Штурмовая бригада СС. Тройной разгром

Дегрелль Леон

НОВЫЕ «откровения» от автора самых скандальных фронтовых мемуаров «Эсэсовский легион Гитлера». Циничная «исповедь» военного преступника, о котором сам фюрер сказал:

« Если бы у меня был сын, я хотел бы, чтобы он походил на Вас! »

и который был приговорен к повешению в родной Бельгии. Продолжение боевого пути добровольческой штурмовой бригады «Валлония», после очередного разгрома переформированной в 28-ю дивизию СС (28. SS-Freiwilligen-Panzergrenadier-Division «Wallonien»). Хотя «переформирована» — это слишком слабо сказано: соединение пришлось возрождать фактически с нуля.

Вообще, в 1944-м подчиненные Дегрелля умудрились поставить своеобразный «антирекорд» Вермахта и Ваффен-СС — всего за год «Валлония» была уничтожена трижды: сначала в Корсунь-Шевченковском «котле», откуда вырвались ее жалкие ошметки, затем в Эстонии, где Красная Армия стерла эсэсовцев в порошок всего за неделю боев, и, наконец, в Померании, где дивизию добили окончательно, после чего Дегрелль сбежал в Испанию, чтобы на досуге строчить мемуары о «зверствах большевистских орд» и «беззаветной доблести» эсэсовского интернационала. Но при ближайшем знакомстве с его судьбой на ум приходят не эти пафосные бредни, а незабвенная цитата из «Джентльменов удачи»: «Украл, выпил, в тюрьму…» Так и с дегреллевской «Валлонией»: разгром — переформирование — на фронт — разгром — переформирование — на фронт — разгром… Романтика!..

ТРИЖДЫ УНИЧТОЖЕННЫЕ

(предисловие переводчика)

В

январе 1944 года остатки добровольческой штурмовой бригады «Валлония», проявив незаурядную изворотливость и осторожность сверх предписанной уставом, сумели выскочить из Корсунь-Шевченковского котла. После этого ее командир Леон Дегрелль приложил титанические усилия, чтобы возродить практически уничтоженное соединение, в чем ему помогало командование Ваффен СС. Увы, вся дальнейшая история бригады оказывается отражением в миниатюре истории Третьего рейха, причем временами на поверхность выскакивают такие детали, о которых адепты Третьего рейха предпочли бы промолчать.

Исходная точка — попытка переформировать бригаду и доукомплектовать ее. Не правда ли, это весьма напоминает попытки воссоздать дивизии, погибшие в Сталинградском котле? Увы, положение на фронте к этому времени было уже настолько катастрофическим, что немцы выметали тылы подчистую, в огонь бросали все, что хотя бы издали походило на воинскую часть. Вот и бригада «Валлония» отправилась защищать Эстонию. И хотя германское командование гордо заявило, что легион спас Эстонию от большевистских полчищ, это было чистой воды вранье, «Валлония» не спасла никого и ничего. Зато всего за одну неделю — повторю:

за одну неделю! —

легион снова был уничтожен, и его ошметки пришлось снова отправлять в тыл. Такова была судьба большинства немецких частей и соединений летом 1944 года, достаточно вспомнить те, что были перемолоты в ходе операции «Багратион» в Белоруссии. Ну, или если мы заговорили о Сталинграде, то можно вспомнить «новую» 6-ю армию, уничтоженную в ходе Ясско-Кишиневской операции.

Однако помните знаменитые досье из фильма «Семнадцать мгновений весны»? Там писалось: «Характер нордический, стойкий». И вот опять началось переформирование 6-й армии, хотя теперь ее на всякий случай называют «Армейской группой Фреттер-Пико». Ладно, она хотя бы смахивала на армию, имея несколько корпусов, а вот с нашим легионом происходит уже совсем удивительная метаморфоза. Его вдруг решают превратить в целую дивизию! Это очень хорошо показывает, насколько гитлеровская верхушка к этому времени не представляла, в каком мире живет. Дегрелль с новыми силами принимается за решение безнадежной задачи. Предполагается, что будет создана 28-я добровольческая дивизия СС «Валлония» в составе 69, 70 и 71-го гренадерских полков плюс 28-й артиллерийский полк и части поддержки. Помилуй бог! Какая там дивизия?! Вермахт осенью 1944 года переходит на формирование так называемых фольксгренадерских дивизий, то есть ослабленных и недовооруженных пехотных дивизий, где тут про полнокровную говорить…

А еще бельгийцы начали задумываться: по дороге ли им с Третьим рейхом? Потому что теперь слишком многим стало понятно, что эта дорога ведет в пропасть. Да еще соседи-французы наглядно показали, что ожидает «коричневых» в недалеком будущем. То-то Дегрелль начинает причитать о горькой судьбе «незаконно преследуемых». Вот когда коммунистов, английских парашютистов, борцов сопротивления вешать — это суровые законы военного времени и даже где-то борьба за чистые христианские идеалы (Дегрелль особенно любит порассуждать о них), а вот когда берутся за вешателей — это уже произвол и насилие.

