Успех подкрался незаметно

Дихнова Татьяна

Дихнов Александр

На дворе XXV век, люди расселились по всей Галактике и даже вступили в контакт с инопланетянами (точнее, инопланетяне по собственной инициативе вступили в контакт с людьми). И, как выяснилось, этот контакт далеко не во всем пошел на пользу человечеству, ибо братья по разуму преследуют свои, отнюдь не благие цели.

В размеренную жизнь высокотехнологичного мира вклиниваются космические пираты, а с их появлением начинается череда немыслимых, невероятных, совершенно невообразимых событий: погони, стычки, перестрелки…

Неизвестно, как бы все обернулось, если бы в дело не вступила Антуанетта д'Эсте.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

* * *

На протяжении почти пяти столетий человечество ожидало первой встречи с инопланетным разумом. Тысячи творцов художественных произведений напрягали фантазию, создавая свои версии того, когда и каким окажется этот пресловутый контакт третьего рода, но, как мы узнали вчера, никто из них не угадал. Со свойственными нашей расе амбициями и верой в собственную исключительность мы исследовали доступную часть Вселенной в поисках братьев по разуму и думали, как же мы будем вести себя, когда наконец-то их найдем. В реальной жизни нашли нас. И сообщили об этом прямо с экранов межпланетной видеосети, не слишком даже интересуясь тем, что мы по этому поводу думаем…

А подумать-то есть о чем. Что мы узнали? Что где-то в Галактике находится планета под названием Кертория и на ней живет раса существ, внешне весьма похожих на нас. Неплохо, пока все радостно, но что еще нам рассказали об этой таинственной Кертории? Да ничего, кроме вскользь упомянутого факта о принятой там монархической форме правления. Хотелось бы большего, но увы… Зато, оказывается, некоторое — более чем незначительное по меркам человеческой цивилизации — число керторианцев уже давно живет среди нас. Здесь законное любопытство смешивается со столь же законным недоверием, но далее следует список из двенадцати имен, и большинство вопросов вроде: как же наши хваленые спецслужбы могли такого не заметить — отпадает, но появляются куда более серьезные, если не сказать зловещие.

Взгляните еще раз на этот список. Я привожу его в том виде, как он был оглашен, вместе с керторианскими титулами. Понимаю, что большинству из нас они покажутся нелепыми, но я хотел бы посмотреть на человека, рискнувшего сообщить об этом их обладателям.

Итак:

барон Трудо Рагайн

— знаменитый спортсмен, многократный чемпион Галактики по классической борьбе;

Глава 1

Самое сложное в жизни, по мнению моего дедушки, — наличие выбора. Что ж, в это утро возможность выбора у меня, несомненно, наличествовала. А начиналось все так мирно — открыв глаза в уютной постели, выпив пару стаканов сока и наполовину проснувшись, я решила, будто вполне уже в состоянии принять бравый вид и направить свои стопы в сторону любимого учебного заведения, дабы не опоздать к началу учений, завершение которых должно было ознаменовать окончание мной Таможенной академии и получение столь долгожданного звания «Лейтенант галактического Таможенного управления Республики Рэнд». Мысль была неплоха, и я с энтузиазмом взялась за ее воплощение, но, как известно, на пути к звездам нас подстерегают тернии. На сей раз в качестве пресловутых терний выступили мои же собственные форменные брюки. Точнее, их полное отсутствие и появление в хозяйстве новой тряпки. Борцом за чистоту полов в доме оказался Курт — щенок маламута, поутру решивший, что моя одежда — лучшая игрушка во Вселенной, и превесело терзавший бывшие брюки прямо на глазах ошеломленной публики, то есть меня. И вот тут-то проблема выбора и предстала передо мной во всей своей красе. На одной чаше весов — поездка домой за запасной формой, влекущая за собой неизбежное опоздание к началу учений, раздаче заданий и прочему, а на другой — единственная имевшаяся в моем распоряжении одежда, представлявшая собой брючки, купленные вчера в подарок сводной сестре. Красные кожаные брючки, на размер меньше того, во что я могу поместиться. М-да…

