Вторая модель

Дик Филип Кайндред

Рассел Эрик Фрэнк

Пайпер Бим

Открывает настоящий сборник фантастический супербоевик Филиппа Дика "Вторая модель". Вот уже шестой год на Земле идет затяжная война между Азией и Америкой. Используя численное преимущество, азиаты стирают с лица земли всю Северную Америку и превращают Европу в груду золы. Земля превратилась в безжизненную радиоактивную пустыню, на поверхности которой ничего не растет, кроме черных растений, вбирающих в себя питательные вещества из пепла и костей.

Американское командование создает военную базу на Луне, откуда руководит боевыми действиями. Одновременно при проведении военных операций оно начинает использовать роботов-убийц, выпускаемых на подземных заводах Земли. Лучшие конструкторы, не покладая рук, разрабатывают все новые и новые модели, делая их все более сложной конструкции. Сотни тысяч безжалостных роботов-убийц расправляются с врагом, и чаша весов на театре боевых действий быстро склоняется в пользу американцев. Но вот в поведении огромной армии берсеркеров стало появляться нечто непредсказуемое...

Содержание:

1. 

Филип Кайндред Дик

: Вторая модель

(Перевод: К.Сухенко)

2. 

Эрик Фрэнк Рассел

: Расплата (Зловещий барьер)

(Перевод: Т.Науменко)

3. 

Бим Пайпер

: Викинги космоса (Космический викинг)

(Перевод: В.Серебряков)

Филип Дик

ВТОРАЯ МОДЕЛЬ

1

Со стороны противника по изуродованному снарядами склону холма быстро поднимался солдат с винтовкой наперевес. Он нервно оглядывался по сторонам, часто облизывал пересохшие губы и время от времени поднимая руку в перчатке к расстегнутому вороту шинели, чтобы вытереть потную шею.

Эрик повернулся к капралу Леону.

- Хотите попробовать? Или лучше я? - он отрегулировал увеличение прицела так, что лицо солдата заполнило весь окуляр. Оно было заросшим и злым.

- Постой, не стреляй! - поднял руку капрал. - Пока не нужно.

Солдат прибавил шагу, расшвыривая ногами золу и груды мусора, встречавшиеся ему на дороге. Наконец он вышел на вершину холма и остановился, чтобы перевести дух. Небо заволокло тучами. Серые частицы сажи носились в воздухе. Голые стволы деревьев торчали из земли, устланной битым кирпичом. Чуть поодаль равнодушно глядели полупустыми окнами дома.

2

Капрал взял винтовку и направился к выходу из бункера, пробираясь между бетонными балками и остальными переборками.

Снаружи чувствовался холод. Ветер швырял в лицо хлопья сажи. Капрал направился к останкам солдата.

Приблизившись к месту происшествия, Леон дотронулся до своего металлического браслета. Шары отступили и неподвижно застыли. Сколько бы азиат отдал за это сокровище! Слабая радиация, исходившая от этого устройства, лишала "когти" их способности к действиям. Даже большой робот с двумя покачивавшимися черенками-глазами уважительно отступил, когда Леон подошел к нему.

Капрал склонился над останками солдата. Рука в перчатке что-то крепко сжимала. Из окоченевших пальцев Леон не без труда вырвал маленькую металлическую трубку-контейнер.

Он сунул ее в карман и пошел назад. За его спиной "когти" снова принялись за свою работу.

3

Майор Хендрикс глубоко вздохнул и ступил на неровную почву. Закурив сигарету, он некоторое время стоял, оглядываясь по сторонам... Руины, камни, голые стволы деревьев. Все вокруг было мертвым. Над головой висели тяжелые тучи, закрыв землю от солнца.

Майор решительно двинулся вперед. Справа от него мелькнуло что-то круглое металлическое. "Коготь" погнался за каким-то мелким животным. Крысой, наверное... Да, они охотятся на крыс тоже. Это у них вроде побочного промысла...

Он поднялся на вершину невысокого холма и поднес к глазам бинокль. Впереди, в нескольких милях от него, виднелись окопы противника. Там находился их командный пункт.

