Античные истоки антииудаизма

Гутман Илья

А если кто интересуется, вот моя дипломная работа. Название говорит само за себя.

Илья Гутман

Античные истоки антииудаизма. 

Введение.

Цель данной работы – рассмотреть основные средневековые антииудаистские концепции и выявить их истоки в период античности – начиная с эллинистического периода и заканчивая падением Римской империи, а также попытаться выделить их причины – как в Средние века так и в эпоху античности – и показать преемственность антиеврейских концепций. Я выбрал данную тему в связи с моими курсовыми работами на смежные с ней темы.

Антисемитизм как явление возник на рубеже XIX-XX веков – термин «антисемитизм» был придуман немецким журналистом Вильгельмом Марром. Тем не менее, появившееся явление базировалось на более ранних мифах и наветах, главным образом, на средневековых. В фашистской Германии пропаганда опиралась на средневековые мифы о ритуальном убийстве, приписываемом евреям, о демонической или колдовской природе евреев и о всемирном еврейском заговоре. Преследование евреев, существовавшее в Средние века нельзя назвать антисемитизмом, поскольку в большинстве случаев оно опиралось не на этническую основу, а на религиозную. Поэтому, говоря о нетерпимости к евреям в Средние века, корректно будет употреблять термин «антииудаизм». История антииудаизма в древности и Средние века, в связи со слабым развитием иудаики в Советском союзе мало освещена в отечественно литературе до последнего времени, большая часть книг по этому вопросу принадлежит зарубежной литературе, больше частью, англоязычной.

Большинство обывателей полагает, что антииудаизм есть христианское явление, и он берёт начало в ранние века христианства, когда евреи стали считаться народом, предавшим и распявшим Христа, и когда ответственность за его убийство была перенесена с римлян на евреев, однако, немало исследователей сходятся в том, что он существовал и ранее., Хотя можно считать, что представления о евреях как о нечеловеческих существах или колдунах возникли в средневековой Европе в связи с ксенофобными архетипами, присутствующими у многих людей, такие средневековые антииудаистские концепции, как Кровавый навет, Всемирный Кагал, колдовской навет, или представление о еврее как об инфернальном или нечеловеческом существе могут быть обнаружены ещё в эпоху античности, что я и рассмотрю в данной работе. Можно сделать вывод, что антииудаистские мифы Средних веков в Европе базировались не только на архетипах, но и на готовых мифах более ранних периодов.

Почти все случаи нетерпимости к евреям относятся к Средиземноморью. Некоторые проявления антииудаизма были отмечены в Парфянской Империи, направленные против вавилонских евреев, но эта нетерпимость никогда не достигала серьезных размеров.

Причиной антииудаизма можно считать еврейскую религию, которая коренным образом отличалась от остальных религий, требуя уничтожения деревянных и каменных идолов, отказа от магии, веры в многочисленных богов и полубогов. По словам Соломона Лурье, до эллинистической эпохи мы почти не находим никаких следов антисемитизма (то есть антииудаизма – И.Г.). Тогда вся ненависть к евреям и вражда к ним была обычным соперничеством или враждой между племенами, кланами и народами, как это было всегда.

Глава 1. Кровавый навет.

1.Кровавый навет в средневековой Европе и его психологические причины.

В средневековой Европе одним из обвинений церкви по отношению к евреям был кровавый навет (?? ????? – иврит), обвинение в том, что евреям нужна христианская кровь для изготовления мацы, заживления раны при обрезании, просто для поддержания жизни, здоровья (например, излечения от специфических еврейских болезней, состав которых постоянно менялся в разных мифах от века к веку – об этих болезнях я подробнее расскажу в одной из следующих глав) и человеческого облика, для колдовских целей и просто из ненависти. Существовала легенда, что еврейские мальчики рождаются с руками, прилипшими к голове, и лишь применение христианской крови позволяло освободить пальцы новорожденных без риска для их жизни. Существовал также миф, что евреи, подобно котятам, рождаются слепыми и для того чтобы они прозрели, требуется время или манипуляции с кровью.

Существует и легенда о слепом еврее, который прозрел, смазав глаза кровью убитых монахов. Преимущественно, евреев обвиняли во взятии крови детей; обвиняли как в убийстве христиан для получения крови, так и взятии крови у живых. В исследованиях, посвящённых кровавому навету в Средние века, упоминается около 150 случаев обвинения евреев в ритуальном убийстве, однако это лишь зафиксированные случаи. Обвинения совершались священниками или простыми прихожанами, но нередко главным обвинителем бывал еврей-выкрест, который, чтобы показать, что он отошёл от иудаизма, в целях личной безопасности предавал своих бывших единоверцев. Зачастую обряд обращения требовал от новых христиан проклясть своих бывших соплеменников. Рядом с мифом о ритуальном убийстве часто встречался миф об осквернении гостии – христианского хлеба, символизирующего плоть Иисуса Христа. В самой распространённой версии мифа говорилось, что некоторые христиане покупают или крадут в церкви гостию и продают её евреям, которые проделывают с ней различные магические ритуалы.

В христианском мире кровавые наветы на евреев появились у Иоанна Златоуста: в начале 5-го века в Антиохии разразились погромы и впервые в христианском мире были письменно зафиксированы клеветнические христианские обвинения евреев в ритуальных убийствах. Иоанн обвиняет евреев в жертвоприношении детей – как христианских детей, так и еврейских, один из самых ранних среди исторически фиксированных кровавых наветов (423 г. н. э.) произошел на праздник Пурим в городе Инместар близ Антиохии. Обвинение местных евреев в распятии христианского мальчика вызвало резню членов еврейской общины и разрушение антиохийской синагоги.

Иоанн Златоуст пишет в своей речи «Восемь слов против иудеев»: «они закалали своих сыновей… они закалали их в жертву демонам» – уже тут мы можем заметить прототип классического средневекового христианского обвинения в ритуальном убийстве: иудеи убивают детей (не простое убийство, описанное у греческих авторов, а именно принесение в жертву демонам) и посвящают это убийство демонам. Иоанн Златоуст продолжает: «Но что и говорить об учителях и пророках, когда они убивали даже детей своих! Они, ведь, закалали в жертву демонам своих сыновей и дочерей» – становится само собой разумеющимся, что евреи – народ-богоубийца и способен на убийство того, кто несёт истину. Иоанн Златоуст акцентирует своё внимание на слова Моисея (Второзаконие. 28: 56-57) и Иеремии (Плач. IV, 10) о евреях, попавших под влияние ханаанеев и их традиции ритуального каннибализма, и проецирует это на всё еврейство: «Матери ели своих детей. Моисей предсказывает об этом, а Иеремия говорит, как уже о случившемся». Иоанн обвиняет евреев в уничтожении христианских душ: «у них не виден ложный жертвенник, на котором они закалают не овец и тельцов, а человеческие души». В качестве одного из истоков кровавого навета в христианском мире можно привести раннехристианскую легенду об Императоре Константине, прокажённом за преследование христиан, которому языческие жрецы посоветовали искупаться в крови ребёнка. Со временем усиления теологического антииудаизма языческие жрецы были заменены на еврейских лекарей.

В средневековой Европе кровавые наветы появились во втором тысячелетии нашей эры.

2. Античные истоки концепции кровавого навета.

Египетский грамматик Апион собрал все известные ему антииудаистские мифы вместе. Итак, до Апиона мы имеем следующие утверждения: евреи совершают ритуальные убийства и евреи поклоняются золотой ослиной голове. Сознание античных людей соединила их, и появился миф, что евреи похищают греческих мальчиков и приносят их в жертву своему ослиному богу. В некоторых вариантах мифа вместо греческого мальчика фигурирует взрослый грек или иностранец вообще.

В продолжении истории об ослиной голове в храме Апион пишет об Антиохе IV Епифане, вновь вошедшим в Храм и увидавшем там лежавшего человека, окружённого яствами. Человек рассказал царю, что он по происхождению грек, ходил по стране, и его схватили незнакомые люди, заперли в храме и стали усиленно откармливать изысканными яствами. Поначалу грек обрадовался, потом он стал относиться ко всему этому подозрительно, а затем оказался в недоумении. Он выяснил, что каждый год евреи отлавливают греческого бродягу, откармливают, а затем убивают и приносят в жертву тело, вкусив от его внутренностей и приносят клятву ненавидеть эллинов. И человек попросил царя отомстить евреям и в дань уважения к греческим богам посрамить этот народ.

Этот миф, описанный Апионом, напоминает шумерский ритуал человеческого жертвоприношения – убийства «царя-пастуха», символизировавшего бога Думузи (этот ритуале я также освещу в этой же главе чуть ниже). По шумерской мифологии богиня Инанна (или жрица Инанны, что по шумерским понятиям одно и то же) попадает в подземный мир, откуда ее необходимо вызволить. Сделать это в принципе возможно, но требуется некто, кто отправился бы туда вместо нее. Отдать за Инанну жизнь должен некий особый и довольно загадочный персонаж – пастух-царь Думузи, супруг Инанны. Пастуха, символизирующего Думузи приносят в жертву. Хотя он восседает на троне, окруженный всевозможной роскошью, он не обладает никакой властью, в том числе и над собственной жизнью; никто не спрашивает, согласен ли он стать спасителем Инанны. Пастуха хорошо кормили и исполняли любые его желания: предполагалось, что кровь и плоть человека, «получившего от жизни все», обладает самым широким спектром чудодейственных возможностей. Можно сделать предположение, что автор мифа о ритуальном убиении грека, которого перед смертью хорошо кормили и держали в хороших условиях был знаком с шумерским мифом и именно на его основе создал миф о еврейском ритуальном убийстве.