Некоторое время я абстрактно размышляла о том, с чего вдруг мне показалось, будто подарить моему другу Дину собаку — это хорошая идея, и кой черт дернул меня купить большую собаку. Ну неужели я не могла приобрести пекинеса, например? И наконец, что за идиотская у Дина привычка бросать мои вещи там, где он их с меня снял? Разве нельзя на секундочку отвлечься от любимой девушки и аккуратно повесить одежду в шкаф?! С трудом пробившись сквозь вышеозначенную чепуху, из недр разума выползла вполне логичная мысль: а ведь пора бы уж и решение принять. Обнаружив путем несложного самоанализа, что реакция ректора академии Пьера Сейна на столь вольное толкование форменного стиля пугает меня неизмеримо меньше, чем занудное нытье моего напарника Урса из-за опоздания к началу учений, я глубоко вдохнула и чудом втиснулась в орудие пыток от суперпопулярного земного модного дома ценой в две мои стипендии. Утешало лишь, что ужин не был плотным, да и ночное времяпрепровождение не способствовало появлению лишнего жира.

— Дышать смогу, — жизнерадостно сообщила я Курту и, щелкнув щенка по носу, унеслась.

Через полчаса, очень похожая на взмыленную лошадь, я, не обращая внимания на ошарашенный взгляд охранника, влетела в двери академии. Часы на стене безжалостно констатировали, что уже пять минут как полным ходом идет раздача слонов, тьфу… заданий на первый день выпускных учений. Проклиная на все лады власти Латинского квартала, запретившие перемещение над своей территорией по причине мне неизвестной, я лихо проскочила первый пролет лестницы и, поскользнувшись на повороте (о, как я люблю нашу форменную обувь), врезалась точнехонько физиономией в стену. Свежепокрашенную к выпуску, заметьте. Сжав волю в кулак и проглотив все слова, которые, несмотря на строгое воспитание дедушки, уже были готовы вырваться наружу, я добилась устойчивого вертикального положения и занялась доставкой себя в дамскую комнату с прозаической целью — привести в божеский вид свою незаслуженно пострадавшую внешность.

Тут стоит заметить, что вышеупомянутая дамская комната в нашей академии расположена очень удачно — рядом с кабинетом ректора, и он неоднократно вводил меня в краску, упоминая при разборе полетов отрывки девичьих откровений. Не успела я ликвидировать следы слишком тесного контакта со стеной, как раздавшийся из вентиляционной решетки приглушенный голос ректора заставил меня вздрогнуть. Естественно, первая мысль была: «Вот это удача! Похоже, я не опоздаю. Уф-ф…» Однако не успела я с облегчением выдохнуть, как второй голос заставил меня замереть и наконец-то начать воспринимать связную речь (ну знаю я, знаю, что подслушивать нехорошо, но… но любопытно же…)

Глава 2

Закончив иронизировать по поводу моего внешнего вида, ректор выдал каждому из нас по запечатанному конверту с заданием на завтра, на сей раз индивидуальным. Вместе с конвертами мы получили строгий наказ ни в коем случае не вскрывать их раньше завтрашнего утра, и, выслушав горячие заверения, что «да мы, да никогда…», ректор кивнул и отпустил нас восвояси. С нашей стороны возражений не последовало.

Как говорится: «Любишь кататься — люби и саночки возить». К чему это я? Да к тому всего-навсего, что теперь мне, как честному человеку, предстояло доставить двух сокурсников к их летательным аппаратам. Правда, Марка я честно попыталась спихнуть нашедшемуся наконец Леону, но тот, пребывая по вполне объяснимым причинам в не слишком хорошем расположении духа, резонно заметил, мол, раз я дверь сломала, то мне ее и чинить. Признав справедливость данного аргумента, я понуро направилась к выходу, но последующие события коренным образом изменили мое видение ситуации. Пока я, тщательно имитируя хмурый вид, открывала дверцу своего флаера, ко мне подошел Марк и прошептал на ухо:

— Отвези сначала Урса, я хочу с тобой поговорить.

