Замок и ключ

Дессен Сара

Несовершеннолетняя Руби — неблагополучный подросток, мечтающая жить одна, ни за что и ни за кого не отвечать. Но ее неустроенная жизнь изменилась, когда мать ушла из дома и Руби отправили жить к старшей сестре. Теперь у Руби есть отдельная комната в новом роскошном доме, она учится в привилегированной школе и, впервые, у нее есть будущее. К тому же девушка познакомилась с добрым, отзывчивым и обаятельным соседом Нейтом. Казалось бы, все прекрасно. Но все это время Руби переживает, пытаясь понять, хочет ли она иметь большую и дружную семью, или же она предпочитает остаться одиночкой.

Глава 1

— И, наконец, самое главное — твоя комната! — провозгласил Джеми, распахнув дверь.

Я приготовилась, что все будет розовым. Оборочки, вышивка, может, аппликации. Не очень-то справедливое суждение, но я успела подзабыть свою сестру, не говоря уже об ее декораторских предпочтениях. А от незнакомцев я всегда жду худшего. Как правило, они не обманывают ожиданий. Впрочем, самые близкие тоже.

Вместо розового в глаза бросилась зелень. За огромным окном виднелись высокие деревья, отделявшие просторный задний двор от соседского участка. Вообще-то, там, где жила моя сестра с мужем, все было внушительным — машины, дома, даже забор, который представал перед взором каждого, кто подъезжал поближе. Сложенный из громадных, неподъемных с виду каменных глыб, он напоминал Стоунхендж, только в пригородном варианте. Кошмар.

Лишь пару мгновений спустя до меня дошло, что мы толпимся в коридоре, образовав небольшой затор. Тут Джеми, возглавлявший нашу маленькую процессию, отступил в сторону. Похоже, родственникам хотелось, чтобы я вошла первой. Я шагнула вперед.

Комната оказалась просторной, со стенами кремового оттенка. Под большим окном располагались три окошка поменьше, закрытые жалюзи. Справа я увидела двуспальную кровать с желтым одеялом и подушками в тон, аккуратно сложенное белое покрывало лежало в ногах. Еще в комнате стояли небольшой письменный стол и задвинутый под него стул. Стороны покатого потолка встречались посредине, образуя продолговатый прямоугольник, в котором было еще одно маленькое окно, квадратное, с жалюзи, явно сделанными на заказ. Все идеально сочеталось, и это выглядело так необычно, что на какой-то миг я ошеломленно замерла, словно за целый день не нашлось ничего удивительнее.

Глава 2

Работать мама не любила. Ее нельзя было назвать идеальным сотрудником, и на моей памяти она никогда не занималась тем, что ей действительно нравилось. Более того, в нашем доме понятие «работа» считалось ругательным, неприятной обязанностью, которой следовало бояться и, по возможности, избегать.

Может, все сложилось бы иначе, будь у нее какая-нибудь шикарная профессия — туристический агент или, скажем, модельер. Увы, мама всегда выбирала — по своей воле или в силу сложившихся обстоятельств — рутинную, малооплачиваемую работу, от которой не приходилось ждать ничего хорошего: официантка, продавщица, рекламный агент, сотрудник на полставки. Именно поэтому я обрадовалась, когда ее взяли в «Службу курьерской доставки». Конечно, не бог весть что, но хоть какое-то разнообразие.

Мамина новая контора гордо называла себя «фирмой по оказанию транспортных услуг широкого профиля», но занималась в основном потерянным багажом. В аэропорту у нее был небольшой офис, где со временем оказывались отправленные не в тот город или загруженные не на тот самолет сумки и чемоданы, после чего курьеры отвозили найденный багаж владельцу: в отель или прямо домой.

Прежде чем попасть в «Курьерскую доставку», мама служила секретарем в страховой компании и люто ненавидела свою работу из-за того, что приходилось рано вставать и общаться с людьми — оба занятия родительница терпеть не могла. Ее уволили через полгода, и пару недель она отсыпалась и сердито ворчала, пока наконец не наткнулась на объявление «Службы». Оно гласило: «Требуются водители-курьеры. Свободный график — днем или ночью». Конечно, идеальной работы для мамы не существовало, но эта выглядела вполне приемлемой. Мама позвонила, договорилась о собеседовании и уже через два дня приступила к своим обязанностям.

Вернее,

мы

приступили. Честно говоря, штурман из мамы был никудышный. Я всегда подозревала, что у родительницы легкая дислексия — она вечно путала право и лево — серьезная проблема для человека, которому нужно разъезжать по адресам, полагаясь в основном на письменные указания. К счастью, вечерняя смена начиналась в пять часов пополудни, и это означало, что мы можем ездить вместе. Предполагалось, что я буду сопровождать маму первые несколько дней, пока она не освоится, но в итоге мы стали напарницами и пять дней в неделю проводили в ее потрепанной «субару» по восемь часов, воссоединяя людей с их имуществом.