Охотник из Тени IV

Демченко Антон

Четвертая книга из серии "Охотник из Тени"

ОХОТНИК ИЗ ТЕНИ

Книга Четвертая

ПРОЛОГ

   Утро, забрезжившее в окне предрассветным, неверным сероватым светом, застало Джорро в кресле спальни Драгобужского дворца посольства империи Хань, сжимающим в руке пустой бокал, на дне которого давно уже засохла последняя капля вина.

   Грустная и странная история, не менее странно показанная ему бывшим учеником, все никак не шла из головы рисса... И чем больше он задумывался о ней, тем яснее для него становился тот факт, что юный арн, сидящий сейчас в кресле напротив, бездумно крутящий в пальцах местную золотую монету, сильно слукавил, уверяя своего бывшего наставника в том, что собирается "просто жить".

   Может его месть и состоялась, может он и в самом деле решил предоставить князя Дома и-Нилл своей судьбе, вот только та же судьба вряд ли оставит его самого в покое и позволит арну заделаться обычным обывателем... не в ближайшее время, по крайней мере. Особенно учитывая тот факт, что вся жизнь Т'мора просто изобилует приключениями "у трона", и даже сейчас, максимально удалившись от Хорогена и Шаэра, он, помимо своей воли и желания, вновь оказался втянут в игры сильных мира сего. Пусть пока, лишь как наблюдатель, но это ненадолго... Рисс вздохнул. Если бы еще год назад, кто-то сказал ему, что он, Мастер Сил Огня и Воздуха, на полном серьезе, будет кивать на судьбу, рисс бы просто рассмеялся. Вот только сейчас ему было совсем не до смеха.

   Джорро тряхнул головой и поднялся с кресла. Впереди его ждал долгий и довольно тяжелый день, который будет еще тяжелее от того, что риссу так и не удалось поспать этой ночью.

   Т'мор, все это время наблюдавший за задумавшимся магом, поднялся следом и, пожав бывшему наставнику руку, не говоря ни слова, растворился в тенях. Почти растворился.

ЧАСТЬ 1

Глава 1

Рутина, как ее понимают маги

   Вернувшись в княжеский дворец, Т'мор миновал несколько галерей и выйдя к дверям, ведущим в отведенные университетским магам апартаменты, замер, уже положив ладонь на позолоченную рукоять замка.

   С этим походом в гости к своему, прибывшему с ханьскими послами, бывшему учителю, он совсем забыл об одной немаловажной детали... Ирисса! Она, наверняка, заглядывала к нему в спальню вечером и, естественно, не застала. А какие мысли могли прийти в голову женщине, узнавшей, что ее кавалер всю ночь где-то шлялся?

   Т'мор вздохнул... и надавил на рукоять. А что делать? Не торчать же теперь здесь, до скончания веков...

   - Доброе утро, господин Т'мор. - Вежливо-холодный тон сидящей в кресле у окна магессы вызвал у арна еще один вздох. Обиделась.

   - Здравствуй. - Кивнул в ответ маг, усаживаясь на широкий диван в центре комнаты.

Глава 2

Благие намерения

   Разговор с Ириссой оставил больше вопросов, чем дал ответов. Магесса была искренне удивлена желанием Т'мора попросту выкупить Донова у сквалыги Ржи, сам Волич пребывал в некотором ошалении от того, что за него кто-то кому-то собрался платить деньги, а Т'мор был несколько озадачен тем, с какой легкостью его любовница признала, что имеет довольно обширные связи с преступным миром Драгобужа, пусть даже эти связи ограничиваются скупкой артефактов и наймом "специалистов" по их добыче. Вот тебе и мирный преподаватель Университета...

   А уже под завершение беседы Ирисса вдруг задала довольно простой вопрос, заставивший Т'мора смутиться. К своему стыду, о том, чтобы пообщаться с родителями Донова, и получить хотя бы формальное согласие на обучение их сына, он попросту не подумал.

   - М-да уж. - Чуть смущенно, под испытующими взглядами Ириссы и Донова, хмыкнул Т'мор, и кивнул. - Вот сегодня и поговорю.

   - Прямо сейчас пойдешь? - Верно поняв заминку арна, магесса постаралась скрыть улыбку. - С учеником на пару?

   - Нет. Донов сегодня останется здесь. - Нахмурившись, покачал головой Т'мор. - Во избежание...

Глава 3

Торговаться по-черному

   Заслышав бой башенных часов на ратуше, Т'мор отвернулся от распахнутого окна, за которым уже сгустились вечерние сумерки и, выпустив на волю давно скучающего Уголька, вышел из спальни в гостиную. Сумеречный дракон, получивший внятный приказ-образ, довольно уркнул и исчез в наступающей на Драгобуж ночи.

   - Нам пора, Дон... - Услышав голос мага, ученик, сидевший за столом в гостиной, освещенной лишь светом одной настольной лампы, кивнул и, отложив в сторону дорогую перьевую ручку, которой он только что пытался чертить буквы по представленному арном образцу, вышел из-за стола.

   - Я готов. - Подойдя к Т'мору, проговорил паренек. Маг окинул взглядом ученика. Лицо бледное, губы сжаты в тонкую полоску, напряжен... но в глазах упрямый блеск. Очень неплохо. Арн удовлетворенно кивнул и уже было направился к выходу, когда внезапно распахнулась дверь спальни магессы, и на пороге нарисовалась Ирисса в темном мужском костюме довольно свободного покроя, надвинутой на глаза широкополой шляпе и со шпагой у бедра.

   - Неужели вы решили отправиться на прогулку без меня? - Наслаждаясь произведенным эффектом, осведомилась она.