Иосиф Флавий пишет, что когда по легенде Антиох входил в храм, он не ожидал кого либо увидеть, и он был безбожником, так как решился туда войти. Нелепость и бесстыдство легенды, как пишет Флавий, очевидны, как и нелепость и бесстыдство последующих мифов о ритуальных убийствах. Невозможно было, чтобы на жертвоприношении присутствовали все евреи и смогли вкусить от плоти эллина. Царь не освободил пленника, чем мог показать себя благородным человеком и заручиться поддержкой эллинов против евреев, а позволил им умертвить его (хотя по тексту Апиона этот грек просил Антиоха об освобождении – И.Г.). В Святая Святых не могли запереть чужака. И если бы в жертву еврейскому Богу действительно был бы уготован грек, его разъярённые соплеменники не оставили бы камня на камне от еврейского Храма. Апиону не ведомо устройство Храма, в соответствии с которым в Святая Святых не могут пустить чужака. Подобные нелепости мы встречаем в кровавых наветах вплоть до наших дней. Аналогичный миф ходил и про римского полководца Помпея, который, согласно мифу, зайдя в Святая Святых, также увидел в храме пленного грека, заготовленного для ритуального убийства.

Дамокрит, единомышленник Апиона, время жизни которого точно не установлено, написал аналогичный рассказ об Антиохе IV Епифане, нашедшем в Иерусалимском храме пленённого грека. И грек узнал, что евреи каждые семь лет строго в определённый день календаря хватают иностранца (не всегда грека – примечание И.Г.), ведут его в храм и убивают, изрезая мясо на мелкие кусочки, потом клянутся, что прибудут врагами греков.

Глава 2 Колдовской навет.

1. Колдовской навет в средневековой Европе.

В Средние века в Европе считалось, что в евреях «столько же идолопоклонства и чародейства, сколько волос на спинах у девяти коров… все их чародейские штуки невозможно ни сосчитать, не измерить». В фольклоре еврей нередко выступал в качестве колдуна. Постановлением церковного собора 589 в Нарбонне христианам было запрещено обращаться к евреям, «которые предсказывают будущее и занимаются колдовством».

Несмотря на то что у евреев и была сложная и развитая магия, христианская Европа ничего не знала о ней, христиане были убеждены в существовании у евреев ими же (христианами) и созданной и выдуманной магии. Еврейская магия была полностью лишена каких-либо элементов сатанизма, демоны рассматривались в качестве носителей сил зла, с которыми надо бороться, первичный принцип этой магии говорил, что её адепту следовало полагаться на силы добра, носителями которого выступали ангелы и атрибуты Бога. Обвинения в колдовстве в большинстве случаев исходили не из действий или поступков евреев, а были частью представлений о них. Существенной чертой страха большинства христиан перед евреями как колдунами было то, что он проявлялся ко всему еврейскому народу, а не к отдельным его представителям.

Христианскими церквями любая магия (даже заявляющая о себе, что она белая) считалась дьявольским порождением. Сатана считался главным источником волшебства. Естественно, что связь Дьявола и евреев, существовавшая в сознании христиан, привела христиан к выводу, что евреи сами активно используют магию. В евреях видели одних из самых могущественных колдунов средневековой Европы. Для сознания большинства средневековых христиан существование Дьявола, демонов и злых колдунов было абсолютной реальностью, не подвергаемой сомнению – и отождествление евреев с тёмными силами порождало к ним страх и ненависть.

В средневековых мистериях и мираклях, ставящихся на тему распятия Иисуса, евреи, подстрекаемые Сатаной, применяют против него самые страшные чары и заклинания, варят ведьмовское зелье, сопровождая свои действия обрядами, описания которых позаимствованы у знатоков средневековых сатанинских культов.

Ещё в древности язык иврит, на которым были записаны священные еврейские тексты, приобрёл статус эффективного магического средства. Сами евреи полагали, что их язык – единственный, понятный ангелам, язык Бога, и язык, на котором говорил первый человек. Синкретическая магия эпохи эллинизма охотно заимствовала из него различные слова и имена. Такие же процессы происходили и в исламском мистицизме, и у магов Западной Европы, поскольку мистики были убеждены, что экзотический и труднопроизносимый язык придаёт особую эффективность магическим формулам. В Средние века ходило немало амулетов с надписями на еврейском языке, но они, в основном, были изготовлены христианами – для нужд своих единоверцев. Ранние христианские теологи, например, Иоанн Златоуст, считали, что евреи могут заманить христиан своими амулетами в синагогу. Христианские обыватели, не имевшие представления об иудаизме, готовы были увидеть еврейскую магию в любых, даже самых безобидных обрядах в силу их чужеродности (омовение рук после кладбища, поиски хамеца и ритуальное очищение печи в Песах). Под давлением еврейской общественности раввинам пришлось отменить некоторые ритуальные действия или предписать крайнюю осторожность в их выполнении. Мезузы воспринимались христианами как предмет, обладающий очень большой силой.