Я машинально кивнула и на время полета предоставила своим спутникам занимать друг друга светской беседой, а сама упорно пыталась придумать, что же могло понадобиться от меня Марку. Воображение у меня богатое, но тут оно позорно сдало позиции и вместе со мной впало в состояние нетерпеливого ожидания.

Через полчаса, показавшиеся мне половиной вечности, я приземлилась у северной оконечности сада, где был припаркован флаер Урса. Там мы с ним распрощались, договорившись приблизительно через час встретиться за стаканчиком текилы в «Альфе», и я продолжила «возить саночки».

Глава 3

С детства мне твердили: в процессе взросления у каждого человека происходит определенная переоценка жизненных ценностей, и я все ждала, когда со мной случится хоть что-то отдаленно похожее. Вот, пожалуйста, дождалась — придя в себя, пришлось констатировать, что центром моей личной вселенной является раскалывающаяся голова. Около минуты я просто лежала, чутко прислушиваясь ко внутренним ощущениям, а затем занялась инспекцией общего состояния, то есть ощупала рукой лоб. Обнаружилась шишка, отнюдь не маленьких размеров.

«Ну и видок, наверное», — мелькнула в голове первая оформившаяся мысль.

И так всегда. Представьте себе любого нормального человека, очнувшегося невесть где с ужасной головной болью. Что его тревожит: где я? что со мной? или, как крайний вариант, — кто я? А тут мы что имеем? Первая мысль — как я выгляжу. Диагноз стандартный — до нормальности мне далеко. Получив таким образом путем чисто теоретических изысканий результат, неоднократно подтвержденный практикой, я приободрилась и отважилась на совсем уж активные действия, а именно — сжав зубы, села и, кое-как пережив острый приступ боли, попробовала оглядеться. Некоторые особенности окружающей обстановки, к примеру отсутствие окон, прозрачно намекали, что я все еще нахожусь на злополучной яхте и, судя по едва ощутимой вибрации, ближе к хвостовой ее части, а сам корабль бороздит просторы Большого театра… тьфу… Вселенной…

Продолжив осмотр, я не без удивления отметила, что при всем общеизвестном богатстве владелицы золотых канделябров и платиновых дверных ручек в моей каюте не наблюдалось. Тем не менее, хотя обстановка казалась очень простой, было очевидно: на обустройство этого помещения потрачено больше, чем мои стипендии за год обучения. Невзирая на отсутствие окон, возникала полная иллюзия залитой светом комнаты, плетеная мебель, циновки на полу, стол в виде цветка сакуры и пуфики, формой и цветом напоминающие листья… В общем, вкус и профессионализм дизайнера заслуживали восхищения, и мое настроение немедленно взлетело до небес. Для полной гармонии не хватало лишь маленького штриха — чашки крепкого кофе и пары таблеток обезболивающего. Надо — раздобудем, вот наш девиз, и я решительно направилась к двери и дернула ручку. Заперто.

«Надо же, какая неожиданность. — Опять внутренний лазутчик воспрял, как будто и без него мало неприятностей. — А я тебе говорил…»

Глава 4

Пробуждение поначалу ни на йоту не отличалось от предыдущего — его причиной вновь явился Идио Ци, но затем последовали отличия прямо-таки глобальные. Сперва до моего сведения довели, что побудка в несусветную рань вызвана желанием Гвен лицезреть меня на общем завтраке. Стоило моему персональному корабельному будильнику, донесшему столь радостную весть, удалиться, как его немедленно сменил милашка доктор, который, застав хозяйку каюты в не самом одетом виде, смущенно отвел глаза, но все же извинился за вчерашнее нелюбезное поведение и пригласил на продолжение экскурсии. После ухода дока я с облегчением вздохнула и принялась за нормализацию внешнего вида. Наметился некий прогресс — следующий стук в дверь застал меня одетой и причесанной.