   - Ну, вообще-то, да. - Невозмутимо кивнул Т'мор, а Донов, уже успевший познакомиться с непредсказуемым характером магессы Латто, после этих слов вжал голову в плечи. Впрочем, реакция Ириссы действительно оказалась нестандартной. Она, прищурившись, окинула собеседников взглядом, и вдруг хмыкнула.

Глава 4

Дела домашние

   Покинуть дворец сходу не удалось. Едва Ирисса и Т'мор с Доновым покинули отведенные им покои, как рядом возник помощник управителя, заявивший, что князь хотел бы побеседовать с магами перед отъездом и уже ждет их в своем кабинете.

   Пройдя за слугой по многочисленным коридорам и переходам в личные покои княжеской семьи, маги, оставив Донова в приемной, вошли в предупредительно распахнутую секретарем дверь знакомого им кабинета. И следующий час Т'мору пришлось вертеться как угрю на сковороде, всячески стараясь увильнуть от перспективы осесть при княжеском дворе в качестве пожарной команды на случай очередного появления ушлых послов с магами разума за пазухой. Ирисса же лишь молча наблюдала за происходящим и за время всей беседы не проронила ни слова.

   - И все же, почему вы столь упорно отказываетесь от такого заманчивого предложения, Т'мор? - В конце концов, не выдержал князь. - Это же великолепные перспективы!

   - Государь, я не создан для дворцовой жизни. Мой удел - исследования в тиши лабораторий, диспуты с коллегами, обучение будущих темных магов и переучивание уже существующих... Во дворце же меня попросту сожрут. Я непривычен к интригам, а уж специальность мага разума так и вовсе гарантирует мне либо удавку на шею, либо яд в бокале в самое ближайшее время.

   - Ох, что-то с трудом верится, что мага можно так легко отправить на тот свет... - Покачал головой князь.

Глава 5

Дела минувшие, неоконченные...

   Гор нервно вышагивал из угла в угол просторной общей комнаты в доме на побережье Океана Исхода, куда с полчаса назад его доставил Арролд. Да, в распахнутых окнах этой гостиной, обращенных к отвесным утесам, возвышающимся в нескольких километрах от дома, невозможно увидеть океан, но ветер, гуляющий по этой узкой полосе земли, приносит запах моря. Чуть-чуть горечи и соли и утренняя свежесть... Вот только этот бодрящий аромат ничего не значит для мечущегося по дому рисса. Впереди его ждет тяжелая встреча с человеком, которого он когда-то назвал братом и привел в Мор-ан-Тар. Человеком, умудрившимся за каких-то полтора года встряхнуть Темные земли так, как не удавалось никому со времен ухода арнов, да еще и оказавшимся их потомком.

   - Как всегда порывист и без нужды тороплив, да, Гор? - Голос, раздавшийся за спиной рисса, заставил его подпрыгнуть. Развернувшись в прыжке, Гор застыл на месте, внимательно рассматривая стоящего в дверях Т'мора. Смотрел и не узнавал. Меньше пяти лет назад он привел в Столицу юношу, да, вполне самостоятельного и уверенного в своих силах, но юнца... А сейчас перед ним молодой мужчина, воин и маг, от которого просто-таки исходит ощущение силы и опасности... Гор нахмурился. Но почему он ощущает от Т'мора еще и враждебность?

   - А ты считаешь, что я должен кинуться тебе на грудь и зарыдать от счастья? - Тонкий шрам на лице Т'мора дернулся в намеке на улыбку. Холодную такую, саркастичную усмешку. Арн, взмахом руки указал риссу на кресла в углу комнаты. - Присядем?

   - Ты изменился, Т'мор. - Тихо произнес Гор, едва они устроились в креслах. - Хорги на тебя сильно повлияли.

   - Не думаю, что это только их заслуга. - Покачал головой Т'мор. - Риссы тоже приложили немало сил для этого... Ладно, как бы то ни было, но мне кажется, что ты искал встречи со мной не для того, чтобы полюбоваться на мою физиономию. Перейдем к делу. Зачем ты здесь, гардэ?

ЧАСТЬ 2

Глава 1

И нет нам покоя ни ночью, ни днем...

   Тем же вечером в доме на побережье состоялся самый странный совет... Нет, дело было вовсе не в вопросах, которые обсуждали собравшиеся, хотя и они не могли считаться чем-то совершенно обыкновенным. Но дело было в самом составе собравшихся на небольшой веранде у вершины холма. Где еще можно встретить в одной компании трех риссов, пару хоргов и двух людей? Для полноты картины не хватало разве что двуязыких... Но вот они-то точно ни за что не присоединились бы к собравшимся. Разве что под страхом смерти...

   - Итак, как я понимаю, наш юный друг решил открыто вмешаться в происходящее в Шаэре с Домом и-Нилл? - Задумчиво проговорил Торр, поглядывая на арна.

   - Не совсем так, дом Торр. - Покачал головой Т'мор. - Не скрою, в землях Высокого Дома есть нечто интересное для меня. Но лезть в свары кланов, ради возможности заиметь это самое "интересное" в свою собственность, я не собираюсь. И вовсе не потому, что не желаю мараться, как некоторые присутствующие могли бы подумать...

   На этих словах, Лир и Арролд переглянулись, и чуть заметно хмыкнули. Легкость, с которой арн выловил их сомнения из витающих над компанией обрывков эмоций и мыслеобразов, большей частью старательно прикрытых блоками, довольно четко показала, что еще недавно вполне себе номинальное признание арна Мастером Вязи школы Разума, полученное им лишь благодаря победе над личем, стало реальностью.

   - И незачем так переглядываться. Сами подумайте, чем мне было еще заниматься в катакомбах, как не развитием Дара? - Заметив переглядывания рисса и хорга, пробурчал арн.

