Самоосвобождающаяся игра

Демчог Вадим Викторович

Предостережения

Эта книга не имеет отношения к «чистоте передачи» конкретных духовных традиций! Скорее, она суммирует опыт художественного обобщения, опыт безответственной, артистической игры с информацией, почерпнутой при многолетней работе с методами которые эти традиции предлагают. Поэтому, ко всем иллюстрациям и цитатам есть смысл относиться как к поэтической вольности автора, и воспринимать их скорее как аналогии и примеры. Если кого-то интересует та, или иная духовная традиция непосредственно, то лучше обратиться к прямым источникам информации.

***

САМООСВОБОЖДАЮЩАЯСЯ ИГРА, или

Алхимия Артистического Мастерства

Способность актера очаровывать зрителей

возникает лишь тогда, когда последние не знают,

как это делается. Держите свои методы в тайне.

Дзэами Мотокиё

Эта крайне спорная и противоречивая книга представляет собой предельно сжатый экскурс в несколько тем моей индивидуальной, как я ее называю, «

мифо-технологии

» игры. Излагая здесь опыт персональной самоорганизации в профессии, проще говоря, свою «кухню», я никому не хочу навязывать этот способ видения, так как это мое, и только мое восприятие артистических возможностей

Ума

. А как известно, то, что может быть важным и полезным для меня, для других может оказаться совершенно неважным и абсолютно бесполезным.

Один из самых пытливых мастеров своего времени, Михаил Чехов, в 38 лет, пытаясь свести свою, мягко скажем, «непростую» кухню к некоему целому, писал следующее: «…в моем сознании начала складываться такая сложная философская система, что нечего и думать о применении ее к театральному искусству. Сам я, пожалуй, и смог бы использовать ее при постановке или игре на сцене, но как передать ее другим? Актеры, в особенности хорошие, боятся всяких рассуждений, систем и методов, которыми теоретики театра готовы задушить их. Я сам боюсь их до отчаяния, и вот я сам сочинил систему, которую без естествознания и астрономии, пожалуй, и не поймешь!»

Исходя из этой оговорки, и следуя словам одного из общепризнанных мастеров игры Джорджо Стрелера: «Истинность или фальшивость какой-то театральной системы выявляется только на примере каждодневной сценической работы»

, а так же, следуя за тенью великого Эйнштейна, который утверждал что «…для объяснения событий во

Вселенной

человечество не сможет изобрести ничего нового, кроме как

теорию игр

»

, и наконец, просто в целях экономии времени, я «смонтировал» книгу в

рекламном стиле

, как методологическое пособие, по принципу «голограммы». Это означает, что «главки» текста являются серией динамических кадров, т. н. «пазлов», просматривая которые можно быстро сориентироваться — для вас эта информация или нет.

Таким образом, нет смысла брать этот чрезвычайно «избыточный» текст последовательным штурмом, главу за главой… Это, скорее, справочник, или лучше — «словарь» моих многолетних дневниковых записей, собранных по настоятельной просьбе моих друзей в одну книгу, и гораздо эффективнее исследовать их методом т. н. «прыжков по диагонали», с выхватыванием наиболее привлекательных заголовков. Выбирайте то, что интригует более всего, и входите через двери, которые распахиваются сами. В любом случае, если этот стиль мышления вам близок, входя через что-то одно, вы войдете в целое. Если же что-то из предложенного покажется не совсем сумасшедшим и, возможно, пригодным для использования, берите, наслаждайтесь и будьте счастливы. Если же напротив, вы не найдете здесь ничего что было бы полезно лично для вас, отбросьте книгу в сторону и наслаждайтесь поиском чего-либо еще, творите своё, и будьте счастливы с этим.

ДЕМЧОГ, 26.11.2001

Вступление

Мир настолько широк и богат, что мы вынуждены упрощать его, чтобы осмыслить. Составление географических карт — хороший пример. Реальная территория — это не карта. Идти по ней не то же самое, что скользить пальцем по гладкой поверхности бумаги. Мир всегда богаче, чем те идеи, которые мы имеем относительно него.

Итак, у нас в руках не что иное, как «

карта

». На ней изображены мои персональные пути познания

территории мастерства

и

успеха,

местоположение моей

индивидуальной

творческой силы, а также собранные мной примеры техник и методов, спонтанно открываемых другими мастерами, с целью

защиты

своего призвания и, как следствие, достижения надежных, и возможно, даже выдающихся результатов.