ГЛАВА 1

Котел в Черкассах

28

января 1944 года затянулся узел, который завершил окружение 11 немецких дивизий в Черкассах, примерно в 80 километрах от нашей линии фронта.

Однако противник находился в 15 километрах от Корсуни, то есть западнее нашего командного пункта в Белозерье. Мы могли слышать шум танковых моторов.

Днем и ночью мы жили, не раздеваясь и не разуваясь, держа в руках автоматы и гранаты. Саперы были заняты по горло подрывными работами. Ночи были полны подозрительных шумов.

Прошло три дня.

Лозовок

Чуть дальше участка степи, покрытого красным вереском, поднимался столб черного дыма, отмечавший Лозовок. Мы прошли Мошны. Командный пункт роты просто утонул в грязи, поэтому посыльный мог попасть туда, только пройдя по импровизированным мосткам, поспешно сооруженным из дверей изб.

Преодолев три километра хлюпающей грязи и кустов, наши танки добрались до насыпи, где оборонялись спасшиеся из Лозовка. Противник обстреливал болото и разлившуюся реку.

После долгих уговоров по телефону в 15.00 наши артиллеристы сдались и сообщили, что через 20 минут откроют огонь. Скорчившись в болоте, мы внимательно следили за болотом, которое нам предстояло пересечь. Пока что по нему в панике метались несколько лошадей.

Далеко на востоке в небе мерцали несколько сигнальных ракет. Это был признак того, что наши войска на Днепре еще держались, хотя русские давно обошли их с тыла.

Над головой постоянно свистели пули. Противник закрепился чуть южнее деревни, примерно в 20 метрах над речкой. И выкинуть его оттуда было серьезной проблемой.

Степи

Четверг, 3 февраля 1944 года.

Был получен приказ эвакуировать Лозовок и последний сектор на правом берегу реки, так как общая ситуация значительно ухудшилась.

Таранные удары противника на юге все больше и больше выталкивали окруженные войска на север. Теперь советский коридор уже имел ширину 8 километров. Каждый день немецкие дивизии теряли от 5 до 10 километров. Еще неделя — и русские окажутся прямо позади нас.

Верховное командование отвело все немецкие войска из района Ольшанки. С этого момента мы остались единственными, кто прикрывал этот район, и мы отданы на милость противнику, который мог буквально за сутки снести нас со своей дороги и рассечь котел.

Решения следовало принимать моментально. Южный и юго-восточный секторы следовало постепенно оставить. Войска из восточного сектора должны были медленно отходить на север. Затем, сражаясь за каждый метр территории, они должны были отступить в западную часть котла, где собирались все 11 дивизий.

Староселье

Отсечная позиция от Староселья до Деренковца была построена украинцами в начале января. На рассвете 5 февраля 1944 года штурмовая бригада «Валлония» заняла ее.

Расположение оборонительной линии было тщательно выбрано. Она шла с юго-востока на северо- запад по вершинам холмов, которые господствовали над долиной, болотами и каналом от Деренковца до Ольшанки. Вдали мы могли различить леса у Белозерья, откуда мы ушли.

Траншея имела множество огневых позиций и шла зигзагом на 30 километров. К несчастью, она не имела бруствера и была выкопана слишком глубокой. Она оказалась настолько глубокой, что, попав в чрево этой длиннейшей змеи, мы больше ничего не видели.

Если бы вся линия обороны удерживалась прочно, этот недостаток был бы не слишком существенным. Но мы имели всего 300 человек для обороны этих 30 километров.

2-я рота должна была занять позиции в 15 километрах севернее Деренковца. Другая наша рота занимала оборону фронтом на восток по линии, которая отходила под прямым углом от Староселья прямо на юг.

Скиты

Весь понедельник 7 февраля 1944 года мы провели, пытаясь закрыть брешь, которую русские проделали в линии Староселье — Деренковец.

В самом Староселье наши войска перегруппировались на правом берегу реки Ольшанка. Позиции там были хорошие, сильно укрепленные, защищенные проволочными заграждениями в несколько рядов и минными

ПОЛЯМИ.

На другом конце линии в Деренковце наша 1-я рота отбила многочисленные атаки и по-прежнему отважно сдерживала противника.

Под прямым углом в 15 километрах на север от Деренковца 2-я рота продолжала исполнять сложный маневр отхода с востока на север, а потом с севера на запад. Они с честью вели тяжелые арьергардные бои, потеряли относительно немного солдат и скрупулезно следовали указанному графику.

Но дьявол таился в зияющей дыре западнее Староселья.