Вдохновение по заказу?

Дмитрук Михаил Алексеевич

Может ли обычный человек развить в себе исключительные способности? Сказывается, да — в этом убеждены очень многие исследователи.

О возможных путях пробуждения дремлющих в нас талантов рассказывается в этой брошюре, рассчитанной на широкий круг читателей.

К читателю

Люди создали очень умные и сильные машины с поистине уникальными способностями. Но стал ли сам человек от этого умней и сильней? Всемирная организация здравоохранения печально констатирует, что новые поколения оказываются слабее предыдущих. И если этот процесс устойчив и будет продолжаться дальше, то не вымрут ли люди подобно динозаврам?

Когда-то о подобных перспективах говорили только фантасты, а сейчас серьезные ученые не в шутку обеспокоены таким положением, дел.

В чем оке ученые видят выход? Восстановить утраченные способности людей — умственные и физические — и затем постоянно их совершенствовать. Пути достижения этой цели могут быть самыми различными. О некоторых из них рассказывается в этой брошюре. И хотя они далеко не исчерпывают всего спектра, но дают представление о практически неограниченных возможностях человеческого организма, о том, каких результатов можно добиться путем настойчивых и целенаправленных упражнений.

Наверное, цивилизация пойдет именно по этому пути, и человечество в своем развитии поднимется еще на одну ступеньку.

Вдохновение по заказу?

Предисловие

Есть ли пределы человеческих способностей? «Нет, — говорят индусы. — На пути к совершенству йоги овладевают чудесными силами — могут читать чужие мысли и предсказывать будущее, ходить по воде и летать по воздуху, жить в Гималаях без одежды и пищи. А на вершине совершенства достигают всезнания, всемогущества, все-блаженства и становятся подобными богам.:. Но вот беда — эти способности нельзя демонстрировать непосвященным: они могут использовать их во вред людям».

Верить индусам на слово? А что, если это игра воображения: изнуренные голодом и холодом, йоги начинают видеть галлюцинации? Как бы то ни было, проверить мы не можем. «Боги» прячутся в Гималаях, не желая участвовать в научных экспериментах.

Куда реальнее изучать способности факиров. Они охотно их демонстрируют, зарабатывая этим на жизнь. Но, увы, их «чудеса» часто оказываются ловкими трюками или гипнозом. Да и вообще факиры не любят выдавать свои секреты, боясь лишиться куска хлеба. Обычно они избегают контактов с учеными.

К счастью, бывают исключения. Среди советских артистов оригинального жанра есть несколько человек, которые реально обладают феноменальными способностями и поэтому не боятся сотрудничать с исследователями. И есть надежда, что когда-нибудь они разработают методику, которая позволит каждому человеку уподобиться гениям. Начнется индустрия блистательных талантов, и человечество сделает еще один шаг в своем развитии… Неужели это возможно?

Компас указывает… на восток

В Доме учёных читал лекцию человек, на первый взгляд весьма далекий от науки, — артист Валерий Васильевич Авдеев. Но его выступление вызвало огромный интерес у медиков, психологов, биофизиков. Он рассказал ученым, как развил в себе феноменальные способности, демонстрируемые в программе психологических опытов «Познай самого себя».

Признаться, на этом концерте я усомнился в чистоте эксперимента — уж очень эффектно получился телекинез, прямо как фокус. Но через несколько дней мой скепсис рассеялся. Я видел, как артист демонстрирует этот опыт академику АН СССР Герою Социалистического Труда Юрию Борисовичу Кобзареву. Тогда было сделано все, чтобы исключить влияние сквозняков, вибраций, магнитов, гипноза и прочих помех, — стрелка все равно вращалась на расстоянии более метра от рук Авдеева. И Кобзарев был вынужден признать, что это не фокус, а реальный феномен, природу которого необходимо изучать.

— Что же это за удивительное состояние? — спросили артиста. — Уж не гипноз ли — ведь с его помощью можно вызывать каталепсию и внушать запахи?

Женщина-факир

К старейшине оригинального жанра на русской сцене Дмитриусу Лонго однажды пришла девушка и попросила научить ее искусству факиров. «Должен вас огорчить, — сказал старец, — но женщины факирами не бывают». Однако он изменил свое мнение, когда девушка достала из сумки доски, утыканные гвоздями, и встала на них босиком. Показала несколько других трюков, которые освоила самостоятельно. Дмитриус Лонго решил: столь редкому дару нельзя погибнуть, он должен радовать зрителей. Прошло несколько лет упорных тренировок, и на советской эстраде появилась первая женщина-факир — Светлана Георгиевна Тим.

«Невероятно, но факт!» — так называется эта программа психологических миниатюр. Артистка предлагает зрителям убедиться, что ее номера не фокусы, а демонстрация резервных возможностей человека. Некоторым такая идея кажется чересчур смелой. Факиры ходят по саблям и жгут себя огнем, читают чужие мысли и считают в уме быстрее компьютера… Трудно поверить, что на такое способны даже мужчины.

Зал бурно аплодирует Светлане Тим. Многие зрители дарят ей цветы. Среди них я узнал одного из старейших московских гипнотизеров Ивана Сергеевича Качалина и попросил его поделиться своими впечатлениями о концерте. Вот что он сказал:

— В последние годы я выступаю на сцене с лекциями о резервных возможностях человеческой психики и знаю почти всех артистов оригинального жанра. Должен сказать, что программа Светланы Тим отличается от других высоким эстетическим уровнем.

Пришел, увидел… запомнил

— Да, отвечает Матюгин. — Это одна из разновидностей образной памяти, так называемый эйдетизм. Обладающий им человек не воспроизводит мысленно предметы, а как бы продолжает видеть их с закрытыми глазами. И образы бывают так ярки, что их трудно отличить от реальности. Они предстают не только в цвете; по и звучат, источают запахи, их можно «попробовать» на ощупь и на вкус. Бросив взгляд на любой предмет, человек фиксирует его целиком, во всем разнообразии признаков. Как показали наши опыты, такое многоплановое восприятие обеспечивает мгновенное запоминание.

Похоже, что действительно так. Ведь, по мнению ученых, человек в обычном состоянии более восьмидесяти процентов информации получает через зрение. А когда активно включаются другие органы чувств, запоминание идет сразу по нескольким каналам — это многократно увеличивает его эффективность.

— Говорят, повторение — мать учения, — продолжает Игорь Юрьевич. — Но наши эксперименты показали — все как раз наоборот. При зубрежке мы напрягаем в основном зрительную память и немного слуховую, а остальные каналы восприятия перекрываются. Но упрошенная информация не облегчает, а осложняет работу мозга. Ведь на протяжении многих тысячелетий человек запоминал предметы такими, какие они есть — во всем многообразии красок, звуков, запахов… И когда сейчас ему предлагают усеченный вариант действительности — печатный текст или голос диктора, — он воспринимает его с трудом: мозг к этому плохо приспособлен. Но мы не можем обойтись без книг и газет, радио и телевидения. Значит, надо стараться искусственно вызывать у себя недостающие ощущения. Такая работа не мешает, а помогает запоминанию — ведь мы восстанавливаем естественный процесс восприятия.

— Наверное, научиться этому очень трудно?

Сон разума рождает гениев

Исследователь работал в два раза быстрее и не уставал. За рабочий день он успевал сделать вдвое больше экспериментов, наблюдений, записей, чем обычно.

— А может, он работал с энтузиазмом, потому что было прекрасное настроение: например, выиграл по лотерее «Волгу»? — спросил я руководителя этих экспериментов, нашего знакомого — доктора медицинских наук Гримака. — Ведь наука — дело творческое. Насколько мне известно, никто не устанавливал нормативы времени на работу с тем или иным прибором. Как же мы узнаем, что испытуемый вдвое перевыполнил задание? —

— В этих, экспериментах участвовали испытатели новой техники, — ответил Леонид Павлович. — И условия для них были созданы максимально приближенные — к реальной работе. А там все расписано по минутам. И поэтому легко установить, с какой интенсивностью работали исследователи. Они действительно перевыполняли задания в два раза.

А им казалось, что они работали… не спеша. И поэтому едва укладывались в график — если верить часам, которые стояли в лаборатории. Но весь фокус в том, что они шли вдвое быстрее — показывали 48 часов в сутки.

Конечно, чтобы узнать время, совсем не обязательно смотреть на часы. Можно включить радио, позвонить по телефону, выглянуть в окно. Наконец, довериться чувству времени, своим суточным биоритмам: есть хочется днем, спать — ночью… Короче говоря, нормальному человеку ошибиться в два раз просто невозможно. Как же испытуемые не догадались, что часы в лаборатории, мягко говоря, спешат?