Бог улиток

Дашков Андрей Георгиевич

Куда он идет? Зачем? Кто знает? Никто, даже тот, кто стоит на обочине.

Андрей ДАШКОВ

БОГ УЛИТОК

Дорога была широкая, метров двадцать, не меньше. Отличное шоссе, ровное, как гладильная доска. Час был ранний, и бог улиток пока не видел ни одной машины. А возможно, не увидит до вечера, и придется возвращаться в дом, который уже не был для него домом. Отраженные от влажного асфальта лучи восходящего солнца резали глаза. День обещал быть жарким, и влага быстро испарялась. По обе стороны шоссе зеленые луга были покрыты седой дымкой росы.

Бог улиток знал, что встал слишком рано. Просто надоело ждать. В последние ночи он просыпался в три и больше не мог заснуть, ворочаясь на смятых простынях. Ему казалось, что он теряет время, хотя в этой дыре он уже потерял все, что можно. Приняв решение, он не знал, куда себя деть. Хотелось действовать, двигаться, что-нибудь делать. Он с трудом дождался и этого рассвета, хотя убил бесцельно сорок лет.

И вот теперь, когда он наконец выбрался на обочину большой дороги, не было ни одной долбаной тачки, которая подобрала бы его и отвезла… Куда? Вот этого он еще не знал. Но в нем поселилась надежда, а это уже немало.

Хорошее шоссе. Хорошее, ставшее почти ненужным и заброшенное. Пять лет назад на семьдесят километров южнее проложили другую дорогу и построили мост через реку, что сократило путь для транзитников вдвое. Теперь поселок, в котором жил бог улиток, вымирал. Остались одни старики. Последние два года не было работы – настоящей работы, и бог улиток перебивался случайными заработками. Одно время дежурил на заправочной станции – иначе, чем дежурством, это трудно было назвать. Хорошо, если удавалось продать сотню литров за сутки. Иногда он думал, что было бы неплохо иметь какое-нибудь хобби, а потом смеялся над собой: разменивать жизнь на хобби? Нет уж, он погубит ее целиком…

Жена ушла три года назад – он вырезал ее из памяти, как раковую опухоль. Лживая жадная сучка. Детей у них не было. Может, оно и к лучшему – он видел, как растут сорняки и семена их разносит суховей. А одиночество ощущалось все острее. Если трезво смотреть на вещи, не было у него ничего – ни позади, ни впереди. Только дорога в никуда, которую он сам себе придумал. В надежде на что? Так далеко он не заглядывал. Для начала ему хватало самой дороги. Он решился сняться с насиженного места, и лежал перед ним путь – скорее всего бессмысленный и чреватый опасностями, о которых он даже не имел понятия. Но чего ему бояться? В конце концов есть только два способа умереть – в своей постели и в придорожной канаве. Все остальное – детали и декорации, не меняющие сути дела.