Стерженёк

Демин Олег Викторович

Олег Дёмин

Стерженёк

Николай Сергеевич не любил, когда его отвлекали от раздумий. Что может быть хуже для ученого, когда прекрасно выстроенная, логически отточенная и скрупулезно отлаженная им цепочка рассуждений, ровный ход мысли, отметание ненужных ходов, всё то, из чего потом рождается Истина, могут быть разрушены в один миг. Развалены одной единственной помехой.

Незнакомец появился из зарослей сирени внезапно. В мятой замызганной футболке болотного цвета, рваных грязных джинсах, но босой. Сильно сутулый, почти горбатый. Лицо продолговатое, лошадиное какое-то. По разумению Николая Сергеевича, такой типаж всегда присущ англичанкам. На голове — сильно отросший «ёжик», скорее напоминающий теперь «дикобраза». Руки, лоб, щеки сплошь покрыты свежими царапинами. Как этакий голубчик пробрался на территорию дачи, окруженной высоким глухим забором?

Странный незнакомец издал радостное восклицание, схватил опешившего Николая Сергеевича за руку, с жаром потряс ее и дребезжащим тенорком произнес:

— Николай Сергеевич, ради Бога, извините меня за грубое вторжение! Но помочь мне в силах только вы. Вы можете сделать это прямо в своей лаборатории. Хромолуррин!

Николай Сергеевич высвободил руку из грязной пятерни незнакомца и удивленно посмотрел на него: