Чайник

Дмитриев Павел

Уже много тысячелетий незримо для посторонних глаз существует на берегах Москвы-реки обитель магов и чародеев, последних потомков древних властителей Земли. Но Тайный Город не превратился в памятник самому себе, он не стареет – нет, он живет и развивается, в нем постоянно появляются новые улицы, и жизнь его обитателей наполняется новыми красками. "Правила крови" – блестящее доказательство этого. На этот раз наряду с работами Вадима Панова в книгу вошли произведения молодых авторов, победителей литературного конкурса с символичным названием "Тайный Город – твой город!". Их свежий взгляд проник в самые потаенные уголки Тайного Города и помог нам увидеть то, что мы раньше не замечали. Например, большое внимание было уделено жизни любимых народом Красных Шапок… И это лишь один из множества сюрпризов, которые поджидают читателя на страницах этой книги.

Павел Дмитриев

Чайник

Я – чайник! Да! И не стыжусь этого признать. Я, человек с высшим гуманитарным образованием, владеющий пятью языками (окей, два из них мертвые) становлюсь лопочащим младенцем, если дело касается компьютеров. А тут на день рождения свалился на меня подарочек. Друзья осчастливили компом. Та‑да! Новенький, с загадочно блестящим экраном. Он напыщенно стоял теперь на письменном столе и, кажется, привыкал к обстановке. В таких случаях я завсегда бегу к дяде Славе. Соседу моему. Дядей его кличут все в нашем доме. Низкорослый, широкоплечий, с гривой седых волос, лошадиные зубы и зычный голос. Он напоминал мне тяжеловоза. Имея за плечами инженерное образование и лет 40 работы в имперском исследовательском «ящике», дядя Слава стал для дам нашего дома последней инстанцией, если произошла поломка электрического чайника, телефона, пылесоса, автомобиля, холодильника и тд. Ну и я пользовался его помощью. По‑соседски. Дверь в дверь же живем. Вот и сейчас. Дверной звонок безупречно исполнил «Подмосковные вечера». Наконец дверь распахнулась и весь в клубах дыма, жуя беломорину, вывалился Господин Инженер. Я, заламывая руки, поведал ему о случившейся напасти, мол сидит, зараза, на столе и мигает. Хамски. Привычно дав мне пару тумаков за техническую неграмотность и разгильдяйсво вообще, дядя Слава закатал рукава свитера и решительно двинулся в мою квартиру разбираться с пришельцем. Я благоразумно держался в арьергарде. Мой спец поводил туда‑сюда иженерским носом, потом решительно бухнулся перед компом и спустя час, поговорив по телефону с таинственными вадиками‑ромиками и поковырявшись в розетке, сообщил мне о моем подключении к интернету. Так и сказал. Ты, мол, теперь подключен к сети. Я прислушался к себе. К своим чувствам. И разочарованно констатировал, что мир вокруг не перевернулся в связи с этим событием. Себя я ощущаю так же, как и всегда. То есть, не очень. Но когда с экрана на меня, как из рога изобилия, хлынула информация, тоннами, мегабайтами – я восхитился, возликовал, припух. Это же такие перспективы!!! Моё счастье не омрачил даже тот факт, что комп, будучи привезенным из Германии, только шпрехал и по‑нашему – ни гу‑гу. Софт ерунда, – похлопал по крупу компа дядя Слава, – главное железо что надо, а подковать – подкуем. И заржал.

Утром, труся по рынку за картошкой, я остановился у павильона, который, как правило, пролетал, не удостоив и взглядом. В нем продавали всякие компъютерные диски. А ведь это совсем незнакомый для меня мир – мелькнуло у меня в голове, когда движимый детским любопытством шагнул за порог этого ХРАМА КОМПЬЮТЕРНЫХ МАГОВ. Ну что тебе сказать… Пол в храме был затоптан, маг небрит и с выхлопом, иконостас представлял собой жахлый стенд, под мутным стеклом которого с коробок дисков мне призывно улыбались девицы, любившие раньше украшать собой салоны провинциальных автобусов и столичных грузовиков. Мда…

Пол часа дергал чародея за рукав. Наконец привлек его внимание. Кажется. Сбивчиво расказал о себе, о своем компъютере и о наших сложных с ним взаимоотношениях. Продавец с ненавистью уставился красными глазками на что‑то позади меня.

– Тебе эта… – Продавец с трудом подбирал слова. – Виндовс нужен… Русский…

И с облегчением замолчал. Виндовс. Ну это‑то я знаю, грамотный. Виндовс это переводчик с сухого и точного языка программ на сочный и бестолковый человеческий язык… И обратно. Доверия похмельный продавец не вызывал никакого, но не уходить же с пустыми руками!