Дикий Волк

Диксон Гордон

Вашему вниманию предлагается авантюрно-приключенческий роман «Дикий волк» Г. Диксона

Земля была лишь пешкой в большой игре, затеянной повелителями космоса – Высокородными. Джеймс Кейл для них был не более чем звереныш, волчонок. Однако именно этот своевольный и необузданный человек смог разгадать все планы космических аристократов и тем самым спас свою планету от порабощения.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

1

Бык нападать не желал.

Джеймс Кейл выставил вперед ногу и закричал, но бык перед ним остался на месте, хотя должен был нападать. Вообще на этой стадии боя у быка должно было оставаться еще много сил. Ничего нельзя было поделать. Самые точные физические приборы не могли измерить невероятной выносливости и храбрости быка. Но этот – устал. Значит, Джиму надо заколоть его сейчас. Он двинулся к быку и вновь выставил ногу вперед и закричал, подбивая усталого зверя еще на одну атаку. Когда рог промелькнул мимо, скользнув по его бедру и талии, он быстро втянул живот, чувствуя невольный холодок, пробежавший по спине. Как и у быка, у него была своя программа; и пока оба они действовали строго в соответствии с этой программой, он находился в безопасности. Но он стал тореадором после шести месяцев усиленных тренировок. И у него была свободная воля – то, чего не было у быка – а свободная воля давала ему возможность нарушать программу и делать ошибки.

Если он сделает ошибку, этот бык все еще может убить его. И поэтому он был очень осторожен – даже сейчас.

Силы быка были почти на исходе. Джим сделал еще несколько осторожных пассов, вытащил шпагу и вонзил ее между рогов.

Бык опрокинулся, упал на колени и – когда он уже вытащил шпагу – свалился на бок.

2

Шофер был членом земной торговой делегации. На Альфе Центавра III были еще две торговые делегации с других планет, которые собрались, чтобы показать что-либо Высокородным – каждая больше, чем другая. Но так как у Земли было намного больше шансов – будучи заново открытой частью Империи – привлечь к себе внимание, то было очевидным, что Высокородные предпочтут отвезти к себе в Империю такую новинку искусства, как бой с быком.

Шофер провез Джима и его багаж через весь город к открытому космодрому – бесконечной площадке из розового материала, напоминающего цемент. Примерно посреди этой площадки стоял яйцеобразный предмет, который и был кораблем Высокородных. Шофер подвез Джима к звездолету и остановил машину.

– Хотите, чтобы я подождал? – спросил шофер.

Джим отрицательно покачал головой. Он вынул из машины оба своих чемодана и подождал, пока шофер не развернул машину и не умчался в сторону города. Постепенно машина стала напоминать игрушечную и скоро исчезла из вида.

Джим поставил чемоданы и повернулся лицом к кораблю. Снаружи он казался абсолютно непонятным. Не было видно ни иллюминаторов, ни шлюзовых камер или каких-то ни было иных входов. Казалось даже, что никто на борту не обратил на присутствие Джима никакого внимания.

3

Зверь мелькнул у самого его лица и… исчез.

Джим так и не пошевелился. На мгновение он остался один в большой прямоугольной комнате; затем внезапно рядом с ним очутились трое Высокородных, на тунике у одного из них красовался вышитый дракон. Это был тот самый, что привел сюда Джима.

Из двоих остальных один был почти коротышкой по стандартам Высокородных – едва ли на три дюйма выше Джима. Третий мужчина был самым высоким из всей группы – гибкий, с благородной осанкой, глядевший на него с неким подобием улыбки, которой Джим никогда раньше не замечал на этих бледных лицах.

– Говорил я тебе, что они храбры, эти Дикие Волки, – сказал этот последний член троицы. – Твой трюк не сработал, Мекон.

– Храбрость! – зло сказал человек, которого назвали Меконом. – Слишком все это прошло гладко, чтобы быть правдой. Он и мускулом даже не пошевельнул! Можно подумать, что его… – тут Мекон замолчал, поспешно взглянув на самого высокого из них, Словиэля, который весь напрягся.

4

Джим направился к девушке. Она даже не подозревала о его присутствии, пока он не подошел и не обнял ее. Она вздрогнула, напряглась, увидела, кто это, и прильнула к нему.

– С тобой все в порядке. Хоть с тобой все в порядке… – сквозь слезы говорила она.

– Откуда это? – спросил Джим, указывая на мертвую кошку.

Этот вопрос вызвал новый взрыв ее чувств. Но постепенно она рассказала ему все, что произошло. Она заботилась об этом животном так же, как и о большинстве своих питомцев. Эта большая кошка была отдана Мекону самой Афуан некоторое время тому назад, и Мекон научил ее нападать по приказанию.

– Но когда я видел ее в последний раз, с ней все было в порядке, – заметил Джим. – Как это случилось?

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

1

Джим стоял, не шелохнувшись. По поведению окружающих он не мог понять, как ему надо реагировать. Высокородные в Императорской ложе – да и все остальные Высокородные, насколько хватало глаз, – казалось, намеренно не обращали внимания на тот припадок, или удар, который поразил их Императора. В конце концов, Джим решил, что от него ждут того же самого. Афуан и остальные Высокородные спокойно сидели в Императорской ложе, как будто Император и Джим вели какую-то приватную беседу. И настолько спокойной была эта реакция отсутствия реакции, что она производила почти то же гипнотическое воздействие, которое раньше проделала с ним Афуан, только в этом случае пытались убедить не только Джима, но и самих себя в том, что никакого происшествия с Императором нет, и все в порядке.

