Поток

Диц Уильям

Знаменитая компьютерная игра обретает литературное воплощение! На таинственном мире-кольце под названием Гало борьба человечества за выживание достигла критической точки. Но жестокие войны ковенантов, самые могучие бойцы расы чужаков, – не единственная опасность, подстерегающая здесь людей.

Когда крепость Предел и ее храбрые защитники были разгромлены, избежать гибели сумел только экипаж единственного крейсера под командованием капитана Кейза, команда десантников и последний оставшийся в живых спартанец – суперсолдат Мастер-Шеф.

Мастер-Шеф при высадке на Гало терпит аварию на территории, оккупированной ковенантами, где бойцы чужаков разыскивают нечто, созданное давно исчезнувшей расой. Гало хранит много смертоносных секретов, но один из них затмевает все прочие. Мастер-Шеф заставляет разрозненные войска людей в бешеном темпе раскрыть самую мрачную тайну мира-кольца – и выпустить на свободу неуправляемую силу…

Пролог

Офицер третьего ранга инженерных войск Сэм Маркус выругался, когда интерком вырвал его из судорожного сна. Потерев воспаленные глаза, офицер перевел взгляд на привинченный к стене над койкой хронометр, отсчитывающий время, прошедшее с начала полета. Поспать удалось всего три часа, и то, проклятье, в первый раз за полуторасуточную смену. Хуже того, у Сэма вообще еще не было возможности отдохнуть с того момента, как корабль совершил прыжок.

– Боже, – пробормотал техник, – только бы новости были хорошими.

Когда «Столп осени» покинул Предел и перешел в гиперпространство, Старикан перевел все инженерные отряды на тройное дежурство. После сражения судно пребывало в отвратительном состоянии, так что тем техникам, кому посчастливилось выжить, приходилось работать круглосуточно, чтобы восстановить из руин дряхлеющий крейсер. Почти треть инженерного состава погибла во время бегства с Предела, и теперь во всех отделах ощущалась нехватка людей.

Практически все остальные члены экипажа, конечно же, отправились в заморозку – те, в чьем присутствии не было необходимости, всегда погружались в ледяной сон на время «скольжения». Но за более чем две сотни боевых вылетов Маркус провел в криохранилище только семьдесят два часа. И сейчас он ощущал себя настолько уставшим, что даже неприятные последствия пробуждения от анабиоза казались ему привлекательными, только бы спокойно поспать.