2. Античные истоки концепции колдовского навета.

Как и в случае с кровавым наветом, один из путей, по которому средневековая Европа обогатилась колдовским – унаследование представления о евреях-колдунах из античного мира. «Магические папирусы» эпохи эллинизма много заимствовали из еврейской традиции. Как в античную эпоху, так и потом в Средневековой Европе выходцев с Востока считали колдунами и астрологами, в античную эпоху слово «халдей» стало синонимом мага, арабы считались великими магами и звездочётами. У восточных народов действительно было больше мистических и магических учений, чем у народов Запада. Также у народов Востока было много амулетов, оберегов и прочих культовых предметов, связанных с магией или напоминающих о ней (например, мезуза у евреев), также на Востоке было много ритуалов, которые могли восприниматься римлянами и греками как магические.

У многих античных авторов мы можем обнаружить отождествление евреев и магов или приписывание магических занятий некоторым представителям еврейского народа. Ориген в III веке характеризует евреев как народ, искушённый в волшебстве и наделённый магическими способностями.

Многие античные авторы, а в особенности ранние, считали евреев народом философов и мудрецов. Евреев называли «философской сектой у сирийцев». По словам греческого автора, Клеарха из Сол, жившего около 300 года до нашей эры, «у индов философов называют каланами, у сирийцев – иудеями». Вообще, раннегреческие историки и этнографы были плохими этнографами, и часто путали евреев, финикийцев и сирийцев. Как писал римский автор Нуменей Апамейский, «что есть Платон, как не Моисес (?????? – Моисей), говорящий по-аттически»? Вполне естественно, что античное сознание развило эту мысль и сделало из части мудрецов магов, колдунов и астрологов.

При раскопке карфагенского порта Хадрумет были найдены магические таблички с именем бога Израиля – в частности, им заклинали различных злых духов: «Я заклинаю тебя, дьявольский дух, находящийся здесь, священным именем. Это имя Аоф, Алаоф, Бог Авраама, Йао Исаака, Йао, Аоф, Абаоф, Бог Израиля». Из этой таблички можно сделать вывод, что в Карфагене жили евреи – и практиковали раннемистические элементы своего культа.

По Посидонию Апомейскому (римский автор, живший на рубеже второго и первого веков до нашей эры), «местные жители (т.е. евреи, речь идёт о земле Израиля), будучи колдунами, прибегают к заклинаниям, а также пользуются мочой и другими зловонными жидкостями, которые они льют на асфальт… дают ему застыть… разрезают на куски». Удивительные для жителей средиземноморья той эпохи свойства асфальта, ископаемого Мёртвого моря, которым славилась земля Израиля, показаны Посидонием результатом магического ритуала, описание подобных которому можно встретить и потом, в Средние века.

Глава 3. Прочие антииудаистские концепции.

1. Представление о специфических еврейских болезнях.

Как я писал в предыдущих главах, в Средние века кровавый и колдовской наветы восходили к идее, что евреям нужны кровь и исполнения магических обрядов для различных причин, но в том числе и для излечения от специфических еврейских болезней. Что же это за специфические еврейские болезни, и на каком основании христиане утверждали, что евреи их переносят?

Представление, что евреи не такие, как все люди, из которого следовало, что еврей только внешне напоминает человека, в Средние века выражалась и представлениями о специфических еврейских болезнях. Чаще всего среди недомоганий, присущих евреям, называли менструации, бывшие, по мнению христиан, регулярно как у женщин, так и у мужчин, затем шли всевозможные кровотечения и геморрой. Кроме того, специфическими «еврейскими» болезнями считались золотуха, малокровие и многочисленные кожные заболевания и язвы, сопровождающиеся зловонными выделениями. В начале XVII века, в 1602 году крещеный еврей Франциск издал каталог «еврейских» болезней с распределением на 12 колен Израиля (невзирая на тот факт, что по еврейской истории 10 из 12 колен пропали), с учётом того, кто выполнял какие действия во время казни Иисуса – эти болезни считались наказаниями за богоубийство. Франциск был не первым в средневековой Европе, кто упоминал, что евреи страдают определёнными болезнями – он просто классифицировал их и систематизировал список.

