Крысиные гонки

Дартс Павел

O «Крысиных гонках»

Своего рода продолжение Крысиной Башни. Это не «линейное продолжение», когда взял и начал с того места, где прошлый раз остановился. По сути – это новая история, с новыми героями – но которые действуют в тех же временных и территориальных рамках, как и персонажи КБ. Естественно, они временами пересекаются.

Почему так «всё заново»? Потому что для меня – и дла Вас тоже, наверняка, – более интересен во-первых сам процесс перехода, как выражается Олег, «к новой парадигме», и интересны решения, принимаемые в этот период; во-вторых интересна попытка анализа действий героев в разных условиях. Большой город «уже проходили», а как будут обстоять дела в сельской местности? В небольшом райцентре? С небольшой тесно спаянной группой уже ясно – а как будет с «коллективом»? А каково женщинам? Что будет значить возможность «начать с нуля» для разных характеров? И тд и тп. Вот почему Крысиные Гонки, а не Крысиная Башня-2, хотя «оно и близко».

Часть первая. ГОРОД

ЗДРАВСТВУЙ, РОДИНА! ЧТО-ТО ТЫ МНЕ НЕ РАДА…

– Да, ласково Родина встречает!.. – пробормотал Владимир, одной рукой зажимая разбитый, обильно кровоточащий нос, а другой наощупь ища по карманам носовой платок. Где-то должен тут быть туалет…

Инцидент произошёл сразу по прилёту, когда он только-только прошёл паспортный и таможенный контроль, и не имея багажа кроме ручной клади, привычного и необременительного студенческого рюкзака на плече, пробирался через толпу встречающих рейс Франкфурт – Мувск к выходу.  На таможне не трепали нервы, как он опасался, не пытались по обыкновению слупить денег с одинокого соотечественника, прибывшего из-за бугра; шмонали как-то торопливо-лениво, и он совсем было расслабился и даже стал неосознанно искать взглядом в галдящей толпе встречающих родных-знакомых: габаритную фигуру отца в неизменном тёмном пиджаке и при галстуке и сестрёнку-переростка, которых не видел уже три года. Но тут же вспомнил, что о его прилёте они не знают. Ещё в самолёте он вновь попытался дозвониться – и опять безрезультатно. Да, встречать некому, и добираться домой придётся самому.

Люди шумели и толкались, вытягивали шеи, стараясь разглядеть своих – встречающих-прилетевших. Всё было как везде и как всегда, только что вместо английской или немецкой речи вокруг звучала порядком уже подзабытая русская. Уже пробравшись через толпу, и направляясь к стеклянным дверям вестибюля зала прилётов он столкнулся с группой южан, галдящей стайкой направляющихся туда, откуда он только что выбрался – к толпе встречающих. Он шагнул в сторону, уступая им дорогу, они-то явно никому дорогу уступать не собирались, – и задел своим тощим студенческим рюкзаком одного из них. Их было шесть человек, и один тут же, пОходя, как бы между делом, дёрнул его за рукав, и, когда он обернулся – ткнул выставленной ладонью ему сильно в лицо, в нос… Сильно и беззлобно, по-хозяйски, как прогоняют-наказывают пинком надоевшую домашнюю псину, опять некстати попавшую под ноги.

Так быстро и буднично. Он схватился за нос, на мгновение ослепнув от резкой боли и сразу почувствовав под руками мокрое и горячее, а они пошли дальше, продолжая что-то обсуждать на своём гортанном языке, на своём гыр – гыр, как будто мимоходом разбить нос просто проходящему мимо было не только в порядке вещей, но и надоевшей обыденностью; один только удовлетворённо хмыкнул, уже пройдя несколько шагов, обернувшись и увидя как он зажимает нос, и сквозь пальцы у него сочится кровь. А стоящий у входа в аэровокзал полицейский, у которого это произошло на глазах,  в грязноватом сером бронежилете поверх форменной рубашки с коротким рукавом и с АКСУ на ремне, скучно отвернулся в сторону – ну не видел он ничего, вообще ничего не видел, много тут туда-сюда народу проходит…

И вот теперь он, наклонившись, чтобы не залить кровью футболку, одной рукой зажимая нос, другой шаря в карманах в поисках носового платка, стараясь ни с кем не встречаться взглядом, пробирался к повороту за угол, на котором увидел пиктограмму – обозначение мужского туалета.

