Танцор у гроба

Дивер Джеффри

Самый опасный наемный убийца в мире прибыл в Нью-Йорк. Он не остановится, пока не выполнит полученное задание. Перси Клэй, одна из лучших летчиц Америки, владелица частной авиакомпании оказалась не в том месте не в то время. И теперь она стала мишенью Танцора у Гроба.

Криминалисту Линкольну Райму убийца знаком слишком хорошо. Танцор у Гроба неуловим, его оружием являются не пистолеты и ножи, а обман и всестороннее знание человеческой природы.

С помощью своих талантов и способностей Райм должен побороть злой гений убийцы. Но удастся ли ему спасти Перси, сохранив при этом собственную жизнь?

Часть первая

Слишком много способов умереть

Глава первая

Прощаясь со своей женой Перси, Эдвард Карни не догадывался, что видит ее последний раз в жизни.

Сев в свою машину, которую ему с трудом удалось припарковать на переполненной Восточной Восемьдесят седьмой улице в Манхэттене, Карни влился в оживленный поток. Наблюдательный по своей природе, он заметил стоящий рядом с их коттеджем черный микроавтобус с темными тонированными стеклами, покрытыми капельками грязи. Приглядевшись к видавшему виды автомобилю, Карни обратил внимание на номера штата Западная Вирджиния и вспомнил, что за последние несколько дней уже видел несколько раз микроавтобус на своей улице. Но тут остановившиеся на светофоре машины тронулись. Карни, едва успев проскочить перекресток на желтый свет, начисто забыл о микроавтобусе. Выехав на шоссе имени Рузвельта, он помчался на север.

Через двадцать минут Карни по сотовому позвонил жене домой. Она не ответила, и он начал волноваться. Перси должна была лететь вместе с ним — вчера вечером они бросили монету, кто займет командирское кресло слева, и жена, выиграв, одарила его фирменной торжествующей улыбкой. Но в три часа ночи Перси проснулась с жуткой мигренью, не отпускавшей ее весь день. Пришлось срочно звонить и искать второго пилота на замену, а Перси, приняв флоринал, вынуждена была остаться в постели.

Никакая другая болезнь кроме мигрени не смогла бы удержать ее на земле.

Эдвард Карни, долговязый сорокапятилетний мужчина, все еще носивший короткую армейскую стрижку, склонив голову набок, слушал гудки в телефоне. Наконец включился автоответчик, и он положил трубку на рычаг, слегка обеспокоенный.

Глава вторая

Огромные как астероиды, цвета слоновой кости песчинки светились на экране компьютера. Мужчина сидел, подавшись вперед, напрягая до боли шею, прищурившись, но не от проблем со зрением, а потому, что так было легче сосредоточиться.

Где-то далеко прогремел гром. Утреннее небо приняло желтовато-зеленоватый оттенок, вот-вот должна была разразиться гроза. По сообщениям синоптиков, такой дождливой весны еще не было.

Песчинки…

— Увеличить, — приказал мужчина, и изображение на экране послушно стало вдвое крупнее. Как странно…

— Курсор вниз… стоп.

Глава третья

Она запомнила: вчера ночью похожий на пение цикад звонок телефона разбудил ее, перекрыв шум противного мелкого дождя за окном спальни.

Она с презрением посмотрела на телефон, словно именно телефонная компания Нью-Йорка была виновата в терзавшей ее тошноте, в мучительной боли, удушающим обручем стиснувшей ей голову, в пляшущих перед глазами огоньках.

Наконец, она сбросила ноги с кровати и на четвертом звонке схватила трубку.

— Алло!

Ответом ей было гулкое эхо коммутатора, соединившего телефонную линию с радиостанцией.

Глава четвертая

Линкольна Райма перенесли из-за компьютера в кресло на колесах под названием «Штормовая стрела».

Теперь криминалист смог взять управление на себя. Зажав во рту пластмассовую соломинку, он въехал в крошечный лифт, на месте которого был когда-то встроенный шкаф. Лифт без лишних церемоний опустил его на первый этаж.

В 90-е годы XIX века, когда был построен этот особняк, помещение, в которое сейчас въехал Линкольн Райм, служило салоном. Деревянные стены, обитые дранкой и покрытые лепниной в виде массивных лилий, стрельчатые ниши и массивные дубовые половицы, соединенные так прочно, словно сваренные сваркой. Но архитектор пришел бы в ужас, увидев, что Райм полностью разрушил стену, отделявшую салон от гостиной, а в оставшихся насверлил огромные отверстия для прокладки дополнительной электропроводки. Образовавшееся просторное помещение было заполнено не хрусталем и задумчивыми пейзажами кисти Джорджа Иннса, а произведениями искусства совершенно иного толка: колбами определителя плотности, компьютерами, микроскопами, сравнительными микроскопами, газовым хроматографом, масс-спектрометром, ультрафиолетовой лампой и паровыми рамками для снятия частичных отпечатков пальцев. Один угол занимал величественный электронный микроскоп, стоящий уйму денег, который был подключен к источнику рентгеновского излучения переменной мощности. Рядом лежали более знакомые человеку с улицы предметы, также незаменимые в ремесле криминалиста: защитные очки, перчатки, резиновые и из специальной ткани, которую невозможно разрезать, чаши, отвертки и пассатижи, лопатки, скальпели, отмычки, ватные тампоны, банки, полиэтиленовые пакеты, пластинки для анализов и зонды. Пара дюжин деревянных палочек (Райм требовал от своих помощников, чтобы те обращались с уликами как с фирменными блюдами в китайском ресторане).