Мимо него прошел приземистый робот, размахивая руками, словно приглашая идти за собой. Хендрикс внимательно наблюдал за ним, пока тот не исчез среди руин. Такого типа механизмы ему еще не доводилось видеть. Очевидно, появилось все больше роботов новых типов, которые ему не были знакомы прежде. Это еще одно подтверждение слухов о том, что на подземных заводах уже вовсю штампуют роботов новых конструкций.

Хендрикс выбросил окурок и двинулся дальше. Его очень интересовала проблема использования в войне искусственных солдат. Когда все это началось?

4

С появлением "когтей" война не могла продолжаться долго. Возможно именно сейчас она и пришла к завершению.

Может быть, майор Хендрикс и направляется в неприятельский штаб, чтобы услышать это известие. Похоже что, азиаты решили выбросить белый флаг. Обидно только, что война тянулась так долго.

Сотни тысяч автоматических дисков возмездия кружат над Европой и Азией. Кристаллы, заряженные бактериями, азиатские управляемые ракеты, которые со свистом обрушиваются на города Америки, бомбы...

...И вот теперь еще "когти"!

Эти устройства принципиально отличались от других видов оружия. Хотелось это кому-то признавать или нет, но по сути они уже не были машинами. Они были живыми существами - вращавшимися, ползавшими, вылезавшими неожиданно из руин. Отряхиваясь от пепла, они пулей устремлялись к человеку, взбирались на него, стараясь дотянуться до горла. Это было их работой, выполняли они ее безукоризненно, особенно в последнее время, когда стали появляться новые конструкции и модификации. Теперь "когти" могли производить саморемонт, и с этого момента перестали нуждаться в своих творцах.

5

Хендрикс шел широким шагом, но мальчишка не отставал от него, прижимая к груди медвежонка.

- Как тебя зовут? - спросил майор.

- Дэвид. Дэвид Эрвард Дерринг.

- Дэвид? Что... что же случилось с твоими родителями?

- Они умерли.

Эрик Фрэнк Рассел

РАСПЛАТА

(Зловещий барьер)

ГЛАВА 1

"Первую же пчелу, которая вздумает жужжать о том, что мед украли, тут же прихлопнут", - размышлял профессор Педер Бьернсен. Мысль была новой и, казалось бы, шутливой, но своим рождением она была обязана ужасающим фактам. Профессор провел длинными, тонкими пальцами по рано поседевшим волосам. Взгляд его странно выпуклых, горящих жутковатым огоньком глаз был устремлен в окно кабинета, которое выходило на бурлившую транспортом стокгольмскую улицу Хеторгет. Но смотрел он вовсе не на транспорт.

А первую корову, которая возглавит борьбу против дойки, ждет скорая смерть, - закончил он про себя. Стокгольм гудел и ревел, не ведая о нависшей угрозе. Профессор безмолвно застыл, погрузившись в мрачные раздумья. Вдруг взгляд его ожил, глаза расширились, в них мелькнуло узнавание. Медленно, неохотно он отошел от окна.

Двигался он так, как будто одним лишь усилием воли принуждан себя пятиться от чем-то страшного, что, незримо притягивая, манило его.

Вскинув руки, он тщетно попытался оттолкнуть от себя пустоту. В неестественно выпученных глазах, по-прежнему холодных и неподвижных, сверкало нечто неподвластное страху. Как зачарованные, они следили за чем-то бесформенным и бесцветным, ползущим от окна к потолку. Сделав нечеловеческое усилие, профессор повернулся и бросился бежать.

Не добежав до двери, он судорожно вздохнул, споткнулся. Падая, сведенной рукой схватил со стола календарь и стащил на ковер. Потом всхлипнул, прижал руки к сердцу и затих. Искра жизни угасла. Верхний листок календаря трепетал от загадочного, невесть откуда прилетевшего ветерка. На листке стояла дата 17 мая 2015 года.

ГЛАВА 2

В управлении никаких новостей не оказалось. Дактилоскописты уже вернулись из лаборатории Мейо и офиса Уэбба и успели проявить и отпечатать снимки. Отпечатков была тьма: одни четкие, другие смазанные. Чтобы их получить, пользовались в основном алюминиевой пудрой; для нескольких следов, оставленных на волокнистой поверхности, пришлось прибегнуть к парам йода. Подавляющее большинство отпечатков принадлежало самим ученым. Остальные в полицейских картотеках не значились.

