Хозяйка сердца

Даймонд Глория

Долгие годы ждала Одри Клиффорд случая, чтобы поквитаться с виновником смерти своей сестры. Под подозрением были три человека, и она предвкушает сладостный миг торжества, когда выведет преступника на чистую воду. Однако открытию истины отнюдь не сопутствовали удовлетворение и триумф, и Одри вдруг поняла: она никогда и не жаждала мести, а лишь искала справедливости. И обрела ее вместе с покоем и любовью.

Пролог

— Где моя сестра? Верните мою сестру! — кричит, захлебываясь слезами, малышка в коротеньком платьице.

Джон смотрит в расширенные от ужаса глаза девчонки, и его охватывает страх. Крик ребенка переходит в истошный, леденящий кровь вопль, который вспугивает разгуливающих у кромки воды чаек. Следом за ними с выброшенного океаном на берег полугнилого топляка взмывают в воздух какие-то устрашающего вида огромные птицы.

— Это они погубили Эстер! Это они! — надрываясь, бьется в истерике девочка, но тычет пальцем лишь в Джона, словно не замечая двух других парней, стоящих рядом с ним с отсутствующим видом.

Полицейский угрожающе позвякивает уродливыми, похожими на клешни краба наручниками, решая, на кого же из троицы обвиняемых надеть «браслеты», чтобы препроводить куда следует. Но вот металлические полукольца смыкаются на запястьях Джона, и он что есть мочи кричит:

— Я ничего не видел! Ничего не знаю!

1

Джон открыл дверь гостиничного бара и по-собачьи повел носом, принюхиваясь к царящим в помещении запахам. Он словно размышлял, входить или нет, как будто у него был выбор. Конечно, сейчас предпочтительнее отправиться на рыбалку, но об этом можно только мечтать.

Он хорошо знал, что если сегодня не появится на работе, то Фреда может хватить апоплексический удар. А тогда ему, Джону Олтману, придется взять на себя хлопоты по управлению отелем «Буревестник» и одноименной гостиничной фирмой. Упаси Господи! Джон содрогнулся от перспективы провести остаток жизни в четырех стенах за письменным столом, а главное — рядом с кузенами. Оказаться тет-а-тет с голодной акулой и то лучше.

Конечно, он мог одним махом многое, если не все, изменить и переиграть в делах гостиницы, ставшей для него за последние двадцать два года родным домом. Но сдержанность являлась отличительной чертой Джона и уберегала его от скоропалительных поступков. К тому же теперь, когда родственные неурядицы давно стали достоянием истории, не стоило суетиться и торопить события.

Перешагнув порог бара, Джон вгляделся в полумрак. Интересно, в каком настроении кузены сегодня? Не хотелось бы с утра сцепиться с ними по какому-нибудь, самому что ни на есть дурацкому, поводу.

Фредерик и Юджин, его ближайшие родственники и, увы, партнеры по бизнесу, стояли к Джону спиной, и он видел, как напряжены плечи старшего из братьев и как покачивает младшего. Неужели один уже пребывает в дурном настроении, а другой успел надраться с утра пораньше?