Тигров хватит на каждого

Демин Олег Викторович

Олег Дёмин

Тигров хватит на каждого

Вы ведь не забыли еще, каким выдалось прошедшее лето? Для меня жара в 31 градус всегда была сущим пеклом, порождением инферно. А тут две недели подряд +43 в тени. Выходишь на улицу — и тебя обволакивает горячим воздухом, таким плотным и вязким, что кажется, его можно пощупать пальцами. Асфальт, поролоном проминающийся под ногами. Печной жар от раскалённых стен зданий. Вечера, не приносящие с собой ни прохлады, ни ветерка. Распахнутое настежь окно в комнате. Влажная от пота подушка, скомкавшаяся от бесконечной бессонной ночи горячая липкая простыня. Беспрерывное жужжание вентилятора, перегоняющего тёплый воздух по комнате. Протяжное мяуканье страдающего от жары кота, Наталькиного любимца.

Поначалу можно было спасаться на работе, в кабинете. Кондиционер гнал холод, возвращал к жизни и вызывал острое желание остаться ночевать прямо под ним. Но потом и этот рай стал превращаться в миф: рабочие при установке не удосужились запрятать трубки кондиционера под изоляцию, а всё на улице было настолько раскалено, что из сопел агрегата вырывалась чуть прохладная волна воздуха.

Как я всё это выдерживал? Только одной силой воли. А вот Ксанка, моя бывшая, всегда твердила и твердит до сих пор, что я безвольное, бесхребетное создание, не умеющее добиваться своего и отступающего перед любыми трудностями. От того, мол, к 35 годам ни работы, ни должности у меня приличной нет, ни машины, ни денег, на которые можно было бы нормально жить.

Наверно, ей со стороны видней. Всё правильно: перед начальством себя держать не умею, вперёд никогда не рвусь, даже перед ней ни разу не смог кулаком постучать по столу. Я даже думаю, что знакомство на стороне, быстро переросшее в близкую связь, Ксанка специально отыскала, чтобы поглядеть на мою реакцию.

А чего она ожидала от меня? Что я поспешу к её преуспевающему торгашу морду ему бить? Или сниму со стены вожжи, намотаю косу её крашеные себе на руку и начну учить жену свою непутёвую уму разуму? Но всё, чего дождалась она от меня, так это моей картонной театральной реплики: «Ксан, я предательства не прощаю».