Глава 2

Лебедь, рак и щука - неплохое трио, если верно пнуть...

   Хотя Т'мору и была известна суть произошедших с Тарой злоключений, он и сам с интересом выслушал рассказ запинающейся от слабости девушки. Все-таки, Донов мог поведать лишь свою часть истории, да и Уголек видел далеко не все, а уж учитывая, что точка зрения змея довольно сильно влияла на его повествование... если можно так выразиться в отношении мыслеобразов сумеречного дракона... В общем, только сложив все три версии, можно было получить хоть сколько-нибудь полную картину произошедшего.

   А история оказалась проста и незамысловата. Буквально через полчаса после ухода Т'мора на побережье, в университетский городок въехали двое эйре, без какого-либо сопровождения. О цели приезда, великолепные линен не распространялись, отговорившись путешествием по собственным надобностям. Как бы то ни было, их с почетом приняли в университете и предоставили апартаменты. Проделано все это было с подачи ныне пребывающего в бессознательном состоянии главы кафедры Жизни, Радова. Он же устроил любопытствующим эйре небольшую экскурсию по городку и самому университету, предоставил им возможность заглянуть на лекции и пройтись по жилым корпусам... в общем, экскурсия больше напоминала самую натуральную инспекцию. Вот, к окончанию этой своеобразной прогулки, на глаза двуязыким и попались Донов с Тарой, не нашедшие лучшего места для очередного состязания, чем небольшой дворик за флигелем Т'мора.

   Трудно сказать, была ли это только глупость клирика Света, или здесь имела место общая ненависть эйре ко всему темному, но тем же вечером, пара вагантов-целителей старшей скамьи подловила Волича у самого входа во флигель. Донова спасла только его реакция и то, что семнадцатилетние дуболомы совершенно не ожидали какого бы то ни было сопротивления от "этой черной мелюзги". За что и поплатились весьма основательными порезами рук, а один из них, и вовсе схлопотал вполне профессиональный удар в печень, так что если бы не их специализация, одним вагантом школы Жизни, в Драгобужском университете сейчас было бы меньше.

   На следующий день, по совету матери, оставшейся во флигеле с сыном, после того, как она узнала о произошедшей стычке, Донов решил не покидать дома. Но ближе к обеду ему пришлось нарушить данное себе слово, чтобы наведаться в лазарет, поскольку заглянувшая в гости Ирисса сообщила, что Тару нашли в одном из переулков внешнего круга, избитую чуть ли не до полусмерти, и со следами не определенных светлых заклятий.

   На этот раз жизнь Донову спас огненный шит магессы Лато. В ученика запустили мощным проклятием школы Жизни, как раз в тот момент, когда он с Ириссой пересекал площадь перед зданием университета. Поход к Таре был отложен, и Волич забаррикадировался во флигеле, с полного одобрения магессы, пребывающей в ярости от того, что какие-то ваганты осмелились нападать на жителя университетского городка, совершенно не считаясь с ее присутствием.

Глава 3

Где найдешь, где потеряешь...

   Оран с настороженностью рассматривал застывшего посреди площади человека, уверенно сжимающего в руке потрепанную трость. Опытный мечник, он не мог не отметить те характерные черты и повадки, что отличают обычного воина от поединщика. А линт ла Саунвейн, бывший второй заместитель Главы Морского бюро Эйреаллана, был отменным профессионалом во всем, что касалось войны. И сейчас он испытывал законное беспокойство, рассматривая своего противника. По определению, человек не ровня эйре в фехтовальном искусстве. Куда уж хуманам, до стремительности воинов-эйре... Но вот, конкретно этот человек... уж больно он спокоен. Впрочем, какая Орану разница?! Он только что нарывался на светлый суд, чтобы сдохнуть... Так чего же он беспокоится? Будет только лучше, если хуман окажется достойным противником.

   - Двуязыкий, ты уснул? - Ровный голос человека, вырвал эйре из раздумий и он, крутанув сверкнувшие на солнце клинки, двинулся вперед.

   Оран не успел заметить, в какой момент, трость в руке его противника превратилась в два смертоносных клинка. А потом ему стало и вовсе не до размышлений над артефактным оружием темного. Злые отблески стали моментально втянули эйре в свой смертельный хоровод. Еще секунду назад, ла Саунвейн был уверен в превосходстве своей реакции, а сейчас до него дошло, что он с трудом отражает эти длинные, обманчиво-плавные выпады хумана. Миг, и змеиный танец клинков вдруг сменяется жалящими уколами. Их невозможно парировать, можно только уклониться... И линт пляшет на брусчатой мостовой, словно балаганный актер, уклоняясь от, кажется, стоящего на месте противника! Ар-ррр!!!

   Не думая ни о чем больше, Оран срывается в сумасшедшую атаку, не обращая никакого внимания на устремившиеся к нему жала клинков темного, и, буквально, надевшись на них, чувствует, как его правый меч упирается в тело хумана... и пронзает его насквозь! Улыбка расцветает на побелевших губах эйре, глаза закрываются... и сознание Орана с грохотом обрушивается во тьму. Достал!

   Толпа, обступившая площадь, молчит, во все глаза наблюдая странную скульптуру: стоящий на коленях, обмякший эйре, пронзенный двумя мечами, только и удерживающими его от падения, чьи рукояти покоятся в руках возвышающегося над ним человека, с клинком эйре в груди.

Глава 4

Не всякая новость - шутка судьбы, но каждая ее шутка нова

   Добравшись до своего флигеля, Т'мор, первым делом, черкнул письмо для Ассана и отправил Уголька к оставленному им на дороге Тиславу, вручив ему, вместе с рекомендательным письмом, увесистый кошелек с кронами. Путь до Хорогена был не близок, а кушать горе-ваганту что-то нужно, и желательно каждый день.

