Прорыв выживших. Враждебные земли

Гвор Михаил

НОВЫЙ фантастический боевик от автора бестселлера «Поражающий фактор». Пережив Третью Мировую войну вдали от больших городов, стертых с лица земли ракетно-ядерными ударами, немногие уцелевшие пытаются спасти цивилизацию, остановить варварство, остаться людьми даже в атомном аду. Но десять лет, прошедшие после апокалипсиса, – слишком малый срок, чтобы планета успела залечить радиоактивные язвы. Необратимо меняется климат, резко холодает, гибнет скот и вымерзают посевы, запасы на исходе, пустеют армейские склады, продолжаются набеги мародеров и голодных банд… В конце концов принято решение уходить на юг. На пути переселенцев – враждебные Дикие земли и зоны радиоактивного заражения, выжженные пустыни на тысячи верст, бандитские засады и целые «города победившей братвы». Чем закончится это Великое переселение, превратившееся в отчаянный прорыв? Что ждет выживших в конце похода? Встреча с родными и близкими после 10-летней разлуки? Или новая беспощадная война?

Август 2012 года

Мир упал в Эрлик. Злой дух поглотил его. Вспыхнули и погасли вершины Укока, зазвенела Белуха, глухо и раскатисто отозвались Камза и Медвежий стан. Вселенная вспыхнула, являя свой первозданный ослепительный лик вечного света, и провалилась в глухую тьму. Духи разом открыли пасти, ощерившись на пропавшего в оглушительном рокоте человека, без сожаления кромсая на куски посмевшего вырвать душу мира. Над белоснежными вершинами Таван Богдо Олы полыхало медно-красное зарево, и земля застонала под ногами, содрогаясь от ужаса. Алтай-Ээзи гневался на человека за то, что не принесли ему рыжего быка, а прекрасная От-Эне жгла в небесном аиле можжевельник, чтобы уберечь животных от своей всепоглощающей ярости… Человек, человек! Зачем ты обидел духов? Ради чего разрушил гору и перебил птиц? Духи кричали и стонали, заливая все вокруг безжалостным огнем, и трясли землю, изнывая от боли и злобы…

Кымзаар сидела у входа в аил, перебирая в руках острые косточки. Горячий ветер трепал полы оленьей куртки. На обвисшей, сморщенной груди, предвещая недоброе, звенели и перестукивались, хохоча, костяной Джутпа и каменный Арба. Старая шаманка шептала, стараясь объять внутренним взором лес и полыхающую в священном огне От-Эне гору. Духи пели песнь крови, обрекая человека на гибель. Почерневшее от старости лицо старухи сморщилось, из закрытых глаз текли крупные слезы. Она была лишь сосудом ярости духов, в котором плескалась черная бездна, вырываясь из-под тяжелых, опухших век, сворачивая пространство и поглощая окружающие шаманский аил трепещущие и гнувшиеся на жарком ветру строения соплеменников…

– Бабушка, бабушка!..

Кымзаар очнулась. К ней стремглав бежала Патпанак:

– Бабушка, бабушка, что это!!! Алтай-Ээзи плачет! – кричала она, задыхаясь. Едкая гарь набивалась в легкие, мешая дышать: оживший ветер гнал раскаленный песок с вершины Тавана, застилая равнину непроглядным покрывалом.