Дочь Драконов, Сын Безликих

Деренко Анастасия Сергеевна

Пролог

Весенняя ночь опустилась на землю неслышно, укутывая горный хребет и долину внизу темным синим бархатом. Тихий ветерок приносил пряные запахи трав с побережья, которые дразнили обоняние и побуждали вдыхать воздух полной грудью. Яркие и острые, как осколки, звёзды равнодушно взирали сверху, и их свет тысячами огней отражался в виднеющейся кромке моря и в таких же темно-синих, бездонных глазах существа, расположившегося на одном из скалистых выступов.

Раскинув свои изумительные огромные крылья в стороны, и изогнув длинную мощную шею, он запрокинул голову, словно ведя бессловесный спор с ночными небесными светилами. Сколько он уже здесь провел времени? Час? Два? А может дольше? Но так и не решил, правильно ли он поступил. Сейчас ему казалось, что он всё сделал верно, ведь её безопасность была превыше всего, но в следующее мгновение его начинали одолевать сомнения. А если он ошибся? Если, попросив помощи у Сердца Кальвадара, он сделал только хуже, и теперь над ней нависла еще большая угроза?

Дракон тряхнул свой клиновидной головой, и краем глаза заметил чуть левее и ниже себя, как скользнула чья-то тень. И тут же она расправила крылья и резко стала набирать высоту. Существо, проследив за ней взглядом, тихо, совсем по-старчески вздохнуло. Похоже, больше ему задумываться о правильности своего поступка не придется. Дракон даже отсюда чувствовал те волны ярости, которые исходили от Монтерионе. Она была его парой, спутницей, партнершей, женой, как это называют другие расы. И она была страшна в гневе.

Золотистая драконица оказалась совсем рядом. Она сделала полуоборот, распахнула крылья горизонтально и плавно опустилась на выступ.

— Куруфин! — с ходу начала она, и её изумрудные глаза вспыхнули ярче звезд. — Где она?

Глава 1

Ночь в Картаре

Она застонала и перевернулась на спину. Пробуждение было не из приятных. Всё тело ломило, мышцы тянуло, а раскалывающаяся голова вообще была сейчас, по её глубокому убеждению, лишней частью тела.

Она вздохнула, и, не открывая глаз, попробовала привести мысли в порядок. Первая из них была о том, с какой скалой на этот раз её голова решила посоревноваться в твердости. А второй — кто в этом забавном конкурсе выиграл. Ну, судя по её состоянию, явно не она…

Разлепив, наконец, веки, девушка подняла руку и взъерошила волосы, затем медленно прошлась ею по лицу, словно желая стереть таким образом непонятную усталость и тупую боль, но замерла, когда ладонь оказалась напротив её глаз. Сначала она тупо захлопала ресницами, затем нахмурилась, открыла рот, вновь его закрыла. С таким трудом собранные в кучу мысли вновь разбежались по разным закоулкам сознания.