   Т'мор поморщился. Надо было все-таки обыскать этого ургова Дира перед тем, как сбросить его тело в Хаос. Глядишь, и не пришлось бы сейчас тратить и без того не особо великие капиталы на экипировку будущего целителя. И ладно еще, если Уголек, по пути, не решит устроить себе небольшой перекус, тогда бедняге Тиславу грозит весьма унылый поход в темные земли. Арн хмыкнул, получив гневный отклик от уже улетевшего змея и, наконец, позволил себе расслабиться. Это был нелегкий день... И честно говоря, убийство ваганта было не самой тяжелой его частью. Вот рыться в напрочь скособоченном разуме этого выкидыша светлого миропорядка, было куда как противней. Ни одной человеческой эмоции, только голый фанатизм и уверенность в собственном превосходстве... Неудивительно, что этот Дир так споро откликнулся на призыв двуязыкого клирика. Два сапога - пара! Один Оран вроде бы вменяемый тип в этой компании, так ведь нет! Порушили, видите ли, гадкие маги, достоинство воина. Не уберег шефа, так и жить незачем... Вот интересно, а светлые, они все такие... хм-м... недалекие, или это только Т'мору так везет?

   С легким вздохом, Т'мор откинулся на спинку кресла, но тут его взгляд упал на стоящую у самого края стола, шкатулку и арн глухо выругался. Он совсем забыл про этот ларец, переданный ему старым риссом, а тот так и простоял здесь все то время, пока Т'мор пытался разрулить проблемы своего ученика и протеже Ллайды.

   - Ладно. Вроде бы сейчас время у меня есть, можно и глянуть, где же хранятся запчасти для моей установки... - Пробормотал арн и потянул к себе тяжелую шкатулку.

   Мельком пробежав по нескольким листам, исписанным мелким убористым почерком Торра, Т'мор невнятно хмыкнул и принялся ворошить бумаги в ларце. В конце концов, он нашел, что искал и сосредоточился на небольшом списке, время от времени сверяясь с описаниями в приложениях к нему.

Глава 5

Дело потехе не помеха...

   Сказать, что Т'мор сильно расстроился, узнав содержание беседы Ириссы с ректором, было нельзя. Нет, слова магессы, безусловно, болезненно шкрябнули по его самолюбию, но не более того. Уж на такой эмоциональный блок, умений арна точно хватит, и без угрозы для душевного здоровья. А вот то, что Ирисса считает его увязшим в ее сетях, Т'мору даже на руку. Ректор все равно не оставит постороннего темного мага без присмотра, так пусть уж лучше соглядатаем будет уже "засыпавшаяся" магесса Латто, тем более, что особой злости в отношении ушлой магессы, Т'мор не питает. В ином же случае, придется несчастному арну в каждом новом знакомом подозревать очередного подсыла от Ламова... или князя. А так недолго и вновь в паранойю удариться. Вот уж без чего Т'мор хотел бы обойтись. Привык как-то за три года отшельничества не оглядываться ежесекундно через плечо, и забыл, каково это, постоянно ждать удара с любого направления. Пусть два из тех трех лет, арн провел большей частью в искусственном сне, обучаясь премудростям предков, но ведь и в сновидениях ему не приходилось опасаться внезапной атаки... разве что, от скучающего Уголька.

   Арн отвлекся от размышлений, только услышав мелодичную трель своего компа, честно слямзенного им из хранилища его далеких предков. Бросив взгляд на мерцающую пиктограмму, Т'мор довольно кивнул и, наскоро проверив скрывающийся за ней файл, выключил древнее устройство, так напоминающее известные ему еще по Свободному городу, компы. Хлопнув крышкой изящного пенала, арн сложил рамку сканера и принялся собирать в тубусы, разложенные на столе разновозрастные карты, стараясь не повредить особенно древние образцы. За такое кощунство, библиотекарь ему плешь проест...

   Разложив все документы по футлярам, Т'мор кликнул Донова и, едва тот появился в дверях, указал на внушительную гору тубусов, образовавшуюся у него на столе.

   - Чтобы завтра с утра, их здесь не было. Отнесешь в библиотеку и отдашь хранителю. Ясно?

   - Да, учитель.

ЧАСТЬ 3

Глава 1

Лекарство от борзости - вкус омерзительный...

   Взявшись за резную ручку двери, ведущей в кабинет ректора, Т'мор хмыкнул и с трудом удержался от усмешки. В последнее время, он бывает здесь чуть ли не чаще, чем на собственных лекциях. Арн вздохнул и, состроив непроницаемое лицо, отворил дверь. Взвившийся перед ним защитный полог, Т'мор рассек одним движением любимой трости, вмиг окутавшейся темным туманом.

   - Вы вызывали меня, ректор? - Не обращая внимания на застывших в напряженных позах, перед столом Ламова посетителей, осведомился арн. От раздавшегося за их спинами голоса, бранианцы вздрогнули и резко обернулись. Все как один.

   Окинув равнодушным взглядом пятерку гостей, среди которых один выделялся особым удивлением, прямо-таки написанном на холеной физиономии, Т'мор покачал головой. Это ж надо! Вот так вот взять и развернуться спиной к неслабому магу!

   - Да, господин Т'мор. Прошу вас, присаживайтесь, где вам будет удобно. Сейчас подойдут остальные преподаватели, и я объясню причину вызова, если не возражаете. Уж извините, не хочу повторять десять раз одно и тоже. - Голос Ламова, невидимого арну за спинами гостей был спокоен... О, а вот и сам ректор. Догадался-таки выйти из-за стола и занять кресло у окна, так чтобы его было видно от дверей. Ламов улыбнулся. - А пока, если не возражаете, наши гости хотели бы задать вам несколько вопросов.

