Слуги паука 3. Время полной луны

Делез Морис

...и снова Конан-Варвар отправляется в странствия, снова он принимает бой и снова выходит победителем.

     «Северо-Запад», 1997, том 40 «Конан и оковы безмолвия»

     Морис Делез. Время Полной Луны (роман), стр. 5-354

Глава первая

Благородное животное мелко дрожало, истекая кровью, и вместе с ней из вороного быстро уходила жизнь.

Конан попытался освободить придавленные ноги, но не смог этого сделать. Слишком тяжелым оказался конь, и слишком мало времени оставалось в распоряжении киммерийца: куда ни глянь, отовсюду сбегались люди, сзади — солдаты Бруна, а справа и слева, закинув за спину разряженные арбалеты и на бегу выхватывая из ножен клинки, мчались враги, явно намереваясь добить киммерийца. К сожалению, бегали арбалетчики гораздо лучше, чем стреляли.

Где-то высоко над головой парила в небе одинокая птица, равнодушно взирающая на людскую возню, но Конан лишь скользнул по ней взглядом и потянулся к поясу за кинжалом. Когда один из арбалетчиков оказался в двух десятках локтей от киммерийца, тот резко взмахнул рукой. Глухой удар — и остро отточенная сталь клинка по рукоять вошла в грудь незнакомца.

Конан резко обернулся ко второму противнику и рывком выхватил из-за спины меч. Он слышал шаги бегущих на помощь, но не стал оборачиваться, чтобы не пропустить удар. Незнакомец резко взвел рычаг арбалета, аккуратно уложил стрелу в ложе и, вскинув оружие, старательно прицелился.

Глава вторая

На следующее утро Халдон покинул таверну в приподнятом настроении. Он не торопил коня, да и зачем? Когда бы он ни приехал в Сура-Зуд, даже если киммерийский пес будет уже там, его известие не упадет в цене. Быть может, даже возрастет! Халдон расхохотался от удовольствия, но тут же умолк, настороженно оглядываясь по сторонам. Однако было еще слишком рано, улица оказалась пустой, и некому было подивиться на странное поведение жреца. Он вздохнул с облегчением, успокоился, и невольная улыбка вновь появилась на его суровом лице.

Он миновал городские ворота и, отдалившись от них на приличное расстояние, пустил коня прямиком через степь, благо хорошо знал дорогу. Если все и дальше пойдет, как задумано, то даже при выбранном темпе, не погоняя, он к вечеру достигнет Пасти Нергала, а там и до Сура-Зуда рукой подать.

Пару раз он останавливался, чтобы отдохнуть да перекусить, и ехал дальше. Лишь когда солнце начало клониться к вершинам Карпашских гор, предвещая скорое наступление сумерек, он начал подозревать, что не все идет как надо. Острые глаза Халдона различили вдалеке зуагиров, расположившихся лагерем у самого входа в ущелье, и у него хватило ума тут же свернуть влево.

Он ударил коня ладонью по крупу, и тот, прибавив шаг, понес седока к обходной тропе, ведущей к самому входу. Халдон, правда, понятия не имел, известно ли о ее существовании зуагирам. Ну что ж, чем больше трудностей встретится у него на пути, тем весомей будет награда! Да и о том, что лишь могло случиться, тоже можно рассказать как о реальном приключении. Успокоив себя таким образом, он двинулся дальше, и даже сознание того, что у начала тропы придется оставить коня, за которого он расплатился своими, кровными, не омрачило его радости.