По этому списку, евреи колена Рувима наказаны тем, что все растения, к которым они прикоснутся, через три дня засыхают. У Евреев колена Симона должны на руках и ногах появляться кровавые раны, поскольку их предки, судя по написанному в каталоге, избивали Иисуса. Евреи колена Зебулона наказаны тем, что каждый год у них появляются открытые язвы во рту (за деление одежды Иисуса), у евреев колена Исахара всё тело покрывается кровавыми рубцами, евреи из колена Леви не могут сплёвывать болезнетворную мокроту. Евреи из колена Дана каждый месяц, согласно каталогу, страдают от гнойных язв на всём теле и источают сильное зловоние, что прячутся даже от соплеменников и исцеляются христианской кровью. Евреи из колена Гада наказываются болезненными наростами, которые появляются у них на шее и голове (наказание за терновый венок на голове Иисуса). У евреев колена Ашера, согласно каталогу, правая рука короче левой, а евреи колена Нафтали имеют четыре свиных клыка и свиные уши, у евреев из колена Вениамина изо рта выползают черви, когда они пытаются заговорить, у еврейских женщин колена Иосифа после тридцати трёх лет во время сна во рту заводятся черви. Концепции о болезнях, связанных с кровотечением можно объяснить буквальной антииудаистской трактовкой евангельской фразы еврейской толпы, обращённой к Пилату: «кровь его на нас и на детях наших» (от Матфея 27:25).

Среди перечисленных в каталоге заболеваний чаще всего перечисляются язвы и наросты на телах у евреев. Инфернализация евреев и представления об их нечеловеческой сущности делали всякого еврея изначально носителем той или иной болезни. Но средневековые христиане не были оригинальными в приписывании евреям этих болезней – особенно язв и наростов на всём теле.

Как и описанные мной выше антииудаистские концепции, представление об особой болезненности евреев и их специфических болезнях берут своё начало из эпохи античности, из эллинистического периода, мифы о болезни евреев язвами и проказой происходят, в основном, из александрийских кругов. Многие античные авторы писали о евреях, как о народе, изначально страдавшем язвами, проказой и прочими болезнями. Причём зачастую писали об этногенезе евреев как о слиянии больных людей в новый народ.

2. Ассоциация иудаизма с определёнными животными.

Ещё одна средневековая антииудаистская концепция – ассоциация евреев и иудаизма с какими-либо животными, приписывание евреям животных, считавшимися символами нечистоты, зла или глупости. Как я уже упомянул выше, средневековые христиане воспринимали еврея как нелюдь, лишь внешне похожую на человека или как демона во плоти. Но были сформированы концепции, представляющие евреев и как существ, внешне и внутренне отличающихся от людей. Например, по вышеупомянутому каталогу Франциска евреи колена Нафтали имеют четыре свиных клыка и свиные уши.

Фигура еврея с рогами не была для средневековья чем-то необычным. Нам известна фигура Моисея с рогами, выполненная Микеланджело. Моисей изображён таким в христианских средневековых манускриптах, а также на росписях и мозаиках в церквях. Это обычно толкуют ошибкой в переводе Библии на латынь (Вульгате), ивритский корень ??? означал и сияние и рога.

Однако в средневековых документах мы встречаем изображения простых евреев с рогами на голове. В 1267 году Венский Собор издал постановление, согласно которому евреи должны носить «рогатую шапку», как опознавательный знак. Естественно, эта шапка указывала на отношения евреев с Дьяволом. Некоторые художники на картинах, изображавших евреев, рядом с ним рисовали Дьявола, сделав на рисунку приписку: «это еврей Дьявол». Характерным атрибутом Дьявола наряду с рогами является хвост, и христиане абсолютно серьёзно полагали, что евреи обладают хвостом, который научились очень тщательно скрывать от посторонних взглядов . Характерной чертой еврейской внешности, на которой делался акцент на средневековых рисунках и гравюрах была «козлиная бородка» евреев; еврей ассоциировался с козлом (как и Дьявол). Козёл был в Средние века символом похоти и мужского начала. Как пишет Лев Поляков, «В этом плане евреи рассматриваются как обладающие избытком мужского начала. Евреи в глазах средневековых христиан – «настоящие сверхчеловеки, колдуны, которых тайно боятся и почитают.» Козёл выступал в качестве любимого домашнего животного евреев или транспортного средства, на которого садились задом наперёд (очевидно, чтобы ещё раз показать, что иудаизм слеп и не видит своей цели – И. Г.). Козёл зачастую символизировал иудаизм или еврейского Бога. Помимо символики похоти и мужского начала козёл был символом глупости и упрямства. Также существовал и образ еврейской свиноматки. Существовали гравюры и рисунки, показывающие, как огромная свинья рожает или выкармливает еврейских детей. Скульптурная композиция в голландской церкви, изображающая еврея, сидящего на козле задом наперёд, причём задние копыта козла раздвоены, а на передних – когти. В Италии в конце XIV века художники придумали уподобить евреев скорпионам. На картинах и фресках это существо часто изображается на еврейских штандартах, щитах и одеяниях. Во второй половине XV века в Германии появляется карикатурное изображение евреев с длинным носом и безобразным телосложением.

