Тело мое – мной любимое

Дэс Владимир

«Все началось с того, что я сам себе специально отрубил большой палец на левой ноге.

Достал он меня.

Вернее, даже не весь палец, а ноготь.

Врастает и врастает в края пальца…»

Владимир Дэс

Тело мое – мной любимое

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Все началось с того, что я сам себе специально отрубил большой палец на левой ноге.

Достал он меня.

Вернее, даже не весь палец, а ноготь.

Врастает и врастает в края пальца.

А от этого жизнь моя стала мучительной и неудобной.

Палец и кровоточит, и ноет, и в ботинке за все задевает и болит, болит, болит.

Пришлось даже ботинок на левую ногу купить размера на четыре больше чем на правую.

Но и это не спасало от неудобств. Дважды рвали мне этот ноготь хирурги, но он, подлец, снова и снова врастал в палец.

Я понял, что ноготь этот – из упрямых: что-то там у них с пальцем не заладилось, вот он и мучает палец, врастает и врастает в него, а заодно терзает и меня.

Ходить стало невозможно, а значит, и жить.

И тогда я, как человек решительный, решил не разбираться, кто у них там прав, а кто виноват – палец ли, ноготь ли, – а взял топор и отрубил их обоих – отлучил от тела навсегда.

И предупредил все прочие органы:

– Если хотите жить, так служите мне как следует, а нет – будете валяться на помойке, как эти два сварливых идиота.

Поначалу это, похоже, подействовало.

То, что осталось от пальца, быстро зажило, и даже появилось что-то вроде ногтя, правда, маленького, но вполне смирного.

Какое-то время я чувствовал себя просто прекрасно: в моем теле ничто не болело, не беспокоило, не ныло.

Ну и тут я, конечно, начал понемногу злоупотреблять доверием своих органов.

Не всех, конечно, а некоторых.

Но взбунтовались они почему-то все разом или почти все.

В общем, так: я потихоньку начал заливать себя убойными дозами алкоголя и забивать кровь всякой дымно-табачной гадостью. На сто процентов был уверен, что после наказания ногтя ничего плохого не случится, буду просыпаться и жить, как розовый младенец, здоровенький и чистенький.