Попадать, так с музыкой!

Гуткин Михаил

Анна Истомина, студентка МЭИ, блондинка с мозгами и вполне жизнерадостная особа, отправилась на летние каникулы за границу - к бабуле в белорусскую деревню. Все началось, когда она получила удар по голове, вылетев из следующего от Барановичей до Гродно автобуса, обстрелянного бандитами. Придя в себя в больнице, Аня услышала по радио репортаж о результатах проходящего в Ленинграде шахматного турнира, который - она это точно знала - состоялся в марте 1941 года! Вот тут-то ей по-настоящему стало плохо! Оказаться накануне войны в Белоруссии, на которую придется самый жестокий первый удар, - мало сказать не повезло! Но, вспомнив папину присказку: "Врагов будем бить не считая, но по очереди", она разработала план действий...

1.

Ничего себе поездка к бабушке! И ведь с самого начала было какое-то предчувствие, что не стоит начинать честно заработанные усердной учебой каникулы с поездки в деревню, тем более, что деревня находится в другой стране. Это когда-то, во время молодости моих предков, все жили в одной стране, называемой Советский Союз, а теперь Белоруссия вполне себе суверенная страна со своими государственными границами и своим Президентом. И моя бабуля по материнской линии на старости лет осталась одна в другой стране, а мы по очереди каждое лето ее навещаем. В этом году моя очередь.

Нельзя сказать, чтобы это было неприятно или скучно – там и леса грибные, и озеро вполне рыбное и купальное, и огород у бабули очень даже ничего. Так что особо там не заскучаешь, тем более что в свободное от чтения, тренировок и прогулок время всегда найдется работа по дому или в саду-огороде. Я даже сессию сдала досрочно, чтобы успеть к концу мая помочь там с завершением весенне-огородных работ. И комбинезончик симпатичный соорудила для сельхоз работ – мамуля при виде его сказала, что мода всегда возвращается, что во времена бабулиной молодости носили очень похожие и в доказательство даже раскопала соответствующую фотку в семейном альбоме. А потом полезла на антресоли, долго там чем-то шуршала и с торжеством вытащила сумочку, которой, на мой взгляд, было сто лет в обед.

– Раз уж едешь в комбинезоне под старину, то для правильного прикида бери в комплект и эту сумочку, тем более, что выглядит она, как новая, – заявила мамуля.

Чтобы не спорить, я быстренько запихнула сумочку в рюкзак, и продолжила сборы. В дополнение ко всему на меня родители возложили важную миссию: уговорить бабулю переехать, наконец, к нам в город, тем более, что после женитьбы моего брата и его отъезда в собственную квартиру, места у нас вполне достаточно, и мы перестанем думать о том, как там 80-летняя бабушка живет одна в другой стране. Мама решила, что только любимая внучка сможет переупрямить бабулю. Мне были даны самые широкие полномочия на уговоры.

Но вот только душа была как-то неспокойна. Уж больно все гладко получалось и с сессией, и с билетами в СВ на хороший поезд, и с Женькой, который покривился, но сказал, что готов меня сопроводить и даже некоторое время пожить со мной в деревне. Для него – полностью городского жителя – это было сродни подвигу. Правда, он кое-что мне пообещал и заодно оговорил условие, что в августе поедем на пару недель в Анталию, чтобы новый учебный год начинать загорелыми и просоленными.

2.

Выспаться мне в вагоне, хотя бы и в СВ, не удалось – в Минске народ зашумел, стал массово выгружаться, и, конечно, я проснулась, хотя могла бы еще пару часов дрыхнуть. Поэтому с самого утра настроение, как-то не заладилось. А потом до меня вдруг дошло, что за всеми переживаниями я забыла дома свою любимую сумочку. Перед дорогой я обычно деньги и документы ношу в карманах, потому что рюкзак с сумочкой плохо сочетаются, особенно, когда в рюкзаке весу ого-го. И сумочку я пихаю в наружный клапан рюкзака. А тут сунулась и облом! И вся моя отлаженная система одиночного путешествия дала сбой. Как выяснилось, далеко не последний.

Поезд пришел в Барановичи точно по графику в 12-30. Хорошо, что в едином таможенном пространстве вещи не досматривают. Нет, никаких наркотиков я не везла – терпеть не могу эту гадость. Но десяток упаковок Левомиколя и столько же Спасателя плюс упаковки сильных антибиотиков в таблетках для лечения простудных заболеваний и некоторых инфекций могли бы вызвать нежелательные расспросы. А на самом деле, просто бабуля немного подрабатывает в своей деревне как бы знахарем. Но ходить по лесу и собирать травы ей уже тяжело, а действие упомянутых мазей и таблеток она на моем примере видела и оценила. Со сложными случаями бабуля не связывается, а небольшие травмы и бронхиты успешно лечит вполне качественными современными лекарствами, запасы которых мы при каждой поездке пополняем.

Вытащила увесистый рюкзак. Эх, где мой любимый Женечка – это ведь для него работа, рюкзаки таскать или просто стоять около них на стреме, пока я шустрю с билетами, смотрю расписание и т.п. Нет, сил на рюкзак у меня вполне хватает – еще и остается, но мужикам нельзя давать расслабляться, а то вообразят себе невесть что. Поэтому в парных поездках основная тягловая сила – Женюра. Себе при этом я отвожу роль зрительницы, постоянно восхищающейся силой своего кавалера. Правда, в последнее время это гад, кажется, начал что-то подозревать. Нужно будет еще что-то придумать.

А пока пришлось забросить рюкзак в камеру хранения, вытащив из него антикварную сумочку, чтобы в руках хоть что-то было, и только теперь идти смотреть расписание автобусов до Гродна. Ближайший рейс через пять минут, но у меня рюкзак в камере и билета еще нет – пролетела. А следующий автобус через три часа. Вытащила из сумочки книжку и села читать. Недаром, в конце концов, Женька прозвал меня чокнутой читалкой. Правда, прозвище он дал не за то, что люблю читать, а за репертуар, т.е. за то, что именно я читаю в свободное время. В это раз для кайфа я взяла с собой две старые книжки: по матанализу и по шахматам. Когда я говорю старые, то это значит издания 30-х годов прошлого века. В таких старых книгах по математике некоторые разделы изложены гораздо проще и понятнее, чем в современных, а старые шахматные книги просто не переиздаются. Вот я и утянула из библиотеки папули пару таких книг. Он за месяц может и не заметит, а мне приятно. Так как сумочка маленькая, то и влезла в нее небольшая книжка по шахматам, написанная Ботвинником «Матч-реванш Алехин-Эйве». Большая, Валле-Пуссена по математике, в рюкзаке. Все, переключилась на чтение.

Через пару часов пошла, еще раз посмотрела расписание, уточнила у кассира, что рейс состоится, и купила билет. Забрала рюкзак, переложила в него документы и деньги (удрать от рюкзака, прихватив сумочку, ворюга смог бы, а вот удрать от сумочки, прихватив рюкзак, – вряд ли) и подошла к остановке. Наконец автобус пришел, я самой первой влезла в него, выбрала место поближе к выходу, плюхнула рюкзак на колени и приготовилась спать. Дорога долгая, а читать в тряске не люблю. Автобус довольно бодро, несмотря на свой древний вид, набрал скорость, и мы поехали. Выехали из города, и смотреть стало некуда – по обеим сторонам дороги сплошной лес. Я надвинула шапочку на глаза, опустила голову на рюкзак и спокойно задремала.