Наша строительная компания искала здесь новых инвесторов, а возможно, и крупных клиентов. Я три дня все просчитывала, консультировала и уже от усталости плохо соображала, но наконец это все закончилось, и завтра с утра я могу вернуться домой в Москву. Я мысленно собирала все свои вещи, как неожиданно прямо перед моим носом, открылись двери лифта, из него вышли трое мужчин и направились к выходу из отеля. Люди перед ними расступались, словно льды перед ледоколом, но они, не обращая ни на кого внимания, темной махиной плавно двигались к своей цели. Я стояла сразу у дверей лифта и меня буквально затолкали в него, и я смогла только со спины наблюдать за странной троицей. За пару секунд до закрытия дверей я заметила, как самый высокий и мощный из темного трио резко обернулся и, замерев на долю секунды, кинулся обратно к лифту. Я толком не смогла рассмотреть их лица, потому что мне все время мешали чужие спины, а он не успел заскочить в лифт, двери которого закрылись, и он мягко рванул вверх. Мне повезло, и четвертый этаж оказался первой остановкой. Уже дойдя до своего номера, я услышала, как по лестнице кто-то пробежал наверх, но через секунду с лестничной площадки, не заметив меня, по коридору к лифту направился один из троицы. Высокий смуглолицый брюнет, скорее всего француз, и если бы не жуткое хищное выражение его лица, его можно было бы назвать красивым. Аккуратно прикрыв дверь, чтобы не было обнаружено мое любопытство, я наконец очутилась в своем номере. Тишина и покой! Но вдруг мои чуткие ушки услышали тихий шорох возле двери. Затаив дыхание, осторожно отступила от нее на пару шагов. Я вдруг почувствовала, как взорвалась во мне моя нужда, тысячами осколков впиваясь в мои внутренности, но если это он, почему я ничего не почувствовала, когда смотрела на него в коридоре и возле лифта? Он вызывал во мне только страх, даже больше этого, ужас! Нет! Я не хочу! Услышав, как тот, кто был за дверью, тихонько удалился, я кинулась собирать вещи. Я не останусь в этом отеле ни секунды лишней, в конце концов можно и в аэропорту переждать эту ночь. До утра всего ничего осталось.