С другой стороны, эта работа, как мне думается, является предельным испытанием потенциала «

игры как таковой

» — игры, говоря словами Йохана Хейзинги, как «…первичной категории, которая не связана ни с какой ступенью культуры, ни с какой формой миросозерцания. (…) Каждое мыслящее существо может представить игру, даже если в языке нет такого понятия; можно отрицать все абстракции: право, красоту, бога, все серьезное можно отрицать, но только не игру»

7

. Еще раз:

ВСЕ СЕРЬЕЗНОЕ МОЖНО ОТРИЦАТЬ, НО ТОЛЬКО НЕ ИГРУ!

И это действительно очень точное определение — эта книга является

испытанием!

Ни больше, ни меньше! Испытанием «

игры как таковой

», которая, следуя Платону: «…более всего отвечает месту и роли человека…»

8

. А так же прислушиваясь к словам великого фон Гёте, утверждавшего, что человек является в полном смысле человеком, только тогда когда

ИГРАЕТ

9

; и, наконец, господина Шиллера: «…эстетическое творческое побуждение незаметно строит посреди страшного царства сил и посреди священного царства законов, третье радостное царство игры и видимости, в котором снимает с человека оковы всяких отношений и освобождает от всего, что зовется принуждением…»

10

, можно прийти к выводу, что, в

ИГРЕ

происходит своеобразное снятие реального и переключение в план нереального, что в результате формирует новый мир, существующий по избранным и гораздо более эффективным законам. Известно, что все эти гениальные творцы «идеальных

Могу сказать, что именно это сумасшедшее предвосхищение гениев стало тем «скелетом», на который я, гонимый некоей

Часть 1

1. Место действия

«Первой ассоциацией, которую вызвала у меня эта книга, был роман Германа Гессе "Игра в бисер". Мастер Игры у Гессе должен составить партию из запахов летнего утра, мелодии Моцарта и математической формулы, причем так, чтобы другой мастер мог продолжить ее. (…) И чем красивее были ассоциации, чем шире они охватывали сферы искусства, науки и реальной жизни, тем более совершенной считалась партия. Искусству составления партии учились годами, и только через много лет ученик становился

Мастером

16

, способным если не сотворить, то хотя бы понять и оценить красоту и величие предложенной игры»

17

.

ИТАК:

«

ВЕСЬ МИР — ТЕАТР. В НЕМ ЖЕНЩИНЫ, МУЖЧИНЫ — ВСЕ АКТЕРЫ

…»

18

. В этой самой известной из всех (после «

Tobeornottobe

») формуле Шекспира есть что-то несомненно большее, чем просто философская игра

Ума

, или культурологический трюизм. Я уверен, что гений «Потрясающего Копьем»

19

 говорит здесь о

феномене,

который с точки зрения последних научных данных выходит за рамки любых интеллектуальных построений, концепций и понятий, то есть — о

ПРИРОДЕ РЕАЛЬНОСТИ!

Находясь под обаянием личности великого мистификатора

20

, (или, по словам Вольтера — «гениального варвара»), а может быть, и в его честь, в своей персональной творческой лаборатории я называю этот феномен

ТЕАТРОМ РЕАЛЬНОСТИ!

И это, несомненно, что-то фантастическое!

Если мы попытаемся максимально просто описать это явление, то получим примерно следующее: с одной стороны,

Театр Реальности

— это

ПРОСТРАНСТВО

, с другой —

ЯВЛЕНИЯ, ПРОИСХОДЯЩИЕ В ЭТОМ ПРОСТРАНСТВЕ

. С одной стороны, он —

целое

, с другой —

часть!

С одной стороны, он —

един

, с другой —

множественен!

С одной —

ИГРИВ,

постоянно извергает из себя все разнообразие форм, с другой —

ПУСТ,

так как эту игривость невозможно схватить и присвоить! Так, из своего естественного состояния богатства, этот безжалостно изменчивый организм безостановочно испытывает свой потенциал, наслаждается игрой возникающих феноменов и затем снова возвращает все это в изначальное —

СОСТОЯНИЕ СУТИ,

или

— ПУСТОТЫ

2. Восприятие

Итак, ВНИМАНИЕ!

Неуловимость Театра Реальности уходит своими корнями в так называемый ПАРАДОКС ВОСПРИЯТИЯ.