Следователи со всей дотошностью обыскали помещения, где были найдены трупы, но не нашли ни единой мелочи, способной возбудить их подозрения и подтвердить сомнения Грэхема, о чем они и доложили с едва заметным раздражением людей, вынужденных попусту тратить время ради чужой прихоти.

- Одна надежда на вскрытие, - заявил наконец Воль - Если Уэбб действительно баловался наркотиками, тогда все яснее ясного. Он умер, пытаясь прикончить бредовый плод собственного воображения.

- А что же Мейо - прыгнул в воображаемую ванну? - поддел его Грэхем.

- Что-что? - на лице Воля отразилось недоумение.

ГЛАВА 3

Скрупулезный обыск квартиры Дейкина не принес никаких открытий: ни щемящей душу последней записки, ни спрятанных в тайнике заметок, - ничего такого, что могло бы показаться хоть сколько-нибудь необычным. Этот путь к решению головоломной загадки завел в тупик.

Воль обнаружил грубую модель верньера, собранную руками самого изобретателя, и теперь развлекался тем, что проецировал ее стандартный стереоскопический куб на маленький экран. Крутя микрометрический фокусировочный винт, регулирующий перспективу куба, он то сжимал геометрический каркас до того, что тот начинал казаться совсем плоским, то растягивал его так, что он напоминал нескончаемый тоннель.

- Ловко! - приговаривал он.

Грэхем вышел из задней комнаты, держа в руке почти пустой пузырек с йодом.

- Я стал его искать опять же по наитию. Вот, стоял у него в аптечке вместе с целой кучей снадобий от всех мыслимых болезней. Лекарств там хватит на целый лазарет. Дейкин всегда был порядочным ипохондриком. - Он водрузил пузырек на стол и мрачно уставился на него. - Так что это ничего не значит.

ГЛАВА 4

Как и следовало ожидать, почти все очевидцы гибели Стивена Рида бесследно исчезли. Кто-то сразу же вызвал полицейского, тот позвонил в свой участок, а репортер, дежуривший там, передал новость в "Сан".

Понадобилось целых два часа, чтобы отыскать трех свидетелей.

Первым оказался толстяк с потной физиономией.

- Я шел себе мимо и не особенно глазел по сторонам, - сказал он Грэхему. - У меня и так забот по горло, ясно? Тут этот тип заорал как резаный, исполнил что-то вроде танца и бросился наперерез транспорту.

- Ну а потом что?

ГЛАВА 5

Скоростной стратоплан Нью-Йорк - Бойсе - Сиэтл вынырнул из верхних слоев атмосферы, прекратил подачу кислорода в гермосалон и, продырявив кудрявые облака, под громовые раскаты ракетных двигателей перешел на горизонтальный полет.

Под носом лайнера промелькнула река Гус Крик и прилепившийся к ее берегам городок Ожли. По левому борту, ближе к хвостовой части, засверкала северная оконечность Большого Соленого озера штата Юта. Дотуда было полторы сотни миль - каких-нибудь десять минут лета.

Сигарета, которую Грэхем закурил над Окли, успела сгореть всего наполовину, когда стратоплан отвернул от долины реки Снейк и, заложив вираж, взял курс на Бойсе. При этом повороте по левому борту показался Силвер Сити. В сухом, прозрачном воздухе он был отлично виден. Белые и кремовые здания золотились в лучах солнца Резервуары завода Нэшнл Кэмера, насаженные на высоченные башни, по форме напоминающие катушки, отчетливо вырисовывались на фоне города.

Вдев ноги в специальные подставки, чтобы удержаться на месте при резком торможении, Грэхем сделал еще пару затяжек и снова взглянул на панораму Силвер Сити. На какое-то мгновение город как бы застыл, ясно и отчетливо выделяясь на горизонте. Но в следующий же миг исчез, заслоненный гигантским облаком вздымающегося пара.

Дрогнувшими пальцами смяв сигарету, Грэхем привстал на месте и, не веря своим глазам, впился в открывающееся с высоты зрелище. Чудовищно раздуваясь, облако продолжало расти с первобытной энергией надвигающегося смерча. Его вспученные гребни зловеще извивались, набирая высоту. Из них вылетали какие-то мелкие черные точки, на миг повисали в воздухе, потом снова исчезали в клубящемся хаосе.