Чертог страстей

Деверо Зара

Глава 1

Гвалт возбужденных голосов, доносившийся из коридора и с лестничной площадки, становился с каждой минутой все громче, и плотно захлопнутая дверь от него уже не спасала. Отчаявшись обрести уединение хотя бы в душевой или на кухне, Кэтлин стала нервно расхаживать по комнате, борясь с назойливым желанием включить на полную громкость телевизор и напомнить своим бесцеремонным соседям, что с ней тоже надо считаться. За годы проживания в этой шумной школярской слободке, возникшей на месте тихого домика привратника, Кэтлин так и не сумела приноровиться к хаосу этого людского муравейника и чувствовала себя в нем белой вороной.

Сегодня ажитация в общежитии ощущалась особенно явственно: все его обитатели предвкушали буйный кутеж по случаю окончания учебного года, который традиционно устраивался в винном баре «У Антонии» – излюбленном оазисе «крутых» старшекурсников и молодых преподавателей колледжа. Все сокурсники Кэтлин уже твердо знали, где они будут работать после получения диплома, и были преисполнены стремлением покорить мир. Одна лишь Кэтлин все еще терзалась сомнениями относительно своего будущего, так как ее прельщала перспектива посвятить свою жизнь воспитанию и просвещению прыщавых акселератов-старшеклассников и манерных нимфеток, имеющих о всяком предмете собственное суждение. Когда-то она лелеяла надежду сделать успешную карьеру и даже прославиться на поприще просветительства, сея разумное, доброе и вечное. Однако жестокая и суровая правда о современных «милых детках», открывшаяся ей во время педагогической практики в средней школе, развеяла ее наивную розовую мечту передать новому поколению триумфальный факел славы английского языка.

– Довольно кукситься, – сказала ей Саския, забежав к ней на чашку кофе сегодня после полудня, – лучше начинай чистить перышки для вечеринки. Там будет весело, можешь не сомневаться! Между прочим, обязательно придет и Том, на которого ты положила глаз. Не теряй свой шанс! Надень что-нибудь сексуальное – и вперед! Порази его своим раскрепощенным внешним видом, и не пожалеешь. У него такая здоровенная штуковина, что все наши девчонки просто посходили из-за нее с ума. Но лично я от него не в восторге, он эгоист и слишком торопится в койке, уверенный, что партнерша обязана прийти к финишу одновременно с ним.

– Меня это не интересует, – покраснев до корней волос, соврала Кэтлин. – Хочешь еще кофе? Пойду сварю нам еще по чашечке, – торопливо добавила она и выбежала в кухню, чтобы подруга не заметила предательского румянца на ее щеках.

Том Фитцджеральд, упомянутый Саскией, слыл первым красавчиком в Гранчестерском университете, и Кэтлин млела, наблюдая, как он идет вразвалочку по двору, засунув руки в брюки, или же играет на травяном поле в крикет, одетый в белую спортивную форму с эмблемой команды Сент-Олбан. А по ночам он частенько становился идолом ее сексуальных фантазий во время мастурбации, вытесняя образы киноактеров, помогавшие ей довести себя до оргазма.

Глава 2

В эту ночь Кэтлин спалось очень плохо. Перевозбужденная происшествием в комнате Саскии, она долго ворочалась с боку на бок в постели, тщетно пытаясь прогнать прочь назойливые непристойные видения. А когда она наконец впала в забытье, то увидела во сне столь отвратительную групповую картину, что проснулась в холодном поту и стала мастурбировать.

Встала она рано, с тяжелой головой и, накинув махровый халат, вышла в коридор, чтобы посмотреть, нет ли на этажерке для корреспонденции письма и для нее. Чутье не подвело ее, в груде конвертов она действительно обнаружила один официального вида, адресованный мисс Кэтлин Колберт.

Удивленно пожав плечами, она взяла странный конверт и вернулась с ним в свою комнату, чтобы не торопясь прочитать письмо за чашечкой чая. Несколько глотков этого крепкого, ароматного и горячего напитка придали Кэтлин бодрости и сняли у нее похмельный синдром. Глубоко вздохнув, она поклялась никогда больше не пить красного вина и долила в чашку еще заварки. Прояснившееся сознание, однако, преподнесло ей неожиданный сюрприз: мысль о том, что головная боль вызвана не только злоупотреблением скверным алкоголем. Главной причиной ее недомогания был, конечно же, гадкий Том, испортивший ей все ее чудесное настроение.

Когда они с ним вышли на кухню, чтобы сварить кофе, этот хитрец завел разговор об искусстве и намекнул, что с удовольствием сходил бы с ней на пьесу драматурга Элана Айкборна, которую играли в студенческом театре актеры одной гастролирующей труппы. Кэтлин сразу же обрадовалась, вообразив, что судьба свела ее с родственной душой, и даже мысленно упрекнула Саскию за то, что она назвала такого обаятельного интеллектуала неумным племенным конем. Вот и верь после этого подругам! Разумеется, Том позволил себе дотронуться до нее, но сделал это он очень нежно, лаская ее своими бездонными серыми глазами. Кровь, смешанная с дешевым вином, ударила ей в голову, и она подумала, что он в нее влюблен. Пожалуй, она бы даже отдалась ему в эту ночь, если бы он продолжал ухаживать за ней в том же романтическом духе и говорил о чем-нибудь возвышенном. Но мерзкая сцена, разыгравшаяся потом в комнате вокруг Саскии, моментально отрезвила ее и заставила бежать из этого вертепа без оглядки.

Упав с розовых облаков своих грез на грешную землю, Кэтлин отчетливо осознала, что едва не стала очередной жертвой беспринципного похотливого самца, и страшно обиделась не только на него, но и на всю разнузданную компанию. Но трудная ночь миновала, и пора было включаться в свой обычный трудовой ритм. Ей предстояло сегодня переделать массу неотложных дел – распечатать и сдать свой реферат в деканат, убраться в комнате, взять в прокат мантию для торжественной церемонии вручения выпускникам дипломов. День обещал быть ясным, однако на душе у нее скребли черные кошки. Она предпочла бы запереться в своей комнате и не покидать ее до вечера, чтобы случайно не встретиться с Саскией или с ее гнусными приятелями, особенно с предателем Томом, отнявшим у нее веру в людей.