   В ответ, Т'мор лишь пожал плечами, усаживаясь на диван и старательно игнорируя все еще молчащих бранианцев. Сглазил.

Глава 2

Овца в волчьей дохе, это страшно... и воняет

   Полюбовавшись на мягкие переливы Тьмы в Узоре отрешенно орудующего топором Дира, Т'мор весело ухмыльнулся и двинулся в обратный путь, к ожидающему его на площади хауку. Вот только добраться до Серого без приключений, у арна не получилось. Не успел он выйти на крыльцо храма, как из распахнутых дверей обители буквально выплеснулась толпа послушников, наряженных в выбеленные сутаны и вооруженных внушительными дубинами, очевидно претендующими на гордое звание жреческого посоха. Замерев в паре метров от удивленного Т'мора, послушники принялись сверлить ег самыми что ни на есть убийственными взглядами, всячески демонстрируя готовность порвать "темное отродье" на тысячу кусочков. Для того чтобы понять их намерения, Т'мору, наверное, необязательно даже было применять свои умения мага школы Разума. Агрессия из адептов света перла, как трава по весне!

   Окинув взглядом сопящую толпу послушников, арн недоуменно хмыкнул и, развернувшись на каблуках, решительно двинулся прочь, не забыв укутаться в давно ставший привычным плащ Тьмы. На всякий случай, а то кто знает, что за глупость придет в эти светлые головы? Арн бросил взгляд через плечо...

   - Остановись! - Внушительный бас, раздавшийся откуда-то из толпы послушников, низким гулом понесся над площадью и, растолкав служителей, вперед выбрался худой, если не сказать изможденный старик в белоснежной сутане, подвязанной алым шнуром. Благообразная, седая борода, поблескивающая серебром под солнечными лучами, мохнатые брови и впалые щеки, изборожденные морщинами. Оч-чень колоритный дедушка.

   Внимательно взглянув на старика, Т'мор тихо хмыкнул и остановился, застыв вполоборота к толпе светлых, поудобнее перехватив излюбленную трость. На всякий случай.

   Поняв, что молодой человек не собирается идти к нему на поклон, старик покачал головой и, жестом остановив качнувшихся было в сторону темного гостя, послушников, сам двинулся ему навстречу. Кто-то из служек тут же подал деду витой посох, украшенный затейливой резьбой по светлому, почти белому дереву и светлый принялся медленно спускаться по лестнице, с важностью постукивая этим костылем-переростком по выщербленным плитам ступеней.

Глава 3

Одиннадцатая заповедь - не попадайся

   За размышлениями о состоявшейся беседе со жрецом вообще, и о его последнем предсказании, изрядно выбившим арна из колеи, Т'мор и не заметил, как добрался до университета, и отвлекся от собственных мыслей, только оказавшись в одном из погребков внешнего круга, да и то, лишь когда просторный полупустой зал наполнился шумом и криками веселых вагантов, дружной гурьбой ввалившихся в помещение. Обнаружив в руке внушительную кружку с душистым лагром и оглядевшись по сторонам, арн вздохнул и, бросив на стол пару мелких монет, привычным усилием скользнул в тень, собираясь покинуть ставшее слишком шумным заведение. Но, уловив обрывки разговоров многочисленных посетителей, Т'мор передумал и решил, все-таки, сначала допить напиток, а уж потом возвращаться в свой флигель. С интересом послушав несколько разных версий об утренних событиях, успевших разлететься по городку среди вагантов и жителей, арн довольно хмыкнул.

   Все получилось даже лучше, чем он рассчитывал. Если бы не амулет разъяренного барона, ему бы пришлось самому оглушить бранианца, и не факт, что манипуляции с сознанием господина Таро, в этом случае, прошли бы незамеченными для окружающих. Нет, вряд ли бы кто-то что-то понял, но сам факт странной возни победителя с побежденным, мог навести магов на ненужные мысли... А так... Да уж, знатная подстава получилась. Вряд ли теперь и в самом Бране к барону будут относиться с прежним уважением. А то, что новости о бесчестном поступке Гаста Таро в скором времени дойдут до его родины, можно не сомневаться. Не зря же, половина местной знати приходится родней именитым бранианским родам...

   В таком, весьма приподнятом настроении, довольный прошедшим днем, арн наконец покинул погребок и отправился в свою берлогу, усилиями шустрой Рады, успевшую превратиться в довольно уютное место. Проверив успехи Донова в ментальном искусстве и пожелав спокойной ночи, как ученику, так и своей экономке, арн окинул довольным взглядом чисто прибранную гостиную и направился в спальню. Жаль только, что без Ириссы. Кстати... надо бы поинтересоваться, как у нее дела, а то спряталась, понимаешь, от темного мага, и даже на обедах с преподавателями не появляется... По крайней мере, когда на них бывает сам Т'мор. Да и подарок ее "подзарядить" надо бы. А то ведь, уже второй день, как кокон окончательно исчерпал свой заряд, да так, что даже на прослушку его энергии не хватает, ага...

   Арн глянул в сторону старательно заправленной, широкой постели и, поняв, что сон его сейчас совсем не привлекает, отворил окно. В проем тут же ударил резкий порыв холодного ветра. В глубине души Т'мора чуть ворохнулось уже изрядно надоевшее, нервное недовольство, но тут же пропало, оставив четкое ощущение, что болезненный период смены чешуи завершился. А это значит, что в ближайшие три-четыре года у него не предвидится никаких неконтролируемых всплесков эмоций, что не могло не радовать мага школы Разума, давно привыкшего держать свои чувства в жесткой узде.

