Слуги паука 1. Ночь Паука

Делез Морис

...и снова Конан-Варвар отправляется в странствия, снова он принимает бой и снова выходит победителем.

«Северо-Запад», 1997, том 29 «Конан и Копьё Крома»

Морис Делез. Ночь паука (роман), стр. 5-256

Глава первая

Солнце только что скатилось за горизонт. Сумерки пали на город, но ночь лишь начиналась, и Конан ясно слышал пьяные выкрики завсегдатаев кабачка, из которого полчаса назад вышел сам. Чей-то внезапно оборвавшийся вопль донесся с противоположной стороны, кто-то нехорошо ругался совсем рядом, кого-то били неподалеку. Словом — обычный шадизарский вечер, не хуже и не лучше прочих вечеров.

В последний раз Конан осмотрелся, с высоты пробежав внимательным взглядом по теряющимся в темноте улицам — все было спокойно. Легкой тенью он скользнул в окно, и ставни беззвучно затворились, вырвав его на время из большого, шумного мира.

Шагнув в сторону от окна, он настороженно замер, готовый к любой неожиданности, но вокруг царила мертвая тишина: коридор уходил вправо и влево, охватывая кольцом большое и совершенно пустое, необычной формы, пятиугольное здание. Он хорошо помнил план, который ему дал накануне стигиец. Коридоры, обегавшие по периметру каждый из трех этажей, соединялись винтовой лестницей, уводившей, если спускаться по ней, в обширный подвал. Туда-то и нужно было попасть Конану. Именно там, в потайной кладовой, хранилась якобы семейная реликвия стигийца, которую тот всеми силами стремился вернуть.

Конан ни на минуту не поверил в его неуклюжую историю, но золота оказалось слишком много, а киммериец, как обычно, сидел на мели, и сделка была заключена. Он получил золото и план дома, а стигиец ушел с твердой уверенностью, что не позднее, чем через три дня, станет счастливым обладателем вожделенной реликвии.

В ту же ночь Конан провел разведку и остался вполне доволен ее результатами — дом пустовал уже много лет, а значит, все должно пройти без сучка и задоринки. Правда, его несколько удивило то, что при подобных обстоятельствах стигиец не пришел сюда сам. Взломал бы, не мудрствуя лукаво, дверь и забрал талисман… Поэтому в первую ночь Конан не полез внутрь, а попытался разузнать об этом месте как можно больше.

Глава вторая

Сидя за столом, Зита неторопливо перелистывала толстые страницы, пристально вглядываясь в древние заклинания, но теперь она была одна. Остальные явно не торопились продолжить прерванное занятие, предпочитая немного размяться после устроенного ею представления.

Эмерик был весел и острил напропалую, но явно переигрывал, пытаясь спрятать угнездившийся в душе страх за показной веселостью, втайне кляня Мелию за то, что заманила его в этот проклятый дом.

Фабиан не притворялся, он действительно был весел. На него колдовство Зиты не то чтобы не произвело впечатления, но больше удивило и позабавило, чем напугало. Однако он тоже не испытывал особого интереса к колдовским штучкам, предпочитая держаться от них подальше, а потому и он не торопился вернуться к своей подружке, предпочитая ее обществу пустую, но веселую болтовню в компании Мелии и Эмерика.

Наконец Зита начала проявлять признаки нетерпения. Она давно нашла нужное заклинание и некоторое время ждала, когда друзья обратят на нее внимание, но те были заняты собой. Лишь Эмерик исподтишка поглядывал на Зиту, но как только начал ловить на себе многозначительные взгляды девушки, перестал ее замечать, и ей ничего не оставалось, как встать и присоединиться к остальным.