Слёзы вепра

Демин Олег Викторович

Рассказ был опубликован в журнале «Шалтай-Болтай» № 4 за 2011 год.

Олег Дёмин

Слёзы вепра

Марк вышел из здания диспетчерской службы в прекрасном настроении. Это удача — получить без лишних проволочек пропуск для прохождения ключевой дисторш-точки Q955. Эта точка была стационарна, её не надо было вычислять каждый раз. И через неё открывался выход сразу к трем десяткам секторов Ближнего и Дальнего космоса. Пройдет ещё каких-нибудь 11 часов и он нырнет в зев гиперпространства, он окунется в небытие и во вневременье, вдохнет полной грудью пустоту

ничто

— ни с чем несравнимое чувство. Так, во всяком случае, любил говаривать отец Марка, служивший уборщиком на допотопном межзвёздном корабле класса «улитка».

Короче говоря, после всего этого его «Сполох» вынырнет за сотню световых лет от Пенелы.

Марк аккуратно вложил пластиковую карточку пропуска в бумажник, сунул его во внутренний карман синей куртки пилота и решительно направился к бару «Перепутье», знаменитому на весь Ближний сектор.

Бар был построен на самой вершине холма, на западной окраине космического городка. Его покатый свод, крытый красной глиняной черепицей, припорошенной сейчас снегом, и широкий фасад с многочисленными окнами, были видны из любой точки городка. Из нескольких труб поднимались к небу струйки дыма — в «Перепутье» не признавали никакой другой способ готовки и отопления, кроме печей. Сколько торговых сделок было совершено под этой черепичной крышей, сколько кампаний задумано, походов! Какое неимоверное количество переговоров прошло за этими толстыми кирпичными стенами, сколько заключено перемирий, развязно торговых войн, сколько вспыхнуло ссор! В «Перепутье» можно было встретить богатых надменных ируанцев, прибывших на Пенелу на фешенебельных лайнерах; сумрачных дориан, закованных в пластиковые латы; предприимчивых коммивояжеров с Земли; вороватых оборванцев с Литы.

Марк распахнул тяжелую резную дверь, сделанную из земного дуба, и шагнул в бар. В лицо пахнуло домашним теплом, ароматом каких-то приправ и спиртным духом. В огромной зале царил полумрак. На каждом из многочисленных столиков стояла лампа, стилизованная под светильник какой-нибудь планеты. В дальнем углу, где, как знал Марк, любили устраиваться дориане, в стену была воткнута пара чадящих смоляных факелов. У противоположной стены находилась стойка бара, за которой, прихлебывая пиво, оживленно разговаривали два коммивояжера. Марк неторопливо двинулся по зале, выискивая уютное местечко, а заодно выглядывая знакомых. Он приветливо кивнул рейнджеру Парвусу, показал кулак плутоватому перевозчику радиоактивных руд Романову, который давно был ему должен несколько сотен марок.