«Что с ними всеми с утра? Паломничество объявлено? Только питонов не хватает», — фыркнула я про себя, но дверь все же открыла. Посетителей оказалось двое — Алекс, недвусмысленное приглашение которого я нахально проигнорировала вчера вечером, сделав вид, что не заметила, и его, так сказать, коллега. Эти двое ввалились в каюту, без всякого стеснения оккупировали мою кровать и, весело подсмеиваясь, дожидались, пока я не закончу разрисовывать фасад, после чего мы дружной кавалькадой прибыли на завтрак. А там-то несчастную пленницу поджидал капитан. Сэр Кобо прочно захватил меня в плен, во всех подробностях поведал о скачке, произошедшей ночью, и принялся усиленно зазывать в рубку, дабы полюбоваться первой из доселе невиданных мною систем, где имелось весьма необычное кольцо астероидов вокруг одной из планет. Он даже предупредил, что, поскольку мы летим на форсированной скорости, этой в высшей степени любопытной картиной долго наслаждаться не удастся. Дав клятвенное обещание посетить рубку и непременно оценить эксклюзивный вид, я успешно вырвалась из его цепких лап и ухватила немного завтрака.

Да уж, эффект от вчерашней прогулки был сногсшибательным. Изголодавшись по живому человеческому общению, обитатели яхты скопом кинулись к человеку, который слушает их, широко распахнув глаза. Что ж, хотела — получила. Теперь терпи. Капитулируя перед неизбежным, я вздохнула и немедленно слопала еще один блинчик с грибами. Неприятности надо заедать.

Далее завтрак проходил в более спокойной обстановке — Гвен кормила питонов, альфонсы развлекали Гвен, доктор расспрашивал капитана о зависимости вибрации от скорости полета, а Идио цепким взором за всеми наблюдал. И главное, никто не мешал мне заниматься наиболее важным в сложившейся ситуации делом — поглощать пищу. Но все хорошее когда-нибудь заканчивается, так и здесь — стребовав с меня обещание зайти покормить питонов, побоксировать, пообщаться с шимпанзе и оценить окрестности, участники застолья постепенно разошлись, оставив меня наедине с начальником охраны, чье молчание вызывало прилив искренней благодарности — хоть кому-то от бедной Нэтты ничего не надо…

— И куда же вы направитесь в первую очередь? — откомментировал он завтрак в своей обычной серьезной манере, но, приглядевшись повнимательней, я заметила веселые искорки в глубине глаз.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 1

Спустя пару часов после подтверждения наших домыслов, взгляду стороннего наблюдателя, доведись тому заглянуть в мою каюту, открылась бы следующая картина: я валяюсь на своей лежанке и меланхолично наблюдаю за перемещениями Этьена по отведенным его пленнице квадратным метрам. Причем этим сверх меры конструктивным занятиям было отдано уже с четверть часа. Наконец, устав от однообразия внешних раздражителей, я решила внести в происходящее хоть какие-то изменения:

— Этьен, расскажи мне о главной пиратской базе.

— Что конкретно тебя интересует?

— Все. Это просто орбитальная станция, или же плацдармом служит парочка астероидов?

Собеседник оскорбленно задрал нос:

Глава 2

В чувство меня привел громкий плеск. Буквально через мгновение, по воде, попавшей мне в рот вместо воздуха, я догадалась, что сама и послужила его причиной. Точнее, мое эффектное падение в одно из многочисленных местных озер. Если учесть, что они тут встречались так же часто, как белые клетки на шахматной доске, это было неудивительно, но в тот момент подсчет вероятности приземления и приводнения интересовал меня мало, поскольку незамедлительного решения требовали значительно более насущные проблемы.

Первоочередной, естественно, была задача добраться до берега. К счастью, плаваю я не хуже морского котика. Хоть на Рэнде и мало открытых водоемов, но бассейнов в избытке, а я отнюдь не брезговала их посещением. Правда, с парашютом вместо якоря бороздить водные просторы мне еще не приходилось. Утешало одно — он и не думал тонуть, а как раз таки наоборот — премиленько плавал на поверхности, до боли напоминая гигантский надувной матрас. Рассекать водную гладь с ним на буксире оказалось хоть и сложно, но вполне реально, да и берег был недалеко. Так что вскоре я уже стояла на твердой земле, отфыркиваясь, как тюлень.

