Самая счастливая осень (сборник)

Дедусенко Идиллия

Вам не случалось во время отпуска пофлиртовать с приятным человеком? Санаторий, морское побережье или туристическая поездка — самое подходящее для этого место. Однако, отдаваясь внезапно возникшему чувству, человек и предположить не может, как отразится на его судьбе этот курортный роман и какой след он оставит в его сердце.

Когда цвела черемуха

Глава 1

— Вы до Пятигорска? — проводница уперлась взглядом в полотенце, висевшее на плече Андрея. — Белье сдавайте.

— Не волнуйтесь, сдадим, — заверил он. — Вот через пять минут…

— Через пять минут вам уже выходить надо, — перебила проводница. — Проспали.

— Так всю жизнь, — философски заметил Павел, вмешавшись в диалог. — Обязательно что-нибудь проспишь: то хорошую должность, то личное счастье, то нужную остановку.

— Юмористы, — оценила шутку проводница и забрала постельное белье вместе с полотенцами.

Глава 2

Ему оставалось меньше года до защиты диплома, у него была замечательная перспектива стать москвичом — отец однокурсницы Ларисы, с которой у Андрея сложились близкие отношения, возглавлял крупный проектный институт, где берег два места для молодых специалистов — для дочери и ее жениха. К Ларисе Андрей не испытывал большого чувства, но была привычка, которая связывала их, а со стороны девушки такая настойчивость, противостоять которой было трудно. Да и зачем, если ему не надо будет возвращаться в свой заштатный городок, а в Москве его сразу принимают и на работу и в семью? Лариса иной раз приводила ему в пример Павла и Юлию, которые уже почти три года были женаты. Но Андрей под разными предлогами все откладывал столь решительный шаг, как женитьба, в чем его, как ни странно, поддерживал отец Ларисы, утверждая, что обоим надо налечь на учебу, чтобы защититься с «красным» дипломом, — тогда никто не поставит под сомнение их появление в институте, куда попасть стремятся многие. Зимой Андрей много болел, но зимнюю сессию сдал на отлично. Чтобы укрепить здоровье перед защитой диплома, ему и дали «горящую» путевку в санаторий. Сдав досрочно остававшиеся два экзамена, Андрей отправился на юг, в город, связанный со многими великими именами России.

В том далеком году, на рубеже весны и лета здесь, в курортном городе, все было в цвету. Его удивляло обилие запахов, разлитых в воздухе, но особенно потрясал аромат черемухи, растущей неподалеку от главного входа. Здесь он и увидел впервые ее, ту девушку, которая поразила его не меньше, чем цветущая черемуха. Она стояла с закрытыми глазами под деревом, подняв голову к пахучим веткам, и улыбалась. Ее тоненькая фигурка, пронизанная солнцем, словно готова была вот-вот взлететь туда, вверх, куда она протянула руки. Удивленный Андрей остановился и спросил:

— Вы хотите нарвать веток? Вам помочь?

— Нет, — ответила девушка, не открывая глаз.

— А зачем же вы к ним тянетесь…руками? — не понял Андрей.

Глава 3

Предаваясь воспоминаниям, Андрей так и не смог уснуть, отчего чувствовал себя утомленным. Зато Павел бодренько вскочил с кровати, услышав звонок мобильника, оставленного в кармане пиджака.

— Выспался, дорогая, и ты мне снилась все два часа, — заверил он жену.

Увидев бледное лицо друга, Павел решительно заявил:

— Немедленно отправляемся по известному тебе адресу, захватим твою Тину и поужинаем где-нибудь в ресторане.

И они отправились на Белую Ромашку. У знакомой двери Андрей остановился в нерешительности, прошептав: «Здесь». Но Павел сам нажал на кнопку звонка и потом проделал это еще несколько раз, подолгу задерживая палец на кнопке. За дверью звонко пел звонок, но из квартиры никто не выходил. Зато вышла соседка и, подозрительно оглядывая незнакомцев, спросила:

Глава 4

Пятницу и два выходных дня, почти свободных от процедур, друзья провели, в основном, в экскурсиях и походах по музеям. Лишь в понедельник утром они вновь встретились с Фаиной за завтраком. Веселая, полная энтузиазма, она сияла не только блеском своих великолепных зубов, казалось, что сияние исходило и из ее глаз, и от кожи, чуть подзолоченной горным солнцем.

— Ну, слава Богу, — обрадованно приветствовал ее Павел, — вы на месте. А то мы тут без вас не знали, что нам предскажут звезды.

— Это так важно? — спросила Фаина. — А может, лучше не знать своей судьбы на-пе-ред?

— Почему?

— Чтобы не жить на-прас-ны-ми ожи-да-ни-ями. Предсказания чаще всего не сбываются, зато ожидание тревожит. И, к тому же, неинтересно жить без неожиданностей.

Самая счастливая осень

Глава 1

Неожиданное наследство может ошеломить кого угодно, а тем более человека, не привыкшего к большим деньгам.

Жизнь Марии Ивановны была так же проста, как ее имя и отчество. Впрочем, и фамилия вполне соответствовала обыденности ее существования — Беднова. Ей много раз советовали поменять злосчастную фамилию на более счастливую, но она не согласилась на это даже тогда, когда вышла замуж за Юрия Богатко.

— Не верю я во всякую чепуху, — говорила Мария Ивановна подругам. — Ничего фамилия не символизирует и не накликает. Да вот хоть Юру моего возьмите: при такой фамилии он пришел ко мне с маленькой дорожной сумкой. У него даже приличного костюма не было, не говоря уже о квартире или счете в банке.

