Четвертый всегда побеждает

Добрый Лич

Один рассказ на один конкурс.

Добрый Лич

Четвертый всегда побеждает

Мир умирал. Он содрогался в агонии бесконечных взрывов, яростно выл тысячами двигателей тяжелых ракет, глухо стонал ядерными ударами, расходящимися, словно круги на воде и, наконец, испускал дух миллионами человеческих ртов.

Земля горела и трескалась, поглощая города вместе с их жителями, ставшими вмиг бесполезными машинами, домами, ценностями и деньгами — всем тем, что сейчас было всего лишь топливом в поглощающем мир пожаре. Вода в реках и морях покрылась непроницаемой пленкой из вылитой в нее нефти смешанной с кровью и пеплом. Вокруг островков, которыми стали медленно дрейфующие, покрытые копотью и все еще догорающие корабли, плавали бесчисленные трупы, для которых этот современный Стикс стал последним пристанищем… Воздух, наполненный запахом гари, смерти и пыли вперемешку с серым пеплом разъедал легкие, не позволяя дышать. Ввысь поднимались мрачные грибы ядерных взрывов и один только Господь Бог, если он все еще наблюдал за всем этим безумием, не давал небу заплакать от ужаса и горя. Если Ад когда-то и существовал, то теперь у него был достойный конкурент. Вертолетные лопасти шумели все громче, словно разрывая застывший миг захватившего землю хаоса. Старший сержант спецподразделения «Дельта» Александр Уваров, поправил висящий на груди автомат и зыбко поежился. Нет, холодный ветер не мог забраться под новейший экзоскелет, усиленный комплектом радиационной защиты, но вот накатывающий время от времени страх, простой человеческий страх, пробирал до костей. От него не могло спасти ни обмундирование, ни оружие, ни полагающаяся по уставу доза антирадиационных препаратов, затупляющих эмоции похлеще иных наркотиков.

Страх завладел сгорающим миром. Им провонял наполненный пеплом и дымом воздух, провоняла зараженная земля, вода, здания, машины и, хуже всего — им провоняли сами люди. Страх проникал в души людей и выдавливал наружу все самое мерзкое, темное и гадкое, превращая людей в беспринципных животных, готовых перегрызть глотку любому по первому же поводу. Просто стараясь выжить, стараясь урвать себе кусок раскалывающегося на части мира люди переставали быть людьми. Их привычная жизнь рухнула и, напуганные до безумия, они собственноручно подталкивали весь мир к пропасти. Когда бомбардировки стихали, выжившие выбирались из убежишь и начинали убивать друг-друга, ради еды, транспорта, топлива, оружия или еще чего бы то ни было. Еще совсем недавно всесильные правительства стали, уже не могли никого защитить — все, на что хватало политиков, так это лишь на продолжение войны. Полицейские не стояли на перекрестках, закон просто растворился в пролитой крови, никто не собирался их спасать, о прошлой жизни можно было забыть — как только люди понимали это, они начинали искать виновных… И тут же находили их в первых встречных, тех, кому повезло лишь немногим больше остальных. Тогда на улицах города опять звучали автоматные выстрелы и крики. Александр покачал головой и, глядя на проносящуюся внизу землю, отстраненно подумал, что их отряд не лучше остальных. Все они, осколки разгромленной военной машины, просто продолжали следовать приказам тех самых политиков, в перерывах между ракетными ударами спасали «избранных» и оставляли на верную смерть всех остальных. Стервятники, кружащие в небе над умирающим миром.

— Тройка-тройка, я первый. Как слышите? — донеслось с вмонтированной в шлем рации. Повернувшись к радисту, Александр махнул рукой, приказывая пустить сигнал на командиров всех трех вертолетов.

— Первый-первый, я тройка. Слышу хорошо, сигнал идет на весь отряд. — не отводя взгляда от сожженного фосфорными бомбами леса, вяло ответил Уваров.