   Т'мор покосился на распахнутую створку и вздохнул. В принципе, можно было бы просочиться и не открывая окна, но... какая, к ургам, разница?

Глава 4

Обычно именно жажда мира приводит к войне

   Подобного стыда Римин не испытывал уже очень и очень давно. Если быть точным, то в последний раз это событие произошло с ним, когда он попытался проучить ученика своего отца... и был размазан недавним крестьянином по стеночке, прямо на виду у родни.

   Воля вломившегося в его сознание молодого темного мага, с легкостью снесла первые мыслеблоки Римина и, кажется, нехотя толкнувшись в судорожно поднятые щиты активной защиты, отчего те ощутимо просели, словно застыла в ожидании.

   Недооценил. Не понял. Римин только что зубами не заскрипел от злости, но в тот же миг осознал, что его собственное тело ему не подчиняется. Вот тогда-то и накатил страх и... тот самый стыд. Проморгать такого мастера у себя под носом! Да, он молод, можно сказать, непозволительно юн, но... Да ради Света! За время пребывания в университете, этот темный оставил Римину столько знаков, подсказок и предупреждений, а он их прошляпил... не посчитал стоящими внимания...

   - Не стоит так разоряться, мастер. - В мыслеобразе Т'мора, просочившемся через щиты Римина, легко можно было заметить холодную усмешку, точно такую же, как та, что играла на губах темного мага в этот момент. - Как вы сами правильно заметили, я не раз оставлял вам кое-какие подсказки, рассчитывая на беседу... но вы предпочли окольные пути.

   - Не понимаю... - Скорость, с которой Римин принялся укреплять свою защиту, Т'мора почти восхитила.

Глава 5

В суете, да не в обиде...

   В очередной раз дом на побережье переживал наплыв гостей. Надо было видеть глаза Тары и Донова, когда они узрели, в какой компании им предстоит провести каникулы! А вот Рада только пожала плечами. Кажется, экономка просто привыкла к причудам своего работодателя и уже не удивлялась тому, что происходит вокруг него. Впрочем, ученики тоже довольно быстро пришли в себя, а после знакомства с гостями и обитателями прибрежного особняка, и вовсе почувствовали себя как дома. Ну, почти... Тара тут же увлеклась беседой с Ллайдой, а Донов, прикипевший взглядом к развешенной по стенам коллекции оружия Лира ан-Торр, со всем вниманием слушал лекцию ее владельца.

   Т'мор глянул на огромный стол, за которым вполне себе мирно устроились люди, хорги и риссы и, на мгновение задержав взгляд на задумавшейся о чем-то Ллайсе, неопределенно хмыкнул.

   - Это ты к чему? - Тут же осведомился Байда, подцепляя с тарелки тонкий, почти прозрачный виток едва розоватого сала... И где только добыл? Вроде ни у белогривых, ни у риссов, Т'мор такого блюда не встречал...

   - Да вот, смотрю на нашу непрерывно растущую компанию и понимаю, что скоро здесь придется строить еще один дом. - Ответил арн.

   - Не придется, юноша. - Сидящий у противоположного конца стола, Торр, несмотря на довольно шумное окружение, услышал негромко сказанные слова, после чего поднялся со своего места и, лишь дойдя до арна, продолжил тихим голосом. - В начале следующей декады совет кланов Высокого Дома и-Нилл будет рассматривать несколько вопросов... И в том числе, будет решаться судьба небольшого клочка земли в принадлежащем Дому, горном районе.

ЧАСТЬ 4

Глава 1

 Мы пойдем другим путем...

   За два дня оставшихся до созыва совета, Т'мор успел не только вымотаться сам, организуя сети артефактной защиты по всему замку, но и достать всех окружающих, включая Лайна и Корра. О помощниках и адъютантах последнего, можно и вовсе промолчать, поскольку, если утром первого дня, при знакомстве с арном, они лишь с подозрением косились на Т'мора, не доверяя незнакомому хуману, то уже к исходу того же дня, бедняги шарахались от деятельного арна, как черт от ладана... Впрочем, Т'мору было не до отношения военных к его персоне. В те моменты, когда он не был занят "прикапыванием" очередного неприятного сюрприза для возможных агрессоров или установкой сети следящих артефактов внутри самого замка, арн ругался по переговорному шару с Байдой, тряся перед ним планами цитадели. А потом, снова несся, то устанавливать новую порцию амулетов, то переносить или настраивать заново уже установленные, не переставая при этом пререкаться с магами, прибывшими в замок по приказу Торра, и теперь с явным скепсисом следившими за мотыляниями хумана-артефактора. В общем, было весело.

   Зато, к исходу второго дня, в магическом плане, замок был защищен так, что мог, наверное, спокойно выдержать атаку и полного круга магов... да и не только выдержать, но и неслабо ответить на поползновения агрессоров. Все-таки ни Т'мор, ни его учитель, артефактор Байда не были сторонниками пассивной защиты. А уж про генерала Корра и его солдат, и говорить не приходится... Этим рубакам, только дай противника, нашинкуют в салат и добавки попросят.

   Но вот минул вечер второго дня, и солнце, блеснув красноватыми отблесками на покрытых изморозью зубцах боевой площадки главной башни, скрылось за горизонтом. По замку прокатился глухой звон установленного во дворе била, очередная смена воинов вышла в первый ночной караул, а на четвертом ярусе огромной башни, в заклинательном покое, Т'мор уступил место одному из магов Торр, передав ему управление всей артефактной защитой замка. Молодой рослый рисс в темно-синем балахоне адепта школы Воды, надменно кивнул, приняв у Т'мора управляющий кристалл, на что арн совершенно не обратил внимания. Вымотавшись за два дня, сейчас, он мечтал только об одном, дойти до выделенной ему комнаты и вырубиться часиков эдак на пятнадцать-двадцать...

