Мы одна семья

Делакорт Шона

Прошедших лет, как и не бывало, стоило Викки Далтон взглянуть в пронзительно-голубые глаза мужчины, которого она когда-то любила. У них была всего одна ночь, полная неги и ласки, — и он исчез из ее жизни. Но вот они встретились снова. Вайатт и не догадывается, что у него есть сын… или все же догадывается? Иначе, как объяснить столь пристальный интерес к ее четырнадцатилетнему Ричи, да и к ней самой?

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Викки Бингхэм стояла на крыльце магазина.

Обхватив плечи руками, она пыталась успокоиться. Викки смотрела на одинокий дом на холме, который возвышался над долиной и побережьем, словно король, озирающий свое королевство. Вот уже десять лет, с тех пор как умер Генри Эдвардс, в доме никто не жил. А теперь в нем поселится его сын Вайатт. Спустя пятнадцать лет этот мужчина снова вернется в ее жизнь.

Она с трудом отвела взгляд от дома. Ничего хорошего от этого новоселья ждать не приходится, но изменить она ничего не может.

— Виктория Далтон-Бингхэм!

Викки вздрогнула, услышав неприятный пронзительный голос. Его трудно было спутать с другим: больше всего он напоминал скрип мела о классную доску. Алиса Тэккери, грузная женщина лет шестидесяти, не давала никому в округе спокойно жить, считая себя блюстительницей общественной морали и нравственности. Викки изобразила на лице улыбку и повернулась к посетительнице.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Вайатт проехал через ворота и остановился на круглой стоянке перед домом. Он смотрел на величественное здание с темно-зеленой крышей и обширными верандами в центре и по бокам. Вот уже десять лет он не переступал порога родительского дома. Сейчас, больше, чем когда-либо, он сомневался в правильности своего решения переехать сюда жить.

— Это Томас Вулф сказал «Домой возврата нет»? — произнес он вслух, ни к кому не обращаясь. Томас Вулф был прав. Вайатт вылез из машины, вытащил чемодан и ступил на лестницу, ведущую к входной двери.

Перешагнув порог, он огляделся. Дом выглядел элегантно, хотя и старомодно. Холл был высотой в целых два этажа. С потолка, словно в старом замке, спускались хрустальные люстры. На второй этаж вели две дубовые лестницы. На первом этаже восточного крыла он оборудовал офис. В западном располагались рабочие кабинеты, бильярдная и личный кабинет его отца.

Фред Ольсон, смотритель, ухаживавший за домом все годы, пока он пустовал, жил в квартирке над гаражом.

Для Вайатта дом слишком большой: он был построен еще его прадедушкой. Ему не раз предлагали выгодно продать его, но каждый раз он отказывался. Почему он так поступал? Может, из уважения к семейным традициям?