Свет любимых глаз

Дэниелз Лаура

Можно ли простить любимому человеку предательство? Нет, нет и еще раз нет! — думает Люччи, в который раз прокручивая в голове историю своих взаимоотношений с Арни.

Горечь взаимных обид, непонимание, ревнивое недоверие, бурные взрывы несогласия — все это привело их к разрыву.

Но перед любовью, если это действительно любовь, человек беззащитен, и Люччи и Арни не исключение…

1

Ненавижу Льюисов! — вертелось в ноющей голове Люччи Кауфман. Ненавижу Льюисов!

Она отчаялась вспомнить, откуда в ее воспаленном мозгу взялось это навязчивое словосочетание. Но каким бы дурацким оно ни казалось, все‑таки в каком‑то смысле помогало не думать о главном — о том, от чего запросто можно сойти с ума.

Люччи в который раз прошлась из угла в угол по гостиной, уют которой представлялся ей сейчас, когда потеряно самое драгоценное и утрачен смысл жизни, почти оскорбительным. Затем она остановилась, глядя себе под ноги, но ничего не различая.

Ненавижу Льюисов! — вновь проплыло в ее голове.

Люччи принялась массировать виски кончиками пальцев, как будто это способно было помочь избавиться от мучительной ноющей боли, терзавшей ее вот уже двенадцатый день. Но если не действовали таблетки, то какую пользу мог принести обыкновенный массаж?

2

С этим трудно было спорить. Арни — Арнольд Кауфман — был человеком дела. Ему принадлежала одна из крупнейших в стране рекламных компаний, фирма «Эд промоушн», в которой работали лучшие художники, фотографы, а также клипмейкеры и операторы, трудившиеся в оснащенных по последнему слову техники студиях.

В средствах массовой информации Арнольда Кауфмана частенько именовали акулой рекламного бизнеса, и это сравнение било прямо в цель, особенно что касается жесткой манеры ведения дел и внешней холодности.

Наверное, одна только Люччи знала, какой пылкий и страстный человек в действительности Арни. Привычная для него маска ледяной невозмутимости была скорее данью полученному в детстве воспитанию. Мать Арни, Берта Кауфман, была довольно деспотичной особой и всячески старалась привить сыну любовь к порядку и дисциплине. Неудивительно, что, развиваясь в таких условиях, он рано научился сдерживать себя во всех своих проявлениях.

Окружающим он чаще всего казался просто холодным человеком, и возникновению подобного впечатления, кстати, в немалой степени способствовала его внешность. Арни был высоким, худощавым, с белокурыми вьющимися волосами, правильными чертами лица и голубыми глазами, блеск которых порой казался ледяным.

Впервые увидев Арнольда Кауфмана, Люччи тоже почувствовала себя так, будто на нее повеяло холодком. Однако продолжалось это всего секунду. В следующее мгновение Арнольд рассмотрел стройную, от природы смуглую красавицу с блестящими темными волосами и карими глазами, будто изучающими тепло, и его взгляд сверкнул, как осколок отразившего солнце льда. Именно в это мгновение Люччи постигла суть Арни и всю обманчивость его неприступной внешности.