Итак, десантирование завершилось успешно. Относительно, конечно. Предатель-сообщник потерян, с меня ручьями стекает вода пиратского озера, но надо смотреть шире — я жива и почти у цели. Осталась малость — найти Этьена и герцога Венелоа. Точнее, поправила я себя, достаточно Этьена, а герцога он сам найдет. Хотя… если вдуматься, я летела бесчувственным чурбаном, но напарник же должен был видеть, куда я приземлилась. Так вот пусть сам и ищет, вынесла я вердикт и вплотную занялась сушкой себя любимой. А именно, сняв и отжав одежду, я быстренько разместила ее на ближайших лианах, коих в округе было в избытке.

К слову сказать, желание сухости и комфорта перевесило природную стеснительность, и в скором времени весь мой скудный гардероб оказался висящим на лианах, а я очень напоминала себе Еву в райском саду, ожидающую Адама с охоты. Правда, пресловутый фиговый листок отсутствовал. Издержки производства. К моему великому неудовольствию, спустя всего пару минут в свои права вступил известный физический эффект — испарение жидкости, следствием чего стало неизбежное — я замерзла. Одеваться было глупо, и единственной мыслью, пришедшей мне в голову, было вернуться в колыбель жизни, то есть все в то же озеро. Плавать я люблю, а вода на этой чудесной планете оказалась существенно теплее воздуха и, непонятно, в силу каких причин, была значительно плотнее жидкости в резервуарах Рэнда, благодаря чему я практически парила. Примерно полчаса я посвятила тренировке различных стилей плавания, уделив особое внимание никогда толком мне не удававшемуся баттерфляю, и уже немного запыхалась, но тут на берегу наконец-то появился мой непутевый капитан. Я радостно помахала ему рукой:

— Привет еще раз. Вижу, тебе больше повезло с приземлением.

Глава 3

В ходе получения своего небольшого, но полноценного жизненного опыта, я установила один непреложный факт: выйдет или нет толк из свежеприобретенных отношений с мужчиной, становится понятно довольно быстро. Конкретно — утром. Если, проснувшись, я с довольной улыбкой пододвигаюсь ближе и обнимаю партнера — все хорошо, если же при одном взгляде на в меру мужественный профиль хочется оказаться как можно дальше… К чести моих бывших, надо заметить, что со вторым вариантом мне сталкиваться почти не приходилось.

Соответственно, засыпая, я пребывала в полной уверенности, что утром смогу абсолютно точно вынести вердикт по проблеме: «Нэтта и Этьен. За или против». Но действительность отказалась следовать проторенными путями.

Проснувшись, я с изумлением обнаружила: вот так взять, повернуться и провести изучение собственной реакции на профиль Этьена представляется делом совершенно невозможным по довольно идиотской причине: я панически боялась встретиться с ним взглядом. Мои растрепанные чувства являли собой замечательный коктейль: смущение от того, что произошло ночью, страх не увидеть в его взгляде никаких изменений, легкая улыбка при одной мысли о нем и жгучее желание все повторить.

«Ну, повернись, чего ты ждешь», — потребовала я от себя. Не помогло. Пятиминутный монолог, четко обозначивший уровень моего умственного развития и полное отсутствие моральных устоев, возымел сходный эффект. Похоже, я могла еще долго лежать и страдать, но писк голодного тигренка потребовал немедленного возвращения в тропическую реальность.

— Сейчас, маленький, — откликнулась я и наконец обернулась — Этьена не было…

Глава 4

Все сознательное детство при слове «замок» у меня в голове возникал довольно шаблонный образ: ров с водой, мрачные стены из серого камня, дымящие камины с жарящимися в них перепелами и ужасно вонючий двор, полный лошадей.

Естественно, замок герцога Реналдо Венелоа таким не был. Ров заменило более практичное силовое поле, а вместо полезного в качестве удобрения навоза пахло машинным маслом. Одно утешало: двор был очень большой, и Лоше найдется место порезвиться, — желая в этом убедиться, я начала усиленно вертеть головой во все стороны. Когда наша процессия оказалась в непосредственной близости от каменной лестницы, ведущей к парадному входу, из дверей появился человек.

