Наслаждение и боль

Делински Барбара

Весной соседи встречались на лужайке, летом устраивали пикники на заднем дворе. Жизнь в в тихом благополучном городке и дальше текла бы чудесно и безмятежно, но когда забеременела красивая молодая вдова, живущая по соседству с тремя семейными парами, подозрение пало на всех троих соседей-мужчин. До того их семейная жизнь складывалась более или менее ровно. Обстановка в городке накалялась и накалялась, пока наконец одно трагическое происшествие не расставило все по своим местам…

Пролог

Аманда с Грэмом, будь их воля, сбежали бы ото всех. Ей было тридцать, ему тридцать шесть, и им хотелось одного — пожениться. Но отец Аманды мечтал закатить своей единственной дочери пышную свадьбу, ее мать — потратить мужнины деньги, а родственники Грэма просто любили повеселиться.

Поэтому в июне они сыграли шумную свадьбу в загородном клубе ее отца на Кейп-Коде. Церемония проходила под открытым небом, свидетелями были чайки, крачки и три сотни приглашенных. Затем вереница гостей прошествовала за взявшимися за руки женихом и невестой на ужин в саду. Повсюду пышно цвели пионы и сирень, благоухали розы, но все эти красоты отметили скорее гости со стороны невесты, которые ценили антураж, чем гости со стороны жениха, ценившие развлечения. Вскоре с обеих сторон последовали тосты, первым поднял бокал шампанского шафер.

Уилл О’Лири, старший брат Грэма и предпоследний из восьми детей в семье, сначала послал широкую, как у всех О’Лири, улыбку жене и четырем детишкам, потом повернулся к жениху:

— Хотя я на год старше тебя, Грэм О’Лири, мне было трудно угнаться за тобой. Ты лучше меня учился в школе, тебя всегда выбирали старостой класса, и мне тогда это не слишком нравилось. — Раздались смешки. — Теперь я желаю вам с Амандой всего того, что было у меня за последние пятнадцать лет. — Он поднял бокал: — За вас обоих. Пусть ваша жизнь будет полна нежных тайн, сердечного смеха и потрясающего секса.

Послышались возгласы и звон бокалов.

Глава 1

Грэм О’Лири яростно копал землю. Сегодня у Аманды либо начнутся месячные, либо нет. Он отчаянно надеялся, что они не начнутся — не только потому, что хотел ребенка. Грэм стал опасаться за свой брак. Он чувствовал, что Аманда отдаляется от него.

Грэм уже это проходил. Он когда-то наблюдал, как отдаляется от него Меган, его первая жена, — медленно, загадочно, пока он в конце концов не перестал понимать, что она думает. Он знал причину отчужденности Аманды, но легче от этого не становилось. Раньше они с ней были настроены на одну волну. Теперь все изменилось.

Вонзая глубже лопату, он вспомнил ссору, случившуюся между ними, когда он предложил Аманде проводить меньше времени в школе, так как усталость, возможно, мешает ей забеременеть. В ответ на это Аманда взорвалась.

Скрипнув зубами, он вытащил из земли камень. Ладно, он тоже много работает. Но не его тело должно создавать благоприятную для зарождения жизни среду. Однако он даже не мог об этом заикнуться. Аманда восприняла бы его замечание как упрек на свой счет. В последнее время она нередко искажала смысл его слов и поступков. Например, ни с того ни с сего обиделась, когда он ушел со второго искусственного осеменения. Черт побери, она сама попросила его уйти. Сейчас, конечно, она заявляет, что он не так ее понял: она сказала, он может уйти, если ему неловко.

— Грэм!