Криминалист уверенно подкатил маневренную «Штормовую стрелу» к лабораторному столу. Том, закрепив у него на голове микрофон, загрузил компьютер.

Через минуту в дверях появились Селитто и Бэнкс в сопровождении третьего мужчины, который только что приехал. Кожа новоприбывшего, высокого здоровяка, была не светлее автомобильной покрышки. На нем был зеленый костюм и рубашка неземного желтого цвета.

Глава пятая

Час 1-й из 45

Пожилая женщина вытирает слезы. Жена стоит у нее за спиной, скрестив руки на груди.

Они уже мертвы. Они…

«Солдат!»

Стивен застыл. Указательный палец правой руки расслабился.

Огни!

Часть вторая

Зона действия

Глава десятая

Час 3-й из 45

— Райм, я здесь, — объявила Сакс.

Выйдя из передвижной лаборатории, она надела резиновые перчатки и обмотала обувь резиновыми полосами, как учил ее Райм, чтобы отпечатки ее ног нельзя было спутать с отпечатками преступника.

— Сакс, а где находится это

здесь? —

язвительно спросил криминалист.

— В том месте, где рулежная дорожка упирается во взлетно-посадочную полосу. Между рядами ангаров. Там, где остановился самолет Карни.

Сакс беспокойно взглянула на темнеющую вдали полоску деревьев. Воздух был перенасыщен влагой. Судя по всему, надвигалась еще одна гроза. Молодая женщина ощутила себя совершенно беззащитной. Возможно, Танцор здесь, быть может, он вернулся, чтобы уничтожить оставленные улики, быть может, он решил убить полицейского и замедлить расследование. Как случилось тогда, когда Танцор взорвал бомбу в конторе на Уолл-Стрит, убив двух экспертов из команды Райма.

Глава одиннадцатая

Час 4-й из 45

Толстый санитар выкатился из машины скорой помощи.

— Я — офицер Сакс, — кивнув, представилась молодая женщина.

Он повернул свое дородное брюшко в ее сторону.

— Значит, это вы заказывали пиццу?

Сакс вздохнула.

Глава двенадцатая

Час 5-й из 45

— Ну? — спросил Линкольн Райм.

Лон Селитто сложил сотовый телефон.

Он уставился в окно, нервно барабаня пальцами по стеклу. Соколы, вернувшиеся на подоконник, смотрели в сторону Центрального парка, не обращая внимания на шум.

Райм еще никогда не видел детектива таким расстроенным. Рыхлое лицо Селитто, усеянное бисеринками пота, было бледным как полотно. Легенда отдела по расследованию убийств, он славился своей невозмутимостью. Успокаивая родных жертв или упорно пробивая бреши в алиби подозреваемых, Лон Селитто полностью сосредотачивался на том деле, которое ему следовало выполнять. Но в настоящий момент его мысли были за много миль отсюда, в больнице Уэстчестера вместе с Джерри Бэнксом. Время близилось к трем; молодой полицейский находился в операционной уже больше часа.

Селитто, Сакс, Райм и Купер собрались в лаборатории на первом этаже. Деллрей уехал лично проверить, что охраняемый дом готов к приему свидетелей. Управлению полиции Нью-Йорка пришлось выделить другого человека вместо раненого Бэнкса.

Глава тринадцатая

Час 6-й из 45

— Я смотрю, микроскопических улик полно. Райм одобрительно посмотрел на пакеты, которые Сакс привезла с мест преступления в аэропорту.

Подобные улики он любил больше всего — пылинки и волоски, оставленные преступником на месте преступления или, наоборот, случайно подцепленные там. Именно такие улики не могли подкинуть умышленно или изменить самые умные преступники; именно от таких не могли полностью избавиться самые дотошные.

— Так, Сакс, первый пакет. Откуда он?

Молодая женщина сердито набросилась на свои записи. Что с ней? Райм видел, что-то не так. Возможно, поведение Сакс объясняется ее озлобленностью на Перси Клэй; возможно, тревогой за Джерри Бэнкса. А может быть, чем-либо иным. По ее холодному взгляду Райм видел, что она не намерена это обсуждать. Против чего он нисколько не возражал. Необходимо поймать Танцора. В настоящий момент это задача первостепенной важности.

— Это из ангара, где Танцор караулил самолет, — протянув два пакета. Сакс кивнула на три остальных. — Это с позиции, откуда он стрелял. Это из машины маляра. А это из той машины, на которой он покинул аэропорт.

Глава четырнадцатая

Час 7-й из 45

Перси Клэй охраняемый дом, где они с Бриттом Хейлом должны были находиться в полной безопасности, внешне показался совсем не безопасным.

Трехэтажное здание из бурого кирпича ничем не выделялось среди таких же, которыми был застроен целый квартал рядом с библиотекой Моргана.

— Вот мы и приехали, — сказал агент ФБР, кивая на дом из окна бронированной машины.

Автомобиль подъехал к самому крыльцу, и Перси с Бриттом быстро провели внутрь. Массивная стальная дверь захлопнулась с глухим стуком. Вошедших встретил обаятельный мужчина лет сорока, стройный, с редеющими темными волосами.

— Добро пожаловать, — улыбнулся он, показывая удостоверение сотрудника полиции Нью-Йорка и золотой значок. — Меня зовут Роланд Белл. Впредь прошу всех, кого вы увидите впервые, даже таких любезных людей, как я, просить предъявить документы и внимательно сверять фотографию с оригиналом.