Конечно, в качестве источника концепции о сравнении иудаизма и евреев с различными животными можно выделить ксенофобные архетипы, утверждающие, что у чужаков нет души, и каждый народ считал именно себя настоящими людьми. И во многих традиционных обществах общее бездушие инородцев и животных заключается в том, что они могут превращаться друг в друга. Но и у этой концепции о соотнесении евреев и иудаизма с различными животными можно найти корни в период античности.

Некоторые из античных авторов утверждали, что палладиумом Иерусалима является осёл. Приписывание культа осла заимствовано из Египта, библейский рассказ о пребывании евреев в Египте и исходе был соотнесён с египетским рассказом о гиксосах, и евреев отождествляли с гиксосами. И главным богом гиксосов был Сет-Тифон, представляемый либо с головой осла, либо верхом на осле. Посидоний Апамейский, живший в конце II века до нашей эры, был одним из первым античных авторов, кто писал о еврейском культе осла – Иосиф Флавий считает, что именно Посидоний послужил источников для упомянутого Апионом мифа о культе осла. Посидоний писал об Антиохе IV Епифане, ворвавшемся в Святая Святых и увидевшим там золотую голову осла. Иосиф Флавий цитирует Апиона, который в данном случае использовал миф Посидония: «Апион имеет дерзость заявлять, что в этом святилище иудеи поместили ослиную голову, поклоняются ослу и считают его достойным почитания». Вероятно, самым первым античным автором, упоминавшем о еврейском культе осла, был Мнасей Патарский, живший около двухсотого года до нашей эры. Он письменно зафиксировал миф, что во время затяжной войны между иудеями и идумеянами идумеянский жрец по имени Забидон во время осады Иерусалима «спокойно вошёл в Храм, стащил золотую голову «осляти» и поспешил обратно в Дору».

3. Всемирный Кагал.

В качестве ещё одной существенной средневековой антииудаистской концепции можно выделить концепцию о Всемирном Кагале. Согласно этой концепции, существует всемирная еврейская община, организовавшая заговор, направленный на уничтожение христианского мира изнутри и на мировое господство.

В поздние Средние века кровавый и колдовской наветы утверждали: евреи совершают ритуальные убийство, использую кровь, магию, яды, направленные на уничтожение христианского мира. Существовали мифы, согласно которым евреи варили труп и разбрасывали его части в источники воды, чтобы отравить или заразить чумой всю воду в городе – а самим остаться в живых. В Средние века евреи действительно болели чумой меньше, чем христианское население. Но объясняется этот факт легко: в то время, как христиане не соблюдали правила гигиены, евреи соблюдали, по крайней мере, ритуальную чистоту.

Летом 1321 года в Аквитании возник слух, что среди евреев и прокажённых возник заговор, направленный на уничтожение всего христианского мира, отравив родники и колодцы. Яд по одной версии был составлен из смеси человеческой крови, мочи и трёх тайных трав с добавлением просфоры (гостии), по другой версии – из смеси жабьих лап, змеиных голов и женских волос, смоченных «очень чёрной и зловонной жидкостью» (типичный для Средних веков рецепт магического зелья – И.Г.), инициаторами этого заговора, по слуху, были евреи, исполнителями – прокажённые. По одной из версий, среди зачинщиков данного заговора состояли правители мусульманских стран, Гранады и Туниса, по ещё одной – сам Дьявол. Во времена Крестовых походов христиане считали, что евреи как выходцы с Ближнего Востока могут пойти на союз с мусульманами в борьбе за мировое господство. Во время первого Крестового похода христиане считали, что евреи могут вместе с мусульманами уничтожить храм Гроба Господня. В Средние века немало зафиксированных источников, утверждавших, что евреи некого города составили заговор с целью сдать город захватчикам: взятие вестготского города Арлеса предводителем франков Кловисом в 508 году, взятие Бордо нормандцами в 848 году, взятие Тулузы маврами в 852 году. (хотя мавры не захватывали Тулузу) В некоторых легендах в поздние Средние века можно встретить еврея с турком, вынашивающих совместные планы по уничтожению общего врага, христиан. В XVI веке в Византии (стране, бывшей непосредственным наследником античного мира – примечание И.Г.), когда турки представляли собой серьёзную угрозу для империи, возник слух о том, что евреи вступили с турками в тайный сговор и занимаются шпионской деятельностью в их пользу.

В Средние века существовало множество легенд о том, что еврей просил у христианина некие компоненты для магических операций, включая человеческое сердце, но христианин не решался на такое и приносил свиное сердце, выдавая его за человеческое, после чего еврей проводил магические обряды (а потом закапывает в поле или отравляет колодец), а на следующий день все свиньи либо погибают либо собираются в одно место и убивают друг друга. То есть основа этого мифа была неизменной: еврей хотел уничтожить христианский мир либо простым отравлением, либо посеяв конфликт среди христианского населения. В 1348 году, когда эпидемия чумы уничтожила треть населения Европы, начались преследования евреев, которых считали отравителями колодцев. Представление о том, что евреи намерены уничтожить всех христиан, глубоко укоренилось в массовом сознании – и христиане стали думать, какой же следующий заговор предпринят евреи ради уничтожения христиан. Средневековые христиане были убеждены в том, что евреи суть исчадия дьявола, которые жаждут уничтожить весь христианский мир и готовы действовать не только прямыми методами, убивая христиан, но и косвенно, – посредством магических ритуалов. Иначе эти средневековые источники покажутся полной бессмыслицей.