   Но нет в жизни счастья, и на следующий день, Т'мору пришлось подняться куда раньше, чем хотелось. И то, только для того, "чтобы достойно встретить пребывающего в замок Совета, князя Торр", как выспренно выразился будивший Т'мора слуга-кром. Вот и пришлось недовольному арну добрых полчаса топтаться на парадной лестнице, в ожидании прибытия Лира, а потом еще и дожидаться, пока присутствующие поприветствуют друг друга в полном соответствии с местным этикетом.

   Впрочем, надо отдать должное военным, они не любят терять время на излишние расшаркивания, а потому уже четверть часа спустя, Т'мор молча сопровождал консортаэна, идущего к отведенным ему Лайном, покоям. Молча, поскольку на это намекнул сам Лир, кивнув в сторону ведущего их по коридорам замка, адъютанта генерала Корра.

Глава 2

Интриги и гонорары...

   Прошло уже два часа после столь фееричного завершения первого заседания Совета кланов, а замок все гудел, словно растревоженный улей. По переходам и галереям, словно угорелая, носилась замковая челядь, подбадриваемая громоподобным и абсолютно нецензурным рыком Лайна. Часть солдат, нагруженная снаряжением, курсировала меж казармами и складами, тогда как остальные воины подгоняли выдаваемое вооружение, словно готовились к походу. В общем, после отъезда представителя Риона, жизнь в имении закипела с новой силой. Единственным островком спокойствия среди всего этого шума и суеты, можно было бы назвать покои главы Совета, где сейчас собралась весьма внушительная компания... Но и это было лишь обманчивое ощущение. По крайней мере, Лир, с опаской поглядывающий на Т'мора, молча замершего с непроницаемой физиономией у камина, дорого бы дал, чтобы оказаться сейчас подальше от собственных покоев. Это вон Корру да Раудам все по барабану, ну еще может Андэрсу, с завидным спокойствием вливающему в себя уже третий бокал какой-то крепкой настойки...

   - Ну да, ведь в отличие от одного бывшего дипломата и его торкнутого на всю голову предка, они не пытаются мною манипулировать. - Кивнул Т'мор, внаглую читая мысли Лира. Означенные же риссы, даже головы не повернули в сторону арна и консортаэна, занятые своей беседой.

   - Хм... Т'мор, но ведь и мы тобой не манипулировали. - Медленно проговорил ан-Торр. - Да, кое о чем Торр предпочел умолчать... но ведь это такая мелочь!

   - Мелочь? - Т'мор приподнял бровь и хорговская маска дала трещину. - Значит, повесить на меня должность "ока совета" это, по-твоему, мелочь... Замечательно, Лир. Вот только мы не договаривались о таком повороте событий. Более того, и тебе, и Торру прекрасно известно, что я не собираюсь лезть в свары кланов и Домов. Мне не нужна слава возмутителя спокойствия! Одно дело быть твоим телохранителем, и совсем другое - участвовать в работе совета, да еще на такой должности!

   - А чем тебя не устраивает твоя должность? - Попытался "включить дурака" рисс.

Глава 3

Моргай, не моргай, а реальность никуда не денется...

   Это вчерашнюю суету Т'мор посчитал чрезмерной? Зря. По сравнению с тем, что творилось в имении сейчас, вчера здесь царили тишина и покой! Генерал Корр гонял своих подчиненных в хвост и гриву так, что под теми земля горела. Адъютанты носились по замку, подгоняя воинов и рыча на не успевающих уворачиваться с их дороги слуг. Ворота имения были заблокированы, и дозорные тройки, количество которых, на всякий случай было удвоено, рассыпавшиеся по окружающим имение лесам и полям, теперь вынуждены были возвращаться в замок, исключительно, с помощью веревочных подвесок, спускаемых стражами со стен.

   Нашлась работа и для Т'мора. Как только генерал объявил о переходе замка на осадное положение, арну пришлось вновь заняться артефактами. Так что, сразу после трапезы, Т'мор вынужден был выслушивать многочисленные пожелания офицеров по улучшению артефактной защиты замка. Озабоченные возможностью потери дозоров в случае, если Рион, не ограничившись походом к замкам Ги, вдруг решит устроить осаду имения, подчиненные Корра, дружно, и с немалым энтузиазмом наотмечали на карте места желательного расположения сигнальных и атакующих амулетов. И Т'мор спорил с ними до хрипоты, пытаясь умерить аппетиты разошедшихся, под управлением дорвавшегося до настоящего дела Корра, вояк, объясняя, что на расстоянии в десяток километров, любой сигнальный или следящий артефакт будет просто бесполезен. Ну не добьет его сигнал до заклинательных покоев имения. Да и минирование подходов к замку - штука отнюдь не такая безобидная, как кажется домам военным, поскольку подходящие артефакты слишком тупы, чтобы отличить своего от чужого, а значит, устанавливать их надо тоже не абы как... Но, в конце концов, спорщики пришли к компромиссу, в результате чего, Т'мору пришлось до самого вечера объяснять отправляющимся в дозор риссам, на каком расстоянии от замка, как именно и где нужно размещать сигнальные сети и редкие боевые артефакты. Впрочем, нужно отдать должное воинам, они довольно шустро разобрались в мешанине костяных и металлических безделушек, испещренных мельчайшими рунными вязями. Так что, к закату, в радиусе двух километров от замка образовалась плотнейшая сигнальная сеть... и пара небольших управляемых минных полей, которые, вояки дружно решили расположить на двух самых удобных для разбивки лагеря, местах.