Затем, внезапно, все кончилось.

Слюна исчезла с челюсти Императора, как бы смытая невидимой рукой. Улыбка его стала тверже, взгляд сфокусировался.

– …Более того, нам очень интересно будет узнать о тебе побольше, – внезапно заговорил Император, как бы продолжая беседу, тянувшуюся уже некоторое время. – Ты первый Дикий Волк, которого мы видим за долгие годы здесь, при нашем дворе. Когда ты отдохнешь, приходи к нам, и мы побеседуем.

Улыбка Императора была открытой, искренней и располагающей. Голос его был дружелюбен, взгляд осмысленен.

2

Как обнаружил Джим, кроме присутствия на парадах его обязанности включают в себя изучение и освоение оружия второго класса.

Эти серебристые полосы все еще не представлялись ему оружием – пока что Джим ни разу не видел их в действии. Но они действовали как усилители. Упражнения, которые давал Джиму Адок, состояли просто из бега, прыжков и подъемов на различные объекты с помощью этих усилителей. После первой серии упражнений, которой Адок не позволил длиться более двенадцати минут, Старкиен почти с нежностью перенес Джима в его казармы и заставил улечься на огромную подушку, которая служила здесь постелью. Затем Адок осторожно снял с Джима усилители.

– А сейчас, – сказал Адок, – ты должен отдыхать по крайней мере три часа.

– Зачем? – спросил Джим, с любопытством глядя на мускулистую фигуру, возвышающуюся над ним.

– Затем, что первичные эффекты от ношения усилителей не могут восприниматься телом немедленно, – наставительно сказал Адок. – Помни: твои мышцы были заставлены работать значительно быстрее, чем предназначены для этого природой. Сейчас ты можешь чувствовать всего лишь усталость, недомогание и неприятное ощущение. Но то, что ты чувствуешь сейчас, ничто по сравнению с тем, что ты будешь чувствовать через три часа. Лучший путь свести к минимуму чувство усталости и недомогания – это все три часа пролежать без движения, без всяческих физических усилий. Когда ты достаточно приспособишься к усилителям, твое тело уже привыкнет к тому, что его рефлексы ускорились и оно работает в ином ритме. Тебе уже не придется отдыхать и ты не будешь чувствовать никаких недомоганий, даже после очень большой физической нагрузки.

3

Вечер празднования принятия поручительства Словиэля для усыновления должен был состояться через три недели. Это время Джим провел, изучая с помощью Адока способы ведения войны Старкиенами и их оружие, а так же подолгу пропадая в учебном центре, в который его первый раз привел Адок.

В промежутках между этими двумя занятиями он ходил среди слуг в подземном городе и запоминал все сигналы, какие только видел. В свободное же время он составлял каталог этих знаков и понемногу начал разбираться в них.

Ему помогали две вещи. Во-первых, будучи антропологом, он знал, что любой язык развивается на примитивной основе, которой является природа человека. Как ему как-то сказал один ученый, чтобы жить среди эскимосов совершенно необязательно изучать их язык. Он и так совершенно ясен. Угрожающий жест, зовущий жест, жест голодного, когда тот указывает сперва на рот, а потом гладит себя по животу – все эти жесты ясны и понимаемы.

Во-вторых, язык сигналов с помощью рук должен быть ограничен – просто по необходимости. Послания, передаваемые на таком языке, должны были бы заключать в себе несколько фраз на один жест, а следовательно, такие знаки должны были повторяться довольно часто, если наблюдать за ними долгое время.

И, в конце концов, Джим добился успеха. И двух недель не прошло, как он уже знал сигнал приветствия. Он состоял просто из движения большого пальца, трущего четвертый. И с этого момента он начал догадываться и узнавать другие сигналы. Поиски же в библиотечных архивах экспедиции, которая в незапамятные времена отправилась на Землю, не увенчались успехом.

4

Планета Атийя, на которую послали Джима с десятью частями Старкиенов, Адоком и Гарном II – действительным командиром полка, который сейчас являлся адъютантом Джима – была одним из многих миров, населенных маленькими коричневокожими людьми с длинными прямыми волосами, свисающими назад. Губернатор, волосатый коротышка, не говорил о восстании ни слова и настаивал, чтобы были проведены все церемонии приветствия, прежде чем он начнет отвечать на вопросы.

Однако не мог же он вечно увиливать от ответа. В конце концов Джим, Адок, Гарн II и губернатор очутились в столице Атийи, в конторе губернатора. Губернатор начал было распоряжаться, чтобы им принесли подушки поудобнее и освежающие напитки, но Джим оборвал его.

– Все это не имеет значения, – сказал Джим. – Нам не нужны яства и напитки. Нам надо знать все об этом восстании: где оно происходит, сколько людей принимают в нем участие, каким оружием они располагают.

Губернатор уселся на одну из подушек и неожиданно разразился слезами.

На мгновение Джим был ошеломлен. Он не мог вымолвить ни слова. Затем, вспомнив не только то, что узнал на Тронном мире, но и в бытность сою антропологом на Земле: мужчины всех обитаемых миров не рыдают на людях, тем более так громко, как это делал сейчас губернатор.