Предательство Атлантиды

Дэй Алисия

Воинское задание, женское желание…

Что может быть общего у Кристофа, могущественного воина Посейдона и Фионы Кэмпбелл, чопорной шотландской художницы, оформляющей детские книжки сказок днем, а ночью — известной воровкой драгоценностей, промышляющий под именем «Алый Ниндзя»? Ответ: «Сирена», легендарный драгоценный камень, который Фиона собирается украсть. По слухам, он стоит миллионы, но для Кристофа он — бесценен. К тому же «Сирена» — один из потерянных камней Трезубца Посейдона.

И ужасное зло может уничтожить их обоих. Для того, чтобы проникнуть в лондонский Тауэр, нужны двое, поэтому Кристоф и Фиона собираются вместе совершить преступление века. И когда страсть сжигает их намерения и затуманивает здравый смысл, — они понимают, что за бесценным драгоценным камнем охотятся не только они. Темная сила следует за ними по пятам и угрожает разрушить их доверие друг к другу местью, предательством и секретами прошлого.

Глава 1

Наши дни. Лондон, Англия

Джек-Потрошитель

[1]

определенно был вампиром.

Двадцать пять минут первого ночи. Кристоф сидел на крошечном выступе под минутной стрелкой на западной стороне циферблата Биг Бена, размышляя о разном и обозревая залитый лунным светом город, который всегда был для него вторым домом. Это местечко с открывающимся оттуда видом на центр Лондона, такого же необъятного, как празднества при старом Короле Георге. Эта часть города располагала к философским размышлениям.

Башня с часами, возможно, являла собой самый узнаваемый ориентир в Лондоне. Восседая здесь, на высоте почти в три сотни футов

[2]

, Кристоф ощутил неведомое доселе желание приоткрыть завесу, скрывающую залитый кровью мрак, окутывающий прошлое Англии. Не так давно эти современные эстеты вели войну за войной, сражаясь за территорию, благосостояние и право выбирать, какому богу поклоняться. Война породила зловещий призрак, заражая своим черным духом даже невинных. А были ли они невинны? Хоть когда-нибудь? Может эти так называемые псевдосвятоши попросту находились на грани падения в бездну беззакония, вражды и порока?

Глава 2

Обернувшись туманом, Кристоф кружил вокруг Лондонского Тауэра

[6]

. Вместо того чтобы любоваться прекрасным памятником архитектуры, воин пытался найти лазейку внутрь. Он углядел иронию в своем намерении украсть меч Вильгельма Завоевателя, который лихо и пророчески прозвали «Победитель», из той самой башни, строительство которой начал тот же исторический персонаж. В принципе, ему не слишком-то и нужен был этот меч, да и принц Конлан, вероятно, не придет от его поступка в восторг — захват монаршего имущества и тому подобное — но Кристоф считал, что просто вынуть Сирену из украшенного драгоценными каменьями эфеса значило упустить подвернувшуюся возможность.

Не то, чтобы он вообще нуждался в этом, по слухам, годном лишь для проведения церемониалов плохо сбалансированном мече. Его собственный, который он оставил в Атлантиде во время своего последнего путешествия на родину, был практичен, прост в обращении и смертоносен. Единственное украшение — изумруд на эфесе. Строчка из детской сказки промелькнула у него в голове, хотя возможно, несколько отличающаяся от той, что он слышал в детстве.

«Лучшее оружие, с помощью которого ты сможешь совладать со злом, мой дорогой».

Хотя, если на то пошло, почему бы и нет? Прикидывать способы и искать средства, чтобы вынести этот меч из одного из самых охраняемых мест в мире, это ли не забавное времяпровождение. Достойная попытка избежать скуки.

Миновав главные ворота и ров, который не использовался в течение длительного времени, Кристоф оказался над мостом, по которому ежегодно проходили в Башню миллионы туристов. Можно было бы воспользоваться маршрутом попроще и проникнуть в Тауэр днем под видом туриста, если бы не одно «но» — он терпеть не мог толпы вонючих людишек, да и к тому же, когда это он искал легких путей? Не говоря уже о том, что привычка задавать себе риторические вопросы, вероятно, и есть один из тех путей, ведущих к сумасшествию. Не многим лучше разговоров с голубями.