И этот парадоксальный парадокс,  — действительно парадоксален! Несмотря на то, что его основные положения «запатентованы» за несколько тысячелетий до Эйнштейна и Гейзенберга, для многих он и сегодня прозвучит как атомный взрыв: МЫ ЖИВЕМ И ТВОРИМ В МИРЕ, КОТОРЫЙ САМИ СОЗДАЕМ! И каким образом? О! Это самая высокая и самая веселая шутка из возможных! Обратите внимание! До настоящего момента мы годами собирали информацию о том, какова окружающая нас реальность. Но сегодня, как мы уже знаем, даже критически настроенные ученые способны признать, что обнаруженные ими мельчайшие частицы материального мира не существовали до того, как они начали их искать. То есть под сомнение поставлена сама реальность объекта в отрыве от смотрящего на нее субъекта . И здесь, вместе с прозорливым Джоном Даном, можно восторженно воскликнуть: «Ох уж этот наблюдатель! Невозможность избавиться от этой фигуры более всего затрудняет исследование внешней реальности. Как бы мы ни изображали Вселенную , изображенное всегда будет нашим творением» 26 . Дж. А. Уиллер утверждает тоже самое: « Наблюдатели необходимы для того, чтобы Вселенная возникла» 27 . Проще говоря, «…чтобы наблюдатель имел работу под названием наблюдать , он должен создавать что-то, чтобы наблюдать это» 28 . И все это означает, что информация, собранная нами о жизни, не является истинной! Это только наша индивидуальная ВЕРСИЯ ИСТИНЫ!

Одна из ее многочисленных граней! Еще раз: ИНФОРМАЦИЯ, СОБРАННАЯ НАМИ О ЖИЗНИ, — ВСЕГО ЛИШЬ НАША ИНДИВИДУАЛЬНАЯ ВЕРСИЯ ИСТИНЫ!

Теперь слегка развернем голову в сторону авторитетов: в 1926 году Нильс Бор формулирует т. н. Копенгагенскую Интерпретацию квантовой теории . Согласно которой «… мир-как-он-известен-науке не является моделью реального мира, но представляет собой модель человеческого Ума , который создает модель реального мира» 29 . Получается, что окружающий нас мир: «…часть нас самих, наш собственный продукт, плод нашей логически-художественной картины…» 30 . Другими словами, наше сознание может менять результаты любого внешнего эксперимента в зависимости от того, во что оно верит… Чуть-чуть иначе, своими словами: все, что мы воспринимаем извне, является проекцией наших собственных убеждений, возвращающихся к нам в формах того, что мы видим и слышим, т. е. наша собственная фантастическая игра воображения записывается нашим же сознанием как форма реальности! Экзистенциально-гуманистическая психология, проходя через «горнила» алхимического становления, приходит сегодня к тому же выводу, что и большинство квантовых физиков: «…все, о чем мы говорим, сконструировано нашим умом», и все реально ровно настолько, насколько мы верим в отобранный нами обман восприятия , в так называемый « trompel’oeil » — обман глаз! (фр.) Внимание: ОТОБРАННЫЙ НАМИ ОБМАН ГЛАЗ! И все это означает, что мы построили свои мнения, убеждения и уровни ожидания на опыте, который смело можно назвать ИЛЛЮЗОРНЫМ!

3. Действующие лица театра реальности

Одним из самых сильных впечатлений в моем артистическом развитии, и спустя много лет я вынужден признать это, — является, наблюдение за тем, как моя маленькая дочь Анастасия, играла в куклы. На сегодняшний день, в моем, довольно объемном артистическом багажнике, этот опыт — несомненно один из самых поразительных, возвышенных и чистых.

И как я определяю его?

Это — тотально естественного состояния

Ума

, в котором

РЕБЕНОК-БОГ

, через

СЕБЯ-ИГРАЮЩЕГО

, наслаждается процессом творения

СЕБЯ-ДЕЙСТВУЮЩЕГО, СЕБЯ-КУКЛЫ. ТО ЕСТЬ:

в этой возвышенной игре, —

РЕБЕНОК

, отождествляющий себя с

КУКЛОЙ

, переживает массу самых разнообразных состояний, чувств и эмоций, (от невероятного счастья до чудовищных болевых ощущений, плачет, бьется в истерике, безумно страдает, или, напротив, испытывает привязанность, ответственность за другого, героическое воодушевление и т. д.);

РЕБЕНОК-ТВОРЕЦ —

жесточайшим образом подвергает

СЕБЯ-КУКЛУ

всем этим драматическим истязаниям, фонтанирует предельным «обострением предлагаемых обстоятельств», т. е. играет «на полную катушку»; а смотрящий на все это

РЕБЕНОК-БОГ

переживает удивительный, родственный по своей природе сакральному, трепет и восторг, своеобразный экстаз и вдохновение, и самое главное, — наслаждение процессом присутствия во всей этой

САМООСВОБОЖДАЮЩЕЙСЯ ИГРОВОЙ ПОТЕНЦИИ!