«ДИКИЙ ЗАПАД» В МУВСКЕ

И не так и не в мать! Doggoned, отец-то, видимо, совсем даже и не сгущал краски, скорее наоборот! Такого оборота событий он не ожидал даже после сегодняшнего утреннего происшествия в аэропорту – это какой-то Дикий Запад, эпоха салунов и пьяных перестрелок, чёрт меня сюда сегодня понёс, хотя может быть это тут каждый день? Может это я реально оторвался от действительности, и сейчас это в порядке вещей? Даже как-то неудобно выходит – все палят друг в друга, а я без кольта, – может это теперь в Мувске неприлично как без штанов?.. – такие мысли вихрем проносились у Владимира в голове, пока он лежал снаружи у дверей фешенебельного (как он раньше считал) ресторана, прикрыв, как это принято при перестрелках в Штатах, голову руками, и стараясь не делать резких движений – да вообще не делать движений! Ещё не хватало схлопотать шальную пулю от чего-то не поделивших в ресторане гангстеров!

Всё начиналось в общем вполне благопристойно и по плану, единственно что поймать машину в город удалось очень не сразу, потом ещё попетляли по городу, словом к ресторану он прибыл когда обычно веселье уже в разгаре; впрочем он ехал совсем не веселиться. Отпустив кар, он прошёл к освещённым дверям ресторана; жрать хотелось зверски, но сначала решил переговорить со швейцаром. Потом он решил, что наверное это была большая удача что он не сунулся сразу в вестибюль – мог и нарваться на шальную пулю. Швейцар, стимулированный к разговорчивости зелёной двадцаткой, поведал что Пётр Адамович здесь не работает уже порядка месяца, что где искать его он не имеет ни малейшего понятия, что вряд ли кто скажет точнее, поскольку за этот месяц персонал обновился почти полностью, но если нужны доступные девочки, то он может… Владимир, слушая болтовню парня в ливрее, озирал ярко освещённый вестибюль, по которому прохаживались дамочки, судя по нарядам как раз те самые «доступные», которых и имел ввиду швейцар; и иногда проходили в зал из бильярдной или наоборот очень довольные собой кавказцы, ведущие себя как хозяева – они хлопали дамочек по задницам, подмигивали и гогоча делали недвусмысленные жесты, на что дамочки реагировали на удивление спокойно и даже благожелательно – куда катимся?.. И это приличный в прошлом ресторан… Кавказцы раздражали, но отец говорил что сейчас их везде полно, и Владимир решил было всё же здесь поужинать, и даже уже собрался было пройти в зал, когда там что-то произошло.

На улице не было слышно, но находящиеся в вестибюле женщины вдруг оживились и быстренько переместились ко входу в зал, образовав полукольцо, в то же время совсем не стремясь туда заходить. Что-то там происходило, что-то одновременно и интересное, и опасное, и, в то же время не очень-то и необычное; во всяком случае особого испуга они не выказывали. Швейцар же сразу погрустнел, замолк, и, просочившись в вестибюль, занял место у входной двери, но уже изнутри. Владимир не испытывал такого интереса к происходящему чтобы пойти в свою очередь вовнутрь; более того, он стал прикидывать где тут есть поблизости ещё что-нибудь застольное, чтобы и не мешать южным гостям Мувска и не участвовать в несомненно интересных делах, которые так возбудили любопытство дам полусвета, столпившихся напротив входа; но тут события понеслись галопом.

