Монс Дейвсон

Дейвсон Монс

За скромной учительницей Лори Шервайн начинает ухаживать миллионер… Подруги в один голос твердят, как ей повезло, но Лори не верит в его любовь, ведь в светской хронике он неизменно фигурирует в обществе богатой и обольстительной Энн Хайлер…

Глава 1

Это здесь! Это здесь! Это здесь! Строчка полузабытой песни о возвращении в родные края промелькнула в голове Лори, когда она стояла на пороге школьного здания, подставив лицо ослепительному солнечному свету. Воздух дрожал от зноя, казавшегося почти осязаемым, но она привыкла к жаре, и ей это даже нравилось. Девушка оглядела выжженные солнцем спортивные площадки — теннисный корт пустовал, как и поле для игры в крикет, — и шагнула на террасу, закрыв за собой дверь. Неугомонные ребятишки, для которых и были устроены площадки, разошлись по домам. Ее рабочий день закончился.

Лори пересекла террасу и быстро сбежала вниз по теплым деревянным ступенькам. Как хорошо вернуться домой! Едва ступив на узкую, прятавшуюся за кустами тропинку, ведущую от школы к оживленной автостраде, девушка окончательно поняла, что она здесь своя, все вокруг принадлежит ей, а ее сердце отдано этому чудесному краю.

Конечно, время, проведенное в педагогическом колледже в Брисбене

[1]

, было веселой порой, но вернуться сюда, назад, домой, — это прекрасно!

Она рассеянно следила за игрой теней с солнечными зайчиками, которые резво пробирались меж раскидистых ветвей над головой, а когда благоухание эвкалипта достигло ее ноздрей, сорвала лист, размяла его между пальцами и с истинным удовольствием вдохнула терпкий аромат. Выйдя из зарослей на ослепительно сверкающую открытую дорогу, девушка приложила руку козырьком ко лбу, чтобы защитить глаза от беспощадного солнечного света.

На автобусной остановке перед магазином собралась довольно большая толпа, и Лори закусила губу от досады. В магазинчике ее ждали заранее заказанные продукты для ужина. Конечно, в запасе оставалось еще несколько минут до появления автобуса, но Лори знала, что это ей нисколько не поможет. Решив все же попробовать успеть, она метнулась через дорогу к магазину. Его хозяйка, миссис Макгрегор, муж которой являлся председателем школьного комитета, никогда не спешила и редко позволяла спешить кому-то другому. Поэтому опасения Лори еще больше усилились, когда стоявшая у входа миссис Мак, как ее все звали, увидев девушку, приветливо помахала пухлой загорелой ручкой:

Глава 2

«Никаких тетрадей для проверки, — с благодарностью думала Лори, — никаких исправлений и никаких причин чувствовать вину, бездельничая под солнышком!»

За исключением Джоан, уехавшей на уик-энд домой, все они сидели на балконе общей гостиной, принимая солнечные ванны. Четыре стройных, вытянувшихся на шезлонгах тела сияли от масла для загара: два слегка посмуглевших, одно бронзовое и одно загоревшее до черноты. Самый восхитительный загар имела Стелла, развалившаяся в тростниковом кресле, и она полностью осознавала это. Лори, от природы трудолюбивая, даже отдыхая должна была что-то делать и сейчас вышивала скатерть — символ надежды когда-нибудь обзавестись собственным домом. Каждый аккуратный стежок был страховкой на будущее, и Стелла, глядя на подругу, не преминула заметить, что это, видимо, готовится очередное вложение в «ящик комода, где хранится приданое невесты».

— В придачу к урокам кулинарии, — вздохнула она, — мне придется еще учиться шить.

Глубоко погруженная в свой мечтания, Лори рассеянно пробормотала в ответ, что ей нет необходимости пополнять свой «ящик невесты», у нее и так полный сундук льняного белья, сшитого собственными руками и подаренного дядей и тетей, заменившими ей родителей, которых она едва помнит. Дядя с тетей обожали осиротевшую племянницу и не жалели для девочки ничего. А Лори питала к ним безграничную любовь, была искренне благодарна за все и боялась, что никогда не сможет сделать для них достаточно в свою очередь.

Зазвонил телефон, и, не желая тревожить дремавших подруг, она бросилась в гостиную, сняла трубку и мгновенно узнала шотландский акцент миссис Мак.