Пленница любви

Дэвидсон Мэри-Дженис

Я всегда испытывала особый интерес к хорошим парням, которые вынуждены совершать скверные поступки, а оборотни лучше всех попадают в эту категорию. Парню, который раз в месяц обрастает шерстью, воет на луну и жует сырое мясо, и так-то трудно быть деликатным и вести себя цивилизованно; а уж когда любовь всей твоей жизни не только считает тебя полным психом, но и откровенно презирает — почти невозможно.

 

Запрём-ка мы нашу парочку в лифте, отключим электроэнергию и понаблюдаем за тем, как посыплются искры…

Глава 1

Дженни Лоуренс, слишком поглощенная чтением нового выпуска «Гламура», даже не обратила внимания на то, как лифт вдруг затрясся и остановился. И только когда погас свет, она поняла, что случилось.

— Ну же! — воскликнула она, сворачивая журнал. В ее планы вовсе не входило застрять в лифте из-за того, что в здании вырубило электричество. По крайней мере, сегодня.

— Только не сейчас, — пробормотал голос у нее за спиной, и Дженни чуть не вскрикнула от неожиданности. Она даже не подозревала, что в лифте может быть кто-то еще. Хотя когда она утыкалась носом в книгу или журнал, то могла пропустить появление даже Динозавра Барни.

— Ну, здесь хотя бы вполне удобно, правда? — поинтересовалась она у обладателя голоса. — Надо же, в тот самый день, когда мне удалось наконец разобраться с рекламой пораньше… Думаю, правду говорят: хотела как лучше — получилось как всегда. А куда вы торопитесь? Вот я надеялась проскочить по мосту до начала пробок. Терпеть не могу, когда…

— Тихо.

Глава 2

Конечно, были вопросы. Вопросы всегда бывают. И когда Дженни перестала плакать, то попыталась на них ответить. Нет, она не знает имени пассажира лифта. Нет, она не знает, как он справился с замком на люке. Нет, она не знает, как ему удалось взломать предохранительные блоки, открыть двери в шахту, поднять Дженни на несколько футов и вытолкнуть ее в безопасное место. Нет, ей не надо к врачу. Нет, она не сможет опознать тело, когда они обнаружат его, потому что она никогда не видела лица мужчины. Нет, нет и еще раз нет.

Дженни в чем-то понимала администрацию здания. Полуголая женщина, бьющаяся в истерике, только что чудом избежала смерти на вверенной им территории, и теперь собирается просто уйти домой. Естественно, они не могли вот так ее отпустить.

У Дженни была возможность рассказать им, что этот мужчина с ней сделал, как он принудил ее — в комнате даже оказался адвокат, который мог бы принять заявление (и как юрисконсульт компании, несомненно, он стал бы убеждать ее не подавать иск), — но язык у неё не повернулся. Как бы мужчина ее ни напугал, как бы ни использовал, она не могла выдвинуть против него обвинения. Если цена за ее жизнь оказалась равна вынужденному сексу и умопомрачительному удовольствию, значит, Дженни будет считать, что ей очень повезло.

Они настояли, чтобы ее осмотрел врач, который удивленно вскинул брови, увидев, во что превратилась ее одежда, но промолчал. Врач, разумеется, понял, что у нее совсем недавно был секс, но после ее грубых ответов на тактично подобранные вопросы никому об этом не сказал.

«Наверное, он решил, что я просто люблю перепихнуться с незнакомцем в лифте»

, — мрачно подумала Дженни и, вспомнив, что ее партнер по быстрому сексу расплющен в лепешку, едва не разревелась снова.