Прекрасная наставница

Деверо Джуд

Кэтрин с маленьким сыном уже много лет скитаются, постоянно меняя место жительства. На сей раз, судьба занесла беглецов в Леджент, где Кэтрин должна стать учительницей Зака, сына «хозяина» города. Однако Коул Джоржан ждал скорее тюремного надзирателя в юбке 51 года, чем хрупкую, очаровательную женщину. Америка, 1880 г.

Глава 1

— Я не понимаю, почему…

— Пожалуйста, не начинай все сначала, Джереми, — устало попросила его мать.

В следующую секунду молодой женщине пришлось ухватиться за поручень дилижанса, чтобы не завалиться на храпевшего рядом соседа. Пожалуй, слово «рядом» здесь не совсем подходило. Мужчина постарался прижаться к Кэтрин плотнее, чем к сиденью под своим грузным телом. И всю дорогу клялся, что она самая хорошенькая штучка, какую он встречал в своей распроклятой жизни. Когда Джереми закрыл глаза, притворившись спящим, мужчина сказал, что заплатит ей огромные деньги, если она согласится провести с ним наедине всего часок. «Если вы понимаете, что я имею в виду».

Кэтрин, разумеется, понимала и с удовольствием ответила бы этому нахалу, что скорее согласится свариться в кипящем масле, чем позволит ему прикоснуться к себе. Но вместо этого она кокетливо улыбнулась и пробормотала что-то вроде «я уже обещала другому».

Глава 2

— Коул Джордан? — спросил адвокат Джон Т. Стюарт, подергивая себя за длинный ус. — Вы хотите, чтобы я подал в суд на Коула Джордана? — Повернувшись в кресле, он бросил взгляд через левое плечо на пухленькую женщину, которая вязала нечто напоминающее длинный-длинный шарф. Идея возбуждения иска против такого человека показалась ему забавной, однако было совершенно очевидно, что браться за это дело Джон Т Стюарт не намерен.

— Мистер Стюарт, в вашем объявлении сказано, что вы никого не боитесь, — напомнила ему Кэтрин, не удержавшись от саркастической нотки — Почему же вы не сделали приписки «за исключением Коула Джордана»?

Она надеялась пристыдить его, но адвокат только усмехнулся.

— Потому же, почему я не сделал приписки «за исключением дьявола», мадам.

Помолчав немного, он снова оглянулся на жену — посмотреть, оценила ли та его остроумие, и, видя, что жена улыбается, не переставая разматывать клубок, пришел к удовлетворительному для себя выводу — Я готов выступить против любого человека, кроме дьявола и Джордана, что, на мой взгляд, почти одно и то же. Я веду дела против убийц и воров. На моем счету есть даже осужденные проповедники, но я никогда не пойду против Джорданов.