Одной из причин веры во всемирный еврейский заговор в Средние века была вера в ненависть евреев ко всему христианскому миру. Христиане, пытавшиеся, защититься от собственных подсознательных мотивов, обвиняли в них евреев, пытаясь оправдать самих себя. В соответствии с концепцией проективной инверсии, факт, что христиане ненавидят евреев, должен соответствовать факту, что евреи ненавидят христиан и весь христианский мир. Евреи воспринимались как чужаки, но чужаки не только для жителей той или иной страны, а для всей западноевропейской цивилизации в целом, готовые погубить изнутри культуру, в которую они внедрились.

4. Инфернальный образ еврея.

В качестве ещё одной средневековой антииудаистской концепции можно привести концепцию об инфернализации евреев, то есть представления о евреях как о демоническом народе или как о демонической религии. Эта концепция не восходит к эпохе языческой античности, она является непосредственно христианской. Но её истоки прослеживаются в раннехристианские времена, то есть в период поздней античности.

Христианское духовенство убедилось, что проповедь среди евреев не приносит большого результата и начало вести антииудейскую политику. Христианские духовные лидеры той эпохи говорят, что разрушение Храма и изгнание евреев из земли Ханаан могли быть Божьим наказанием, доказывающим, что Бог от них отвернулся. Евангелие от Иоанна, которое интерпретируют, как наиболее антииудаистское (я присоединяюсь к мнению Кристофера Пробста, что оно не имеет антиеврейской направленности, такова лишь его христианская теологическая интерпретация, а Иисус – большей частью ортодоксальный иудей), именно там упоминается фраза «отец ваш Дьявол», (8: 44), перелагает ответственность за убийство Иисуса с римлян на евреев. Иисусу постепенно приписывается божественность, а евреи становятся народом-богоубийцей. Существует также гипотеза, что выбор имени самого апостола-предателя Иуда показывал на греховность всего еврейского народа и распятия им Иисуса, ведь средневековые христиане всякое явление или предмет воспринимали не просто как таковое, а как символ. Можно сделать вывод, что в сознании христиан в ту эпоху не христианство было сектой, отколовшейся от иудаизма (точнее, от библейского иудаизма), а иудаизм откололся от христианства или протохристианства, зачастую в средневековых христианских источниках можно встретить название евреев «сектой». В Откровении Иоанна Богослова еврейское молитвенное собрание названо «сборищем сатанинским» (2:9 и 3:9). Слово «иудеи», под которым автор Евангелия подразумевает тех, кто не признал Христа, как следует из самого текста, относится не ко всему народу, а к духовным лидерам – книжникам и фарисеям.

Евреи были превращены Отцами Церкви, главным образом, Августином, в «свидетелей его истинности христианства», их существование в диаспоре должно было доказывать, что христианство истинная религия. Августин писал, что само существование евреев является Божьим доказательством существования Христа, что их рассеяние есть плата за их грехи, евреи потеряли свою избранность, однако, не лишились духовного потенциала, то есть, в эсхатологические времена они примут христианство – его Антииудаизм не был таким строгим, как антииудаизм Иоанна Златоуста. Иоанн Златоуст интерпретирует фразы «Порождения Ехидны», и «отец ваш Диавол» буквально и обращёнными ко всему еврейскому народу. Комментируя слова Иисуса из Луки 19:27 «врагов моих, которые не хотели, чтобы я царствовал над ними, приведите сюда и избейте передо мной», Иоанн Златоуст говорит, что Иисус имеет в виду евреев, что с появлением Нового Завета Завет, полученный Моисеем уже не действует, и евреи больше не нужны миру. По высказываниям Иоанна Златоуста, евреи – народ, который сам отверг свою избранность: «Истинно жалки и несчастны они, намеренно отринувшие и бросившие столько благ, с неба пришедших в их руки. Нет ничего жалче иудеев: они всегда идут против собственного спасения … Они были ветвями святого корня, но отломились: мы не принадлежали к корню, и принесли плод благочестия» – Иоанн считает христианство религией-преемницей библейского иудаизма.