Итак, во время обычной игры, ребенок присутствует в некоем, крайне сложном, с точки зрения современной психологии и психотерапии состоянии, в котором три уровня сливаются в одно целое! И речь здесь идет не о

детях индиго 32

, но об обычных детях, и об их самом что ни на есть обычном положении

Ума

— в момент присутствия в процессе

ИГРЫ!

В дальнейшем, уже войдя в поток профессии, для того чтобы хоть как-то организоваться в неуемной игривости и тотальной неуловимости

Театра Реальности

, и испытывая дерзкую амбицию к обобщению вышеописанного опыта, я счел возможным (а также невероятно интересным) использовать для этой работы несколько простых символов того дела, каким, волею судьбы, стал заниматься

ИТАК, ВНИМАНИЕ!

4. Три уровня театра реальности

ТРИ УРОВНЯ ТЕАТРА РЕАЛЬНОСТИ

36

Итак, мы сами создали свой мир!

Каким образом?

Дело в том, что все процессы, происходящие в пространстве, непосредственно связаны с нашим мозгом. Более того, современные научные данные говорят о том, что структура внешней реальности формируется спектром частот

волн нашей мозговой активности

. То есть окружающий нас мир таков, каким отражает его

воспринимающая способность

нашего мозга. Еще раз:

СТРУКТУРА ВНЕШНЕЙ РЕАЛЬНОСТИ ФОРМИРУЕТСЯ СПЕКТРОМ ЧАСТОТ ВОЛН НАШЕЙ МОЗГОВОЙ АКТИВНОСТИ!

Чуть иначе:

ОКРУЖАЮЩИЙ НАС МИР ТАКОВ, КАКИМ ОТРАЖАЕТ ЕГО ВОСПРИНИМАЮЩАЯ СПОСОБНОСТЬ НАШЕГО МОЗГА!

И что все это означает? Уже с конца 60-х годов ХХ в. (а в восточных культурных традициях немного раньше, на 5000 лет) известно, что при работе мозга возникают электрические и магнитные поля. Наиболее сильные порождаются ритмической активностью коры, посылающей около 800 импульсов в секунду, что в наше время регистрируется электроэнцефалографическими приборами (ЭЭГ).

37

А ТЕПЕРЬ БУДЬТЕ ЕЩЕ БОЛЕЕ ВНИМАТЕЛЬНЫ!

5. Инструмент «HOMOLUDENS»

ИНСТРУМЕНТ «HOMOLUDENS»

44

Исходя из того, что у нас нет возможности определения реальности «как таковой» (мы можем описывать только свои идеи, о том, какой реальность представляется нашему

Уму

), можно сделать вывод, что у нас не может быть чистой реальности, но только

нейрореальность

— т. е. реальность, преломляемая через нашу собственную нервную систему. Говоря словами из «

ARKANAARTIS

» (Тайны Искусства) Мирча Элиаде: «

Делание

должно довести до совершенства посредством ему же подобных вещей и в этом смысле совершающий

Делание

должен быть и сам объектом

Делания

»

45

. Идея не нова. Факт, что в физическом мире существует прямая взаимосвязь между явлениями

макромира

и

микромира

, испокон веков является общим местом. Микропроцессы, например расширение

Вселенной

с момента

Большого Взрыва

, происходят по той же схеме, что и процессы в микромире, на атомном уровне. Вращение планет вокруг звезд осуществляется идентично вращению частиц атома вокруг ядер. Формирование зародыша человека повторяет стадии эволюционного процесса всей органической природы. Таким образом, в

микромире

нет ни одной прогрессивной схемы, которая не повторялась бы с поразительной доскональностью в

макромире

. То есть: «В теле актера действуют такие же законы, как и в теле зрителя»

46

. И логика этого соображения ведет к следующему: чтобы познать законы

МАКРО-ТЕАТРА

, нам необходимо подробно рассмотреть то, что мы привыкли называть «собой», или «я», — наш персональный

МИКРО-ТЕАТР!

47

Понятно, что этот «персональный»

МИКРОКОСМОС

всегда при нас, как мобильный телефон или ноутбук, но самое интересное в следующем: две вышеописанные модели

Театра Реальности

— это

зеркальное взаимоотражение

друг друга! И эта мысль, совсем в духе Григория Сковороды и его китайского собрата по духу Джуан-цзы, более чем очень важна:

ЗЕРКАЛЬНОЕ ВЗАИМООТРАЖЕНИЕ ДРУГ ДРУГА!

«Он в тебе, а ты в нем»

48

 или «…внешний мир и я составляем единое целое»

49

! Это означает, что энергия не передается, но

отражается мгновенно,

зеркальным способом!

Итак: «Мы и мир — те половины, из которых состоит целое»

Возможно, кто-то отнесется к этой идее как к «избитой» форме