Столпившиеся полукругом девки ахнули и отпрянули – то есть что ахнули слышно не было, но это можно было понять по их одновременному движению, две так сразу вообще быстренько ушли в сторону, к туалету, оживлённо переговариваясь. А к двери в зал из бильярдной направился высокий нарядный кавказец, – Владимир обратил внимание, что он был в шикарной ярко-рыжей кожаной курточке по пояс, с какой-то текстовой вышивкой по трикотажному воротнику. Лицо его румянилось и лоснилось,  – видно, что с аллахом насчёт употребления спиртного он, как и остальные кавказцы, сегодня успешно договорился. Немного неверной походкой он прошествовал к толпящимся у входа в зал «дамам», бесцеремонно хапнул горстями обоих рук двоих из них за задницы, обтянутые мини-юбками, так что от неожиданности те шарахнулись в стороны, – и важно прошествовал в зал… И тут же продолжавшие ещё, любопытно вытягивая шеи, толпиться у входа девки стали разбегаться. Наблюдать как «разбегаются доступные девочки» в узких-узких юбках и на высоченных каблуках-шпильках было достаточно смешно, находясь за стеклянной стеной ресторана Владимир чувствовал себя в безопасности и потому задержался, ожидая увидеть что-нибудь неформальное из ночной жизни Мувска. И увидел.

Видимо, кто-то из девок позвал кавказцев, из бильярдной выбежало несколько агрессивно-озабоченных представителей славного племени крючконосых южан, вооружённых бильярдными киями; а у нескольких, в том числе и нёсшегося впереди как авианосец во главе эскадры сопровождения толстого кавказца, чьё выпирающее под белой рубашкой брюхо поддерживали чёрные подтяжки, в руках явно были пистолеты. Владимир дёрнулся было в сторону, но любопытство оказалось сильнее и он остался досмотреть представление. У входа в зал уже никого не было, но видеть что творится внутри мешали портьеры на входе. Оттуда вдруг показался средних лет седой мужик в мешковатом бежевом пиджаке, таща за собой кого-то за руку, увидел спешащих от бильярдной южан, и, не успели они вскинуть оружие, отступая назад в зал вытянул в их направлении руку, откуда ударила в их направлении полупрозрачная быстро слабеющая струя газа… и тут же скрылся обратно за портьерами.  И тут же, пока кавказцы, гомоня, рассыпались полукругом обтекая стороной облачко газа, из зала, из-за портьер с кувырком вылетел, сразу оказавшись посередине обширного вестибюля, высокий парень в чёрных джинсах и чёрной же куртке. Умело перекатившись через плечо он сразу миновал линию прицела нескольких нацеленных на вход в зал стволов, оказался стоящим на одном колене и в руках его тут же оказался револьвер. Часто грохнули выстрелы – стрелял парень; шарахнувшись в стороны, стреляли кавказцы в него, но, кажется, безрезультатно, – тот тут же, выпустив только две пули, вновь перекатился в сторону, и вновь уже оттуда открыл огонь. В начавшейся в вестибюле сутолоке стало ничего не понять; вопя, размахивая руками, бросая бильярдные кии, южане бросились врассыпную, в основном обратно, в бильярдную.

РАЗГОВОР С ОТЦОМ

Тогда они сидели здесь же вот, в комнате; он на диване, отец на стуле, казалось, нависая над сыном всем своим тяжёлым, с крупными чертами лицом.

– И что теперь будем делать? – с отвращением вопрошал он. Владимир молчал.

– Нечего отвечать? Или не хочешь? Каков ты видишь алгоритм твоих дальнейших действий, ааа?? Что молчишь? Серьгу в ухо вставил тоже молча. Теперь, значит, машину угнал – и тоже молча?

– Так получилось…

– Получилось так у него!

РОЖДЕНИЕ ДЬЯВОЛА

Он опять проигрывал. Он это прекрасно чувствовал, поскольку играл в Варкрафт уже не первый год. И тем не менее, чувствуя неминуемый проигрыш, он, в отчаянной попытке переломить ход игры в свою пользу, бился и бился, елозя мышкой, метаясь по всей карте, всему полю боя, пытаясь то убежать от наседающих прокачанных орд орков, то контратаковать, и непременно убить вражеского героя – но всё было тщетно: противник в очередной раз увёл своего героя от атаки, когда жизни-здоровья у того оставалось, казалось бы, всего ничего; а толпа зелёных рыкающих орков-пехотинцев окружила уже его героя с войском, и принялась методично уничтожать его солдат. Артиллерийские расчёты превращались в кровавые кляксы, хрипло вскрикивали, погибая, пехотинцы; гибли не имеющие вообще никакой защиты лекари; эротично-протяжно вскрикивали и падали, похабно раскинув ноги, волшебницы; – он всегда играл за хуманов, то есть за людей. Оппоненты предпочитали всякую нечисть: рыгочущих орков, стремительных эльфов или, того хуже, эту поганую нечисть, нежить, – чёрт бы побрал создателей игры, создавших эту расу: идиотских героев как нарочито сошедших с эпизодов фильмов ужасов, войска: пауков-трупоедов, мясников с огромными ножами и опять же нарочито торчащими внутренностями, труповозки… какой только дурак-извращенец играет за эту расу?? Но кто-то же и играл, и чаще всего выигрывал у него…

В этот раз он бился с орками и проигрывал. Добраться до чужого героя не удалось, войско его погибло, приобрести телепорт своему герою он забыл, – и герой, а с ним и партия, был обречён. Из динамиков раздавался хруст, лязганье оружия, хриплые взрёвывания орков… сейчас прикончат! Восстановить героя, конечно, не даст – по манере игры видно что играет парень агрессивный и бывалый; сейчас пойдёт со всем войском на базу, сомнёт ополчение, пара сторожевых башен его не становит… партия!

На экране высветилась надпись – послание от оппонента, он торопливо захлопнул крышку ноутбука, выходя из игры, он не хотел читать что там пишет этот «победитель», этот, несомненно, самодовольный идиот, – но, тем не менее, непроизвольно прочитал. Ну, что ОНИ обычно пишут, в запале и адреналине, победив? Ну конечно, как всегда: Leave, noob! – Выходи, чайник.

У этого словечка из сетевого слэнга было несколько значений: новичок, неумеха, разиня, лапоть; но наиболее точно подходило, как он считал, именно презрительное «чайник». И практически каждый урод и дебил, выигрывая, пусть даже и после длинной и равной игры, писал это словечко, стараясь, ликуя, опустить оппонента… Ненавижу!

Сволочь! Сам он старался вообще не вступать в переписку при игре: во-первых это отвлекало, а он не так уж быстро двигал мышкой, не обладал отменной реакцией, за счёт чего обычно и побеждали его оппоненты, сам он выигрывал в основном за счёт тактики, продуманной хитрой тактики и стратегии; во-вторых это было просто ни к чему. Даже в начале игры, когда соперник писал ритуально «GL» – гуд лак, удачи, – он никогда не отвечал, потому что прекрасно знал по опыту, что этот же, желающий ему сейчас удачи, как пожимающий руки сопернику боксёр перед началом первого раунда, оппонент будет в конце игры его чуханить, поносить, обзывать, – и «нуб» было отнюдь обычно не самым обидным; и это в общем-то независимо от того, будет он выигрывать или проигрывать… Редко кто писал в конце «GG» – гуд гэйм, «хорошая игра», – причём проигрывая, как бы благодаря оппонента-победителя за удовольствие от игры, и отдавая должное его мастерству; «гуд гэйм» же от победителя тоже воспринималось как оскорбление, как «нуб», как поглаживание самого себя по голове: «Вот я какой молодец, выиграл, и потому это была хорошая игра!» – во всяком случае он это воспринимал именно так.

