Поездом до рассвета

Девито Джун

Странные вещи подчас вытворяет случай… Или судьба?

Ну, как назвать то, что четыре, ни капли не похожих друг на друга леди и трое джентльменов, у которых между собой нет ничего общего, оказываются запертыми снегопадом в одном странном доме, где проводят вместе целую ночь?

И кажется совершенно удивительным, что среди путаницы и переполоха, волнения и тревог, всем его гостям удается найти свое счастье и любовь…

1

Вдребезги разбитый графин увенчал и без того не самый счастливый вечер Брэда Уитона. Вначале он посмотрел на осколки хрусталя, усыпавшие бордовый ковер, затем перевел измученный взгляд на жену. Пэм со своими кошачьими стрелками, сделанными угольно-черной подводкой, напоминала разъяренную тигрицу. Сейчас она кому угодно могла показаться красавицей, но только не Брэду, смертельно уставшему от ее воистину хищнических замашек.

— Может, хватит, Пэм? — сквозь зубы процедил Брэд, из последних сил пытавшийся сохранить остатки спокойствия, таявшего с каждой минутой, как мороженое, которое забыли убрать в морозильную камеру.

Кошачьи глаза Памелы Уитон стали еще уже. Брэду даже начало казаться, что Пэм вот-вот выпустит свои кроваво-красные коготки, изогнется, прыгнет и… вцепится ему в глотку.

— Хватит?! — прошипела Пэм и сверкнула своими гневными хризолитовыми очами. — Это ты мне говоришь — хватит?!

— Нет, это я тебя прошу: хватит. Хватит истерик, Пэм, давай поговорим спокойно.

2

Последние сводки погоды не обманули: снегопад напоминал настоящее светопреставление. Сквозь огромные хлопья снега Пэм могла разглядеть только очертания голых деревьев, да пучки кустов, торчащих из-под ватного покрывала. Между деревьями Пэм заприметила какую-то фигуру, светлую, но все же выделявшуюся на фоне безупречно белого снега. Пэм подумала, что место, куда она попала, может быть парком, а неподвижная светлая фигура — статуей, пьедестал которой занесло снегом.

Ветер усилился, а Пэм до сих пор не определила сторону, в которую ей следовало двигаться, чтобы вернуться в гостиницу.

И какого же черта я вылезла из такси?! — подумала она, вытирая перчаткой слезы, уже смешавшиеся с водой — снежинки быстро таяли на горевших от волнения щеках.

А Брэд? Где он? Ей показалось, что он выскочил следом, но Пэм не была в этом уверена — она была так разъярена, когда отважилась на этот безумный поступок… Теперь злость уступила место страху и отчаянию.

А что, если она не найдет дороги? Что, если ее заметет снегом, как эти кусты? И она, Пэм, во цвете лет — конечно, если ее сравнивать с дизайнершей Брэда, то на старости лет, — будет лежать тут в одиночестве, под снежным одеялом, как под саваном.