Мой дядюшка Освальд

Даль Роальд

Вниманию читателей предлагается роман «Мой дядюшка Освальд» классика английского черного юмора Роальда Даля (1916–1990). В России это произведение публикуется впервые. Перевод Ирины Кастальской.

Время от времени я испытываю непреодолимое желание вспомнить моего дядюшку Освальда и воздать ему должное. Я имею в виду, разумеется, покойного Освальда Хендрикса Корнелиуса, человека тончайшего вкуса, бонвивана, коллекционера пауков, скорпионов и тросточек, ценителя оперы и знатока китайского фарфора, соблазнителя женщин и, без всякого сомнения, рекордсмена всех времен и народов в том, что касается внебрачных связей. Любой другой известный претендент на этот титул выглядит просто смехотворным, если его достижения сравнить с успехами моего дядюшки Освальда. Особенно старый бедолага Казанова. Рядом с дядюшкой Освальдом он кажется человеком, страдающим от серьезного нарушения функции полового органа.

Пятнадцать лет назад, в 1964 году, я опубликовал первый маленький отрывок из дневников Освальда. В то время я постарался выбрать наиболее невинный кусок, который не оскорбил бы изысканного вкуса нашего общества. Речь идет, если вы помните, о безобидном и довольно фривольном описании совокупления моего дядюшки с одной прокаженной в Синайской пустыне

{1}

.

Все прошло удачно. Но я ждал целых десять лет, до 1974 года, прежде чем рискнул опубликовать второй отрывок. И снова мне пришлось поломать голову: нужно было найти такой кусок, который, по крайней мере по меркам Освальда, не постеснялся бы прочитать викарий в воскресной школе при деревенской церкви. На этот раз я выбрал рассказ о создании чудодейственных духов: едва вдохнув их, любой мужчина испытывает такое неудержимое влечение к женщине, что готов изнасиловать ее прямо на улице

{2}

.

Публикация этой милой истории не повлекла за собой серьезных юридических последствий. Но я получил массу откликов совсем иного толка. Мой почтовый ящик вдруг оказался забит письмами сотен читательниц, умоляющих прислать им хотя бы каплю волшебного эликсира Освальда. С той же просьбой ко мне обратилось огромное множество мужчин, включая отвратительнейшего африканского диктатора, представителя левого крыла британского кабинета министров и кардинала из Ватикана. Принц из Саудовской Аравии предлагал мне невообразимую сумму денег в швейцарской валюте, а однажды ко мне заявился человек в темном костюме из американского ЦРУ с полным чемоданом стодолларовых банкнот. С помощью духов Освальда, сообщил он мне, можно скомпрометировать практически всех русских государственных деятелей и дипломатов, поэтому его люди хотят купить формулу.

К сожалению, у меня не было ни одной капли чудесного эликсира, так что на этом дело и закончилось.

1

Лондон, июль 1938 года

Только что вернулся с завода «Лагонда» в Стайнсе, Визит прошел весьма удачно. У. О. Бентли угостил меня обедом (лосось и бутылка «Монтраше»), и мы обсудили разные приспособления для моей новой модели У12. Он пообещал мне набор клаксонов, которые будут играть Son gia mitte е Tre Моцарта. Некоторым из вас, вероятно, покажется, что я впадаю в детство, но вы только представке: каждый раз, как услышишь звук клаксона, будешь вспоминать, что старина Дон Джованни к тому времени лишил девственности одну тысячу и трех пышногрудых испанских девиц, Я сказал Бентли, что сиденья должны быть обтянуты тонко выделанной крокодиловой кожей, а панельная обшивка облицована тисом. Почему тисом? Да просто потому, что из всех деревьев я предпочитаю цвет и фактуру английского тиса.

Но что за удивительный человек этот У. О. Бентли! Повезло же «Лагонде», когда он перешел к ним. Хотя, конечно, печально, что человек, создавший и давший свое имя одному из лучших автомобилей мира, вынужден был покинуть свою собственную компанию и перейти к конкуренту. Однако, благодаря ему «Лагонда» стала бесподобной машиной, и лично я ни за что не сяду в другую модель. Хотя эта обойдется недешево. Я даже не предполагал, что автомобиль может стоить таких бешеных денег.

Но кого волнуют деньги? Во всяком случае, не меня — я всегда имел их в избытке. Свою первую сотню тысяч фунтов я сделал в семнадцать лет, потом выпадали случаи заработать еще больше.

Написав эти строки, я вдруг подумал, что нигде в своих дневниках не рассказывал, как стал богатым человеком.