ДЬЯВОЛ – ПЕРВАЯ ЖЕРТВА

Жрать дома уже было нечего. Хотя на коммунальные платежи он не тратился, собственно, как и почти все теперь жители кризисного Мувска, кушать что-то было надо. По талонам ничего не давали вторую неделю, хотя, как говорили в очередях, продукты в городе были, вон – в «Гекторе», или в «Парадизе», «Гиппо», в «СанРемо» говорят, есть всё что угодно, – и икра, и коньяк, и торты… и колбаса. Плати только. Валютой. Кризис, говорят, преддефолтное состояние, или что ещё они там выдумают. Наличие в продаже тортов – для тех кто может себе это позволить по «сильно коммерческим» ценам больше всего бесило.

Озлобление накапливалось, откладывалось, нарастало как гора шлака; нет – как сложенные одна на одну неровно бетонные плиты, угрожающе кренящиеся, чудовищно тяжёлые и опасные, – а беззаботный крановщик всё добавлял и добавлял их в стопку; и ясно было что когда-то это всё рухнет, погребя под собой случайно оказавшихся рядом.

Хорошо что ушла жена. Хорошо что забрала детей. В его новой сущности у него не могло быть детей, семьи, привязанностей. Каждый день он старался врастать в новый образ, – образ «Врага рода человеческого», – существа хитрого, коварного и безжалостного, – а самое главное, – успешного. В конце концов он ведь был актёром. Входить в образ было его профессией, – но на этот раз он хотел, чтобы образ вошёл в него, стал его сущностью, его плотью и кровью, – образ Диавола.

В бога он не верил. Он просто сложил этот образ, свой новый акк, свою новую понравившуюся ему сущность из обрывков детских страхов, впечатлений от фильмов ужасов, кусков характеров из драматических ролей – сыгранный или просто прочитанных. Как ни странно, образ получался цельным; он постепенно врастал в него, замещая своей могучей и беспощадной цельностью жалкие трепыхания нищей актёрской душонки, – это не было оскорблением, он сам так думал о себе, и сам всячески, старательно, культивировал в себе этот новый, цельный, нравящийся ему образ. Но до сих пор новая личность никак не проявляла себя внешне, хотя – он заметил, – в игре во всё ещё временами, хотя и с перебоями и лагами работающем интернете, он стал заметно более уверен в себе и более агрессивен… Однажды он с удивлением обнаружил, – он давно уже как-то не смотрел на свой левел, ему теперь это было просто неинтересно, – что он давно уже играет на двадцать первом левеле, вот ведь!.. И периодически ему опять попадался в играх Архант, и опять тот, как обычно, сыпал оскорблениями и издёвками, в том числе и над игровым ником -  «Много вас тут таких, «Дьяволов», ты, дебил, возьми себе ник поскромнее, ты же играть совсем не умеешь, нубяра!», – хотя он не знал что под новым ником скрывается прежний его сетевой знакомец, не пришедший на стрелку (как он считал), чтобы «пощупать друг другу морду», а потом и вообще исчезнувший, как он думал, с игрового сервера, – или вообще бросил играть, нуб неисправимый, или подался на другой сервер, чтоб со мной не пересекаться, – так он думал. Он не представлял, сколько раз, в очередной раз проигрывая ему, теперь уже Diavol представлял как он рассчитается со всеми своими обидчиками, – в его лице, рассчитается холодно, злобно и кроваво. Не мог он это знать. И потому по-прежнему сыпал оскорблениями, выигрывая раз за разом, – он был хороший геймер, с отличной реакцией, и тоже поправлял в сети свою самооценку…

Новая личность выросла, сформировалась, стала цельной и самодостаточной, – как казалось Артисту, – но тело банально хотело жрать… А жрать было нечего, – он никогда не опускался до столь низменных вещей как делать запасы. Приходилось стоять в очередях, на отоваривание талонов, хотя продуктов давали всё меньше и меньше; а продавать что-то из обстановки он брезговал, считая дешёвкой, недостойным себя. Однажды только сумел заставить себя сходить на рынок и там у не то армян, не то азербайджанцев сменять немного макарон, картошки и крупы на своё золотое обручальное кольцо и забытые женой на серванте её золотые серёжки.