Привяжи меня

Дэвитт Джейн

Сноу Алекса

Когда Стерлинг Бейкер открывает для себя таинственный мир БДСМ, он готов в буквальном смысле броситься к ногам импозантного Оуэна Сойера, но тот не желает связываться с новичком…по крайней мере, говорит так. Полный решимости получить то, что хочет, Стерлинг собирается убедить сомневающегося Оуэна, что может стать лучшим в мире сабом, самым сообразительным и самым послушным.

Но это оказывается не так легко, как ему кажется, и все лишь усложняется, когда Стерлинг понимает, что влюбился. Ставки повышаются, и Стерлинг все больше утверждается в своем желании завоевать Оуэна. Но теперь ему нужно убедить того, что между ними может быть нечто большее, чем просто отношения учитель/ученик, большее, чем просто одинаково необычные вкусы.

Глава Один

— Ты уверен, что это то самое место? — с сомнением спросил Стерлинг, когда они вошли в зал и дверь за ними захлопнулась. Ему пришлось поморгать, чтобы глаза привыкли к здешнему освещению, но даже тогда все равно казалось, что они ошиблись адресом. Он никогда не бывал в БДСМ-клубах, но ожидал совсем

другого

.

Это заведение походило на обычный ночной клуб — кстати, битком набитый. Вдоль дальней стены тянулась барная стойка, у которой собралась почти привычная толпа студентов и людей постарше, пытавшихся привлечь внимание бармена. Два танцпола вместо традиционного одного, но все остальное такое же, как и в любом клубе, куда ходил Стерлинг. Не то чтобы их было много, конечно, потому что до совершеннолетия ему оставалось еще полгода, и он не мог покупать спиртное, но одно из преимуществ жизни в районе по соседству с двумя университетами — это готовность клубов пускать несовершеннолетних, хоть и проверять потом документы при покупке выпивки.

По крайней мере, гипотетически.

Однако приглядевшись повнимательнее, Стерлинг заметил, что этот клуб все-таки другой. Например, более тщательный осмотр показал, что на некоторых посетителях ошейники. Короткие ожерелья то выходили из моды, то возвращались, и Стерлинг не обращал внимания на женщин и их одеяния… зато обращал на мужчин и был совершенно уверен, что никогда не видел на парнях подобных украшений. Они были нескольких видов, и мужчины, носившие их, точно приклеенные ходили за своими спутниками: кто-то — за мужчинами, кто-то — за женщинами.

Играла музыка, но не та оглушающе грохочущая, к какой привык Стерлинг. Скорее походило на сорок лучших хитов.

Глава Два

Оуэну не следовало садиться за руль в таком состоянии, но сейчас он просто хотел домой. Отбросив в сторону эмоции и сосредоточившись на дороге, он ехал по знакомым улицам между клубом и домом, крепко стискивая руль, чтобы не тряслись руки.

Кэрол и чертов мальчишка… конец и начало бок о бок, если бы только он захотел этого. Но хотел ли? Он не был уверен — и эта нерешительность тревожила его гораздо больше, чем неудача с Кэрол.

Он оставил свет включенным — от этого пустой дом казался уютным. Оуэн выбрался из машины и пошел по узкой неровной дорожке к входной двери. Вдоль дорожки росли низкие кусты лаванды — ее аромат растекался во влажном сентябрьском воздухе, — и розы — на некоторых колючих стеблях даже оставались еще лепестки. Этот дом, построенный в начале прошлого века, достался Оуэну от родителей, которые перебрались сюда, когда он уехал в колледж. Они практически построили его заново. Только сейчас, спустя три года с их гибели в автомобильной катастрофе, он начал чувствовать себя здесь как дома: у себя — не у них. Из-за этого, когда Оуэн перекрашивал отделанные ими стены и выбрасывал выбранную ими мебель, его мучило чувство вины.

Он вошел в прихожую, скинул туфли и стал медленно подниматься в спальню по деревянной резной лестнице. Эта комната стала первой, которую он сделал своей, не в силах вынести мысли о том, чтобы провести в постели родителей хотя бы одну ночь — из-за потрясения, вызванного их смертью, логика и здравый смысл оставили его. Он спал на диване всю неделю, что шел ремонт, просыпаясь помятым и больным каждое утро. Бледно-розовые стены и кремовый паркет, выбранные его матерью — Анной — были перекрашены и тщательным образом перестелены, так что комната с высокими потолками и длинными узкими окнами стала темно-зеленой с полами из каштана. На фоне глубоких традиционных цветов черный металлический каркас его высокой кровати мог бы смотреться вызывающе, но дизайн металлической конструкции был таким воздушным — простым, но интересным на вид, — что это спасало положение.

По крайней мере, так говорил продавец, а Оуэна больше интересовали двойные кроватные столбики, подымавшиеся на несколько футов над матрасом, и многочисленные места на раме, куда можно было бы пристегнуть наручники или протянуть веревки.