— Это Клайд, дворецкий, — любезно пояснил один из проводников-конвоиров.

Преодолев необходимое количество достаточно высоких ступеней, мы смогли самолично в этом удостовериться.

— Добрый день, леди и джентльмены. Мое имя Клайд. К сожалению, герцог Венелоа в настоящее время отсутствует, но мы незамедлительно с ним свяжемся и уведомим о вашем прибытии. А пока воспользуйтесь гостеприимством замка. — Дальнейшие слова были обращены лично ко мне: — Мисс, какой у вас за замечательный зверь. Позвольте, мы его покормим и устроим со всеми удобствами.

Глава 5

Забегая вперед, замечу, что, несмотря на идеально дружное исполнение, имели мы с Дмитрием в виду абсолютно разные вещи. С разницей лет в десять. Я, как начитанная и образованная девушка, была прекрасно осведомлена о подробностях войны между Земной Конфедерацией и Империей Цин, уже ставшей частью новейшей истории. Кульминационной ее точкой стала битва за систему Гонтцоль, в которой имелись два совершенно невыразительных тоннеля: один вел к центру Империи, второй в не менее центральную систему Конфедерации. Поэтому, когда корабли Империи захватили Гонтцоль и надежно в ней расположились, войска Конфедерации почувствовали себя не очень уютно.

И тут на сцене в белом фраке появился Джек Уилкинс, под его командованием часть земного флота проникла в систему кружным путем через третий тоннель и имперцев атаковали с двух сторон. В результате было подписано мирное соглашение, а система Гонтцоль с тех пор является нейтральной.

Это общеизвестная информация, сам же майор, не особенно выбирая выражения, сообщил, что если бы операцию дали провести, сообразуясь с его мнением и опытом, то победа была бы полной и безоговорочной. Об этом Уилкинс рассказал мне после того, как, отпустив Дмитрия, мы перебрались в каюту адмирала (информация, также любезно предоставленная мне майором) и уютно расположились в глубоких кожаных креслах напротив друг друга. С не меньшей любезностью майор поведал мне, что имел в виду Дмитрий. Он, не получивший классического образования пират, новейшей историей интересовался как-то не очень, поэтому единственная война, о которой ему было хорошо известно, закончилась меньше месяца назад. Как выяснилось, Уилкинс сумел отличиться и там. Причем внимание! На стороне Империи Цин! Круто, не правда ли? Толком я рассказ майора не поняла, слишком там все было запутано, но основная мысль такова: используя все те же кружные пути (на сей раз через пиратскую часть космоса), то одна, то другая воюющая сторона добивалась преимущества.

Наконец, флот Рэнда предпринял попытку поймать корабли Империи в ловушку, и с задачей почти уж было справился, но на выручку прибыл «Прометей», возглавляемый майором. Под его прикрытием флот Империи благодаря хитрому маневру покинул систему Рэнда, что позволило практически избежать западни. «Практически» означало, что флот не был уничтожен, но одно это не являлось решением проблемы, поскольку выход из системы Таксиса в сторону Империи блокировался двумя станциями, захваченными Рэндом. В самой же системе оказались часть флота Империи, их флагманский дредноут «Ямагучи», «Прометей» и уйма крейсеров Рэнда, по огневой мощи втрое превосходящих имперские силы. Правда, система Таксиса большая, и играть там в догонялки можно хоть до скончания веков. Согласитесь, ситуация больше всего напоминала патовую. Но только не для майора. Он, воспользовавшись полным отсутствием пресловутой нетрадиционности мышления у тактических компьютеров врага и ошеломляющей скоростью «Прометея», оказался у тоннеля с тридцатиминутной форой, сбросил десант и захватил станции. Единственный раз во всей истории космических войн. Естественно, в тоннель хлынули имперские войска, и закончилось все как обычно — очередным чертовым мирным договором (цитата). Именно этот эпизод сделал майора Уилкинса весьма популярной личностью среди пиратской братии.

И напротив живого тактического компьютера XXV века сидела я, собираясь вести разговор на равных. Хм… «Великий Цезарь, идущие на смерть» — и дальше по тексту…