А что мог нажить за три года работы в обыкновенной школе учитель математики? То же, что «нажила» за два года учительница русского языка и литературы Мария Беднова: доброе имя, любовь учеников и уважение коллег. Но ей хоть квартира досталась от рано умерших родителей, а Юрий снимал угол у школьной уборщицы.

Воспитанник детского дома Юрий Богатко счастлив был уже тем, что удалось окончить институт, прирабатывая к стипендии уроками да разгрузкой вагонов на станции. Родителей не помнил, а куда подевался старший брат, с которым его разлучили в раннем детстве, не знал. Несколько раз пытался найти его, но из этого ничего не получалось. Вполне возможно, говорили ему, что Николая усыновили, поменяли фамилию и даже имя.

Глава 2

Сентябрь недаром называют бархатным сезоном на Черноморском побережье. Солнце уже не печет, становится ласковее, воздух свежее, а на пляжах нет того количества распластанных на гальке тел, как летом.

Мария Ивановна, сама никогда раньше не бывавшая в Сочи, выбрала для проживания гостиницу «Москва». Самый центр, рядом магазины, кафе, пляж недалеко. Двухместный номер на втором этаже с удобствами и балконом казался ей роскошным. И Светлане, тоже не видевшей ничего лучшего, он понравился.

Ехали они сюда поездом, чуть больше десяти часов. Это была не совсем спокойная ночь, так как в соседнем купе компания молодежи долго и шумно веселилась. Поэтому первой мыслью женщин было поспать, да в такое раннее утро идти на пляж и не стоило.

Проснулись часа через три, бодрые и полные желания идти знакомиться со знаменитым курортным городом. Спустившись вниз, обнаружили, что тут же, при гостинице, есть хорошее кафе и популярная кондитерская, откуда гости и жители города уносили пирожные целыми коробками.

— Ну, все! — решительно сказала Мария Ивановна. — Начинаем сладкую жизнь! Но перед завтраком — обязательно тонизирующую таблеточку.

Глава 3

Мария Ивановна, в легком белом костюме с каким-то экзотическим цветком на лацкане, выглядела довольно элегантно. Она сшила его на свое семидесятилетие, так как в школьном зале ей предстояло получать грамоту и диплом от городского руководства — надо было выглядеть прилично. А вот он и еще раз пригодился! На Светлане было что-то воздушное, стекавшее голубыми струями вниз по ее тоненьким рукам и бедрам. Ниточка искусственного жемчуга дополняла наряд. Вместе они представляли собой весьма достойную пару, которую можно было принять за бабушку и внучку из интеллигентной семьи.

Мария Ивановна выбрала столик, который стоял у края небольшой площадки, чтобы Светлану скорее заметили и пригласили танцевать. Официант подал меню. Она попыталась понять, что там за блюда с незнакомыми названиями, а потом сказала:

— Не знаю, что выбрать. Дайте что-нибудь повкуснее из мяса, хорошо прожаренное, салат, фрукты и по бокалу шампанского к мороженому с шоколадом.

Едва официант отошел, как к Марии Ивановне кинулся какой-то человек со словами:

— Графинюшка, как я рад снова вас видеть! И вашу очаровательную внучку! Позвольте ручку!

Глава 4

— Ну вот, прозевали экскурсию! — с сожалением констатировала Мария Ивановна, глядя вслед уходящему автобусу.

— Да ничего страшного, — успокаивала ее Светлана, в дендрарий и рейсовым можно доехать.

— Еще чего! — возразила со смехом Мария Ивановна. — Разве мы с тобой не стопроцентные американки? У нас долларов полно. Зачем же чужие деньги беречь? Поедем на такси!

К машине они подошли почти одновременно с двумя молодыми людьми. Вернее, одному было явно чуть более тридцати, а второму, пожалуй, около пятидесяти. Старший попытался остановить молодого:

— Серж, это несерьезно. Какие могут быть прогулки? Надо все более тщательно продумать.

Глава 5

Светлана ничего не говорила, даже не упоминала имени Сергея, но по ее лицу Мария Ивановна видела: девушка начала «оттаивать» — самое обычное мужское внимание вытесняло из ее сердца горькое чувство, связанное с предательством Виктора. Однако ее беспокоило здоровье девушки, не подозревавшей о своем страшном диагнозе. Мария Ивановна понимала, что одних псевдовитаминов мало, чтобы затушить или хотя бы приостановить развитие болезни. Но что можно еще сделать, не вызывая подозрения Светланы?

Исцеляющая любовь… Об этом она не раз слышала и читала. Но тут, наверное, все-таки не тот случай. Сергей женат. И хотя он ни разу не упомянул о жене, кольцо с руки не снял. Не будет ли неизбежная разлука с ним еще большим ударом для Светы, чем измена Виктора?

Мария Ивановна долго не могла уснуть, все размышляла, глядя на безмятежное лицо спящей девушки. Она давно не видела ее такой спокойной, умиротворенной. Ах, если бы Сергей был свободен! Возможно, его симпатия к Свете переросла бы в большее чувство, и болезнь могла бы отступить. Очень хочется, очень! Но надежда слишком хрупкая. И не перегружает ли она девушку «активным образом жизни»? Все время море, экскурсии, концерты… Надо бы немного и отдохнуть. Вот просто поваляться на кровати в гостинице. Однако «поваляться в гостинице» не пришлось. Утром позвонил Сергей:

— Мария Ивановна, как настроение?

— Располагающее к отдыху, — дипломатично ответила она, стараясь предотвратить приглашение еще на какую-нибудь экскурсию.