Шесть черных свечей

Диллон Дес

Ведьмам лучше не переходить дорогу, иначе с тобой может случиться неприятность. В твою таратайку врежется большегруз, или на тебя сверзится автопогрузчик, а еще тебя может засосать в стиральную машину, где ты и окончишь свои дни. Словом, с ведьмами нужно быть поосторожнее. Особенно, если их шесть, и они — сестры. А если они еще и неудачницы по жизни, то дело совсем плохо.

Жизнь у Кэролайн не задалась — пришла она как-то домой, а там любимый муж кувыркается на ковре с блондиночкой из соседнего супермаркета. Что сделает обычная женщина после такого? Благоверного выставит взашей, испоганенный ковер снесет на свалку и поплачет от души. Именно так и поступила Кэролайн, вот только женщина она не совсем обычная, а ведьма. И слезы у ведьм не очень в ходу. И вот уже в морозилке дожидается голова блондиночки, шесть черных свечей готовы вспыхнуть, а у двери толпятся сестры — все до одной ведьмы. Час возмездия близок, и любовь, яд и слезы скоро смешаются в колдовское зелье…

Роман Деса Диллона — это настоящий ведьмин котел, в котором клокочут черная комедия, драма и неповторимый шотландский стиль.

Три мертвеца

У меня шесть сестер. Они ведьмы. Самые настоящие ведьмы. Сами говорят, что уже порядочно народу укокошили. За примерами далеко ходить не надо. Вот Брайан Макгоуэн, что обозвал Венди лесбиянкой. Вот Питер Бэннан, который дразнил Донну

кикиморой

. И вот Джон Кэссиди, городской водопроводчик, который все не мог наладить матушкину стиральную машину как положено. Теперь все они покойники — Бэннан, Макгоуэн и Кэссиди, — и померли они после того, как мои шесть сестер наложили на них проклятие Шести Черных Свечей. Из заклятий это у них самый хит. Его они применяют, когда пора отметиться на полную катушку.

Они знают заклинания, которые пришли из Донегола

[1]

задолго до картофельного голода.

[2]

Моя бабка, Старая Мэри, говорит, что эти заклинания появились, когда христианством еще и не пахло. До того, как святой Патрик

[3]

велел первой змее выметаться на хрен из Ирландии. Ее мама передала заклинания ей, а она передала их нашей матушке, а наша матушка передала их Девочкам. Хорошие у них были учителя, у моих шести сестричек. Самые лучшие. Когда я говорю «Девочки», то подразумеваю женщин. Им всем за тридцать, за исключением Кэролайн, которая недавно и вовсе разменяла сороковник.

Это все, что я могу сказать насчет их возраста. Вот вы ведь помалкиваете, сколько лет даме? Так о чем может быть разговор, если дама способна обречь человека на ужасную смерть простым щелчком пальчика с черным маникюром? Вот они, мои сестры, от старшей до младшей:

Кэролайн

Линда

Кое-что про Кэролайн

Ну что вам рассказать про Кэролайн? Она старшая. Ей сорок, у нее черные волосы, зеленовато-голубые глаза и приятная внешность. Однако прошедшие денечки не миновали для нее совсем уж бесследно: щеки сделались немножко впалыми, а глаза слегка ввалились. Если вы с ней незнакомы, то издали могли бы принять ее за наркоманку. Она ирландская штучка, и ей на такие вещи плевать. Правда, сама она считает себя шотландкой, хотя и понимает по-гэльски совсем немного. Когда она была ребенком, Старая Мэри и матушка говорили между собой по-гэльски, и Кэролайн нахваталась от них слов.

Ее основным занятием после того, как Бобби навострил лыжи, стало пребывание в нерешительности. Это проявляется, например, в том, что она подходит к телевизору, останавливается в недоумении, включить его или нет, а затем возвращается на свое место. Одевается она теперь как попало, а раньше была модницей. Во всем этом только одна хорошая сторона: из-за переживаний она потеряла килограммов семь, и теперь фигура у нее прекрасная, как в двадцать лет. Если бы не лицо, она была бы прямо старлетка. Пара недель на Тенерифе, несколько масочек из сливок, — и она будет хоть куда.

Что касается теперешнего психологического состояния Кэролайн… ну что тут скажешь! То ее кинет в одну сторону, и она действует заодно с сестрами, то бросит в другую, и тогда Кэролайн предпочитает скорбное одиночество. Сегодня она за проклятие. Завтра — против проклятия. Порой она верит, что все эти ведьмовские дела действуют. Порой — нет. И так по кругу. Ее эмоциям не на что опереться. Хуже всего сейчас то, что она позволяет другим решать за себя. Пока Бобби не сбежал, это было невозможно в принципе. Из всех нас Кэролайн была самая сильная. А теперь она отдалась на милость своих сестер и стала игрушкой их прихотей и самолюбия.

Сестрицы не догадываются, но в глубине души Кэролайн верит, что Бобби вернется и все пойдет по-старому. Надо отдать должное ее проницательности: так обычно и бывает. Сам миллион раз видел. Вся эта лабуда тянется с годик, а потом бес перестает толкать мужика в ребро и тот возвращается к привычным домашним удобствам. К тостам с сыром и возможности пернуть без оглядки на других. Правда, сперва жена постарается ему отомстить чем-нибудь.

Кэролайн как-то упомянула об этом. Дескать, пора прощупать грунт. Если, мол, Бобби вернется, то все еще можно наладить. Во как! Девочки так на нее и набросились. Только Энджи держалась в сторонке.