Вольный город

Дэс Владимир

«Этот город для французов основали греки. Но очень давно.

Мне же этот город подарил мой друг Ришар, пригласив на Российский фестиваль искусств.

И вот теперь я летел в «вольный город» Марсель…»

Владимир Дэс

Вольный город

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Этот город для французов основали греки. Но очень давно.

Мне же этот город подарил мой друг Ришар, пригласив на Российский фестиваль искусств.

И вот теперь я летел в «вольный город» Марсель.

Ришар, почти совсем не знающий русского языка, увидев меня в аэропорту, закричал: «Володия! Харашо!». Впрочем, я тоже был несказанно рад нашей встрече.

Поселили меня в замечательной старинной гостинице, где вся мебель была настолько антикварна, что была больше похожа на музейные гарнитуры, а не на предметы гостиничного быта. А из окна открывался фантастический вид на старый порт, заставленного таким количеством яхт, что казалось бухты совсем нет, только мачты, мачты и мачты.

Вечером банкет.

Ришар решил удивить нас, а особенно, наверное, меня шикарными морскими дарами.

На стол принесли три плетеных корабля в обхват, внутри набитых льдом и сверху заваленными морскими дарами: устрицами, ракушками, улитками, ежами. Ко всему этому богатству нам подали в кувшинах легкое светлое домашнее вино.

И началась трапеза.

И, конечно, тосты Ришара.

Эту традицию он привез из России.

Первый тост Ришара был трогательный и импульсивный.

Как говорил Ришар!

Со слезами на глазах. Казалось, что слова его идут прямо из сердца. Он говорил об искусстве, о любви к искусству, о служении искусству, о людях искусства.

За это и выпили.

Только выпили, пришли три официальных дяди. Как оказалось, из консульства. Один сел рядом со мной. Очень официальный, в темном пиджаке и галстуке. От него так и несло значимостью.

Он представился:

– Консул.

– Поэт, – ответил я и поинтересовался у консула кто те люди, которые с ним пришли, особенно тот худой и длинный, прекрасно говоривший по-французски.

Двери в гостинице были заперты.

Нагулявшись вдоволь по неожиданному рынку, я пошел в гостиницу завтракать.

Но что самое странное, в Марселе тоже есть нищие.