Хельсрич

Дембски-Боуден Аарон

Когда орки атаковали планету Армагеддон, орден Черных Храмовников был среди армий, отправленных для его освобождения. Капеллану Гримальду и его воинам выпала честь защищать улей Хельсрич от полчищ орков на одном из многих театров военных действий Империума. Орды атакующих растут, а космических десантников становится все меньше. Гримальд и его боевые братья ведут изнурительные сражения в горящем городе. Твердо настроенные продать свои жизни как можно дороже, Черные Храмовники должны продержаться до прихода подкрепления. Или их жертва будет напрасной?

Идет сорок первое тысячелетие. Вот уже более десяти веков Император неподвижно восседает на своем Золотом Троне. По воле богов Он стал лидером всего Человечества, а с мощью своих неутомимых армий — повелителем миллионов миров. Его тленная оболочка незримо подпитывается энергией изобретений, дошедших из Темной Эры Технологий. Он — Владыка Империума, которому ежедневно приносят в жертву тысячи душ, поэтому Он никогда не умрет до конца.

И в этом бессмертном состоянии Император несет свою бдительную стражу. Могущественные флоты курсируют в зараженных демонами миазмах варпа, на этой единственной тропе, соединяющей далекие звезды. Их путь освещает Астрономикон, физическое воплощение воли Императора. Громадные армии сражаются в бесчисленных мирах с Его именем на устах. Величайшими из Его солдат стали Адептус Астартес, космические десантники, генетически модифицированные супервоины. У них есть и братья по оружию — к примеру, Имперская Гвардия и бесчисленные планетарные защитные силы, вечно бдительная Инквизиция и техножрецы Адептус Механикус. Но даже при всей своей громадной численности они едва ли смогут сдержать натиск извечной угрозы чужих, еретиков, мутантов и еще более ужасных врагов Человечества.

Быть человеком в такие времена означает быть песчинкой в громадной пустыне. Это значит жить под властью самого кровавого и жестокого режима из всех существующих. Нужно забыть о власти технологии и науки, ведь уже многое было потеряно и никогда не возродится. Забыть обещания прогресса и разума. Во мраке будущего есть только война. Нет мира среди звезд, есть лишь бойня и смех ненасытных богов.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ИЗГНАННЫЙ РЫЦАРЬ

ПРОЛОГ

Рыцарь Внутреннего круга

Я умру на этой планете.

Не могу сказать, откуда взялась такая уверенность. Для меня это загадка. Но даже сама мысль об этом прилипчива, словно вирус, мелькает перед глазами и пускает глубокие корни в моем разуме. Она даже кажется достаточно реальной, чтобы поразить все тело, словно настоящая болезнь.

Случится это скоро, в ближайшую из кровавых ночей. Я испущу дух, и когда братья вернутся к звездам, мой прах будет развеян над бесплодными землями этого проклятого мира.

Армагеддон.

Само это имя превращает кровь в моих жилах в кипящее масло. Теперь я испытываю гнев, жаркий и тяжкий. Он отравляет мое сердце и разливается по всему телу, словно яд.

ГЛАВА I

Прибытие

Спустя несколько часов после посвящения Гримальд в одиночестве стоял в храме Дорна.

Без единого дуновения ветерка, способного привнести сюда жизнь, величественные знамена неподвижно висели на стенах. Одни за многие годы совсем выцвели, другие сохранили яркость, на некоторых остались даже потеки крови. Гримальд окинул взглядом геральдические символы походов своих братьев.

Ластрати

, груды черепов и горящие жаровни, обозначавшие войну на опустошение проклятого мира еретиков…

Отступничество, аквила, прикованная цепью к земному шару, когда впервые за тысячи лет Храмовников призвали на Святую Терру, дабы пролить кровь неверного верховного лорда Вандира…

А дальше — войны, в которых участвовал и сам Гримальд, Винкул, меч, пронзивший демона, когда рыцари сошлись с порочными последователями Вечного Врага в великой битве Огня и Крови, когда Гримальда призвали из братства меча и он начал долгий изнурительный путь в братстве капелланов.

ГЛАВА II

Покинутый Крестовый Поход

Райкин не улыбался.

Он всю жизнь считал, что не стоит стрелять в посыльных, но сегодня усомнился в этом. За его спиной возвышалась противовоздушная оружейная турель, своей тенью закрывая всех от тусклого утреннего солнца. Отряд его людей трудился на башне последние два месяца. И все, в общем-то, получалось. Они не были техниками, но неплохо знали базовые ритуалы поддержания и обряды калибровки.

— Одна минута до пробного выстрела, — сообщила Вантина. Ее голос был приглушен респиратором.

Вот тут и появилась посыльная. И именно тогда Райкин перестал улыбаться.

— Я хочу, чтобы этот приказ был перепроверен, — заявил он спокойно, но требовательно.

ГЛАВА III

Улей Хельсрич

«Громовые ястребы» коснулись посадочной площадки, явно сконструированной для тяжелых грузовых судов. Когда десантно-штурмовые корабли еще только стали заходить на посадку, омывая все вокруг потоком горячего дрожащего воздуха, задвигались краны и поспешили прочь сервиторы.

Трапы с лязгом опустились на поверхность посадочной площадки, и четыре челнока извергли свой живой груз — сотню рыцарей, которые в надлежащем порядке выстроились перед «Громовыми ястребами».

Наблюдая это, полковник Саррен из 101-го Стального легиона Армагеддона безуспешно старался не показать, сколь сильно он впечатлен. Он стоял, переплетя пальцы и прижав руки к животу. По бокам столпилась дюжина людей. Одни были солдатами, другие гражданскими, но все нервничали по поводу прибытия сотни гигантов в черной броне, которые выстраивались перед ними.

Саррен прочистил горло, машинально проверил, все ли пуговицы на шинели застёгнуты, как того требует устав, и промаршировал к гигантам.

Один из гостей, носивший шлем в виде ухмылявшегося черепа из сияющих серебра и стали, выступил навстречу полковнику. Вместе с ним вышли еще пятеро рыцарей, неся мечи и массивные болтеры. Один из них нес еще и штандарт. На знамени, что лениво колыхалось на легком ветерке, был изображен рыцарь в шлеме-черепе, омываемый золотой благодатью аквилы.

ГЛАВА IV

Инвигилата

Модератус-примус Валиан Кансомир потер щеку. Отросшая щетина, уже посеребренная сединой, затемняла нижнюю часть лица. У него было мало времени, и он ясно дал это понять.

— Вы не одиноки в своем положении, — указал Гримальд.

Кансомир мрачно улыбнулся, хотя и не без сочувствия.

— Разница заключается в том, реклюзиарх, что я не намерен умирать здесь. Мой принцепс-майорис все еще сомневается, вести ли Инвигилату в Хельсрич.

Рыцарь подошел к перилам, сочленения брони мягко гудели при движении. Обзорная площадка была небольшим пространством на крыше центрального шпиля штабной крепости, и каждую ночь Гримальд проводил здесь, наблюдая за подготовкой улья к войне.