Вспоминая случай изгнания Иисусом торговцев из Храма, Иоанн Златоуст говорит, имея в виду синагогу, что это «бордель, бастион греха, крепость Дьявола… притон грабителей, торгашей мошенников и грязных диких зверей, вместилище демонов. Когда оставит Бог, тогда место то делается жилищем демонов. И это же можно сказать и о еврейской душе. Синагога затаскивает в сети Дьявола, общество христоубийц». Он говорил, что в синагогах евреи поклоняются не Богу, а Дьяволу, пусть и нет в них дьявольских изображений: «Если там не стоит идол, зато живут демоны». Ссылаясь на Библию, он утверждал (Псалмы 96:37), что евреи «приносили в жертву Дьяволу сыновей и дочерей, они хуже диких зверей, ибо безо всякой надобности своими же руками умерщвляли чад своих, дабы ублажить злобных демонов, врагов рода человеческого». По словам Иоанна Златоуста евреи занимались демонопоклонничеством ещё в библейские времена – в христианский период они просто стали активнее поклоняться демонам.

Как я упомянул выше, именно у Иоанна Златоуста появляется первый в истории христианского мира кровавый навет на евреев. У него также встречается и колдовской навет на иудаизм: «иудеи обещают вылечивать, и поэтому-то он (христианин) и бегает к ним: раскрой их хитрости, чары, привески, снадобья… Лучше умереть, нежели прибегнуть к врагам Божиим, и чрез них получить исцеление. Какая, в самом деле, польза вылечивать тело, когда гибнет душа?». Уже в эпоху поздней античности, как потом и в Средние века евреи были известны как квалифицированные врачи. И тогда немало людей сводили медицинский опыт евреев к магии и к демоническим силам. Еврейский народ, подобно царю Соломону (см. предыдущую главу), наделяется народным сознанием возможностью исцелять, прибегая к демонической магии, но с позиции церкви исцеление у евреев наносит урон душе. Со стороны Отцов Церкви это было политическим приёмом, направленных на ограждение христиан от еврейского влияния – и для укрепления позиции Церкви.

Заключение.

В данной работе я рассмотрел основные антииудаистские концепции, распространённые в Европе в Средние века: кровавый навет, колдовской навет, Всемирный Кагал, представление о евреях как о нечеловеческих существах, близких животным или демонам, о специфических еврейских болезнях – и попытался выявить причины этих концепций.

Представления о евреях, как о демонических созданиях и чёрных магах были распространены во всех слоях христианского общества Европы. Среди высшего духовенства, королей и высшей аристократии они встречались гораздо реже, и они часто старались сдержать гнев большинства, направленный против евреев (особенно в поздние Средние века), однако, то есть духовенство низшей иерархии вместе с мирянам) активно способствовали созданию, распространению и развитию антииудаистских мифов, поскольку антииудаизм чаще всего зарождался именно среди мирян и низшего духовенства.

Все эти средневековые антииудаистские концепции могут быть объяснены как имманентные, внутренне присущие эпохе Средневековья. Одно из объяснений – ксенофобные архетипы, в соответствии с которыми, чужаки часто не обладают душой и не являются людьми в полном смысле этого слова. Обвинения, подобные антиеврейским, встречались за пределами Европы, направленные к различным национальным и религиозным меньшинствам. Когда некая культура впервые сталкивается с другой культурой, сильно развитой и имеющей свою традицию, может зародиться впечатление, что та культура состоит из колдунов и чародеев – на эту мысль наталкивают и экзотические языки, и непонятные обряды. Свои обычаи, своя культура евреев представлялось как нечто, несвойственное нормальной человеческой жизни; еврейская традиция представлялась как магия, что делало евреев в сознании христиан лёгкими кандидатами в участники ритуального убийства и чёрные колдуны.

Антиеврейские мифы Средних веков зачастую противоречат друг другу. С одной стороны, евреи воспринимались, как сверхчеловеческие или демонические существа, обладающие сверхъестественными силами, с другой стороны, другие антисемитские мифы описывали их как существ очень ослабленных и болезненных. Однако, в поздние Средние века мифологическое сознание синтезировало эти два мифа, и создало миф, согласно которому евреям нужны человеческая кровь и органы для лекарства от особых еврейских болезней и для приобретения огромных сил.

Среди психологических причин антииудаизма в средневековой Европе можно выделить фрейдистские понятия, например, вымещения, когда человек или группа лиц вымещает свою злобу на невинных людях. И проективная инверсия, когда более сильная социальная группа обвиняет более слабую в своих грехах и тайных желаниях, зачастую, неосознаваемых. Кровавые наветы были в большой степени проекцией символического ритуального каннибализма (потребление плоти и крови Христа), перенесённого христианами на евреев. Самих христиан языческая римская власть обвиняла в ритуальных убийствах, их считали «тёмной сектой с жестокими колдовскими ритуалами». Считали, что «христиане приносят в жертву младенцев и выпивают их кровь» (так писал историк Плиний Младший императору Траяну), а так же пожирают раздираемые на части трупы младенцев, занимаются блудом и кровосмешением.