   По мнению Лира, все это мельтешение было ничем иным, как перестраховкой. Но едва глава Совета кланов попробовал заикнуться об этом в присутствии Корра и Т'мора, те смерили его одинаково сожалеющими взглядами, так что Лир тут же отказался от мысли что-то доказать этим двум параноикам и просто махнул на них рукой.

   А вот маги клана Торр получили возможность полюбоваться на работу молодого мастера-артефактора, когда тот снаряжал дозорных артефактами, попутно поясняя, к чему приведет активация того или иного боевого амулета, и теперь косились в его сторону с легкой опаской... Их можно понять. Извращенная фантазия Байды и Т'мора создала такие "шедевры" артефакторики, что перед их действием блекли даже некоторые заклятия некрономов. К тому же, одно дело, когда маг бьется со своим коллегой, тут все честно и понятно, удар на удар и пусть победит сильнейший! И совершенно другое дело, когда под ногой ничего не подозревающего мага активируется убойный артефакт, внутренним оком, определяемый как обычный камень, разве что чуть более обычного насыщенный силой стихии. Как бы ни был силен маг, он просто не успеет что-либо противопоставить такому удару, и спасти здесь может только опыт...

   Т'мор пару раз ловил на себе взгляды магов клана Торр, и только хмыкал. Зато когда зал опустел и в нем, помимо арна, остались лишь мажордом да Лир, Т'мор облегченно вздохнул.

Глава 4

По долинам и по взгорьям...

   После скачки и беседы с довольным трактирщиком, Т'мор таки восстановил душевное равновесие. От его утреннего поганого настроения не осталось и следа, так что теперь он был не прочь пообщаться с окружающими. Вот только, лейтенант Дорн, приставленный к арну в качестве охраны, оказался слишком молчалив... Т'мор не стал выяснять причины замкнутости своего охранителя, благо недостатка в возможных собеседниках он не испытывал. А потому, нарвавшись на очередное равнодушное пожатие плеч, в ответ на один из вопросов заданных Дорну, арн хмыкнул и, не проронив ни слова, резко развернул Серого. Хаук, почувствовав мощный рывок узды, аж присел на задние ноги, но, мгновенно развернувшись на месте, издал короткий недовольный рык и помчался в обратную сторону, обходя по обочине отряд риссов. Поравнявшись со знаменем отряда, отмечавшим место командира в колонне, Т'мор хлопнул Серого по шее, сопроводив этот жест легким мыслеобразом, и хаук, моментально остановившись, повторил тот же фокус с поворотом на месте. Вот только на этот раз обошлось без недовольства. Развернувшись, Серый тут же прибавил ход, держась вровень с хауками прапорщика и Арвида.

   - Сьерр Т'мор. - Короткий кивок прим-полковника свидетельствующий, что он заметил арна и вопросительная интонация в голосе, при полной неподвижности мимики. Интересно, этот рисс брал уроки у хоргов?

   - Дом Арвид. - Т'мор взглядом показал на кольцо охраны вокруг военачальника. В эту игру можно играть вдвоем, не так ли?

   Прим-полковник еле слышно хмыкнул и отдал короткий приказ своему сопровождению. В тот же момент, воины чуть подали хауков в стороны, кольцо охранения разошлось, и Т'мор получил возможность подвести Серого поближе к Арвиду. А спустя секунду, вокруг рисса и арна опустился Полог Тишины.

   - Вы о чем-то хотели поговорить, сьерр Т'мор? - Сухо осведомился прим-полковник, убедившись, что его полог заработал во всю мощь. Вообще, дом Арвид чувствовал себя не в своей тарелке рядом с представителями Совета, чье общество ему навязал генерал Корр. Нет, прим-полковник безмерно уважал старого военачальника, но вот как относиться к этим... советникам, понять не мог. С одной стороны, Железный Корр завил, что оба рисса и хуман подчиняются напрямую Совету, то есть, даже не самому генералу, а с другой, настоятельно требовал присмотреть "за этими оболтусами, пока они еще один Сандовар не учудили". Интересно, как он себе это представлял?!

Глава 5.

Бег с препятствиями и без...

   Из лагеря, корпус уходил перед самым рассветом, тихо и незаметно. Прикрытые ворохом иллюзий и несложными, но весьма эффективными амулетами, блокирующими эмоциональный и мысленный фон, всадники мерно двигались по старому тракту, оставив в лагере три десятка воинов, должных прикрыть Т'мора. Оставить арна в пустом лагере в одиночестве, прим-полковник отказался наотрез. А когда на вечернем совещании штаба, под недовольными взглядами офицеров, Т'мор попытался оспорить решение командира корпуса, дом Арвид прищурил желтые глаза и, криво ухмыльнувшись, покачал головой.

   - Сьерр Т'мор, Око Совета, я могу понять ваше желание остаться в лагере в одиночестве, равно как поймет его любой из ваших коллег. Никто из магов не захочет выдавать свои маленькие секреты, но поймите и вы меня. Необходимость присутствия в лагере, по крайней мере роты моих воинов, неоспорима. Кто еще изобразит те дозоры, что уже декаду, дважды в день выезжают за ворота лагеря для наблюдения за близлежащими землями? Или вы способны и в этом заморочить наших предполагаемых наблюдателей? Сомневаюсь.

   И Т'мор смирился.

   - Прошу прощения, дом Арвид. - Со вздохом развел руками арн. - Как я уже говорил, я мало что понимаю в маскировке больших отрядов...

   Маги принялись за работу сразу по окончании совещания, едва офицеры освободили штабной шатер и разошлись по своим полкам, заниматься сборами.