Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите…

Гвор Виктор

Про попаданцев все пишут. А я чем хуже? Правда, всерьез не получается. Но постебаться-то можно! А кто без чувства юмора — сам виноват!

Пролог

— Итак, профессор, что Вы можете нам представить?

Председатель комиссии, высокий моложавый мужчина с начинающими седеть волосами, вопросительно посмотрел на маленького, похожего на колобок профессора Швайзенцайгера. Комиссия была небольшой, но представительной. Всего пять человек, но все, кроме председателя, затянуты в генеральскую форму, а знаки различия… Ученый, чье знакомство с бундесвером ограничивалось экраном телевизора, даже не представлял существования таких. Председатель в шикарном гражданском костюме, однако уважение, оказываемое ему генералами, говорило само за себя. Швайзенцайгер нервничал, дальнейшее финансирование работ находилось в руках этих людей.

— Вот, посмотрите, пожалуйста, — засуетился профессор, — на этом мониторе мы можем наблюдать картинки из прошлого.

На экране, действительно, шло какое-то действие, напоминающее исторический фильм.

— И что? — саркастически усмехнулся один из гостей. — Вы теперь можете точно сказать, сколько еретиков сожгли на кострах Баварии в двенадцатом веке?

Глава первая

Сексуально-матримониальная

Присутствовавшие молчали.

— Тогда на хрен все отсюда! — заревел Игорь.

Бояре, холопы и прочая челядь дисциплинированно освободила помещение, придавив в дверях всего лишь двоих.

— Ну, Петрович, — обратился князь к товарищу по несчастью, — чего будем делать?

— Снимать трусы и бегать, — буркнул тот. — Всё из-за тебя, пьянь подзаборная: «давай попробуем, давай попробуем…» Обратного пути-то немае! Хрен здесь найдешь даже самую завалящую ЛЭП! Да и некуда возвращаться, мы ж копии. А оригиналы сейчас самогон в Подьяково потребляют!