Мироход

Добрый Лич

Что-то старое и неактуальное. Как это было, угук. Лучше не смотреть.

Пролог

Старая пятиэтажка на отшибе доживала последние дни. Стены обветшали, а в некоторых местах обвалились, перекрытия и балки превратились в труху, шифер на крыше давным-давно полопался. Здание зловеще смотрело на мир провалами разбитых окон, приобретая схожесть с древним раненым зверем, загнанным в угол и дожидающимся последнего удара охотников. Оно все еще скалило зубы, но скорее от безысходности и осознания своей участи. Развалина, а не дом. Внутри было грязно и темно, а о витающем запахе сырости и говорить не приходится. Стены в половине комнат прогнили, а на полу лежал слой мусора. Здесь витало ощущение запустения, а жуткие тени танцевали, сплетаясь в невиданных чудовищ, охраняющих покой умирающего сооружения. Единственной, сохранившейся в приличном состоянии комнатой, была квартира с номером 39 в южном крыле. И как раз в этот момент в ней, происходило кое-что интересное. Небольшое помещение утопало в полумраке. Десяток чадящих свечек мало помогал разогнать вечерние сумерки уже давненько окутавшие город. По сравнению с остальной частью дома комната была в просто идеальном состоянии. На стенах все еще держались почти чистые обои раньше в темно желтую полоску, потолок был цел и гордо удерживал остатки старой люстры, а на полу оставался чудом сохранившейся паркет. Окна были забиты снаружи досками, но это и не мудрено — третий этаж как-никак. Дверь выглядела просто апофеозом крепости — дубовая, сделанная на совесть еще черт знает когда, покрытая лишь немного облупившимся лаком, она совсем не соответствовала царящему здесь беспорядку и запустению. По комнате разливалось тихое бормотание восьмерых людей, удобно устроившихся на лучах вырезанной в полу октограммы. Здесь не было привычного зловония сырости, забирающегося в нос, и заставляющего морщится. В воздухе витали запахи полыни, озона и… Крови. Присутствующие носили темные мантии, руки их были сложены перед собой, а пальцы сплетались в замысловатые фигуры. Пламя полыхающих свечей время от времени освещало сосредоточенные лица, скрытые в глубине балахонов, но пляшущие тени тут же снова пожирали их, не давая возможности рассмотреть получше. Энергия, которую они истощали, наполняла комнату, что бы в следующую минуту исчезнуть без следа, впитавшись в стены, пол и потолок. Можно сказать, что собравшиеся были лучшими в своем деле. Колдуны, экстрасенсы, белые и черные маги они отличались от всех остальных шарлатанов тем, что у них и правда был Дар. Кто-то мог видеть прошлое или будущее, некоторые владели пирокинезом, другие могли наслать проклятия или благословения, изгонять злых духов и говорить с призраками. Разношерстная компания «специалистов» в своем деле.

— … ша-а гуарх нимас Тае арлаар тиноос нумолос! — в унисон закончила бормотать восьмерка. Каждый из колдунов извлек из своих одежд кривой нож. Переглянувшись, люди какое-то мгновение медлили. Кое-кто просто наслаждался моментом завершения ритуала, который тянулся уже несколько месяцев, другие уже не были уверены в том, хотят ли они увидеть конечный результат. Пауза затягивалась, но никто не мог решиться и первым пролить кровь.

— Давай-давайте! Не стоит ничего боятся! — раздался бодрый голос стоящего в дверном проеме человека. Присутствующие вздрогнули, поворачивая к нему скрытые в глубине балахонов лица. Невысокий молодой блондин с голубыми глазами и ободряющей улыбкой был облачен в пепельно-серый костюм и лучился веселым дружелюбием. Он как всегда появился, будто чертик из табакерки даже не скрипнув дверью, и молча контролировал ритуал, готовый в нужный момент напомнить о соглашении. Парень никому не нравился. Он всегда был вежливо-дружелюбным, но все подсознательно чувствовали, что под это маской скрывается стальная воля, немалая жестокость и еще что-то. Что-то темное и по-настоящему жуткое. А уж маги-то умели доверять набору своих высших чувств… Он сам нашел каждого из них и предложил работу. Работу, за которую был готов платить немалые деньги и кому, какое дело, что его «валютой» были золотые монеты неизвестной чеканки? Золото, всегда остается золотом.

Тем более, если им платят за помощь в вызове духа. Да-да, три последних месяца восемь колдунов, по праву считающих себя лучшими в этой области, помогали в вызове духа. Каждое полнолуние они собирались в этой развалине и отдавали накопленную силу с помощью сложного ритуала. Каждый из них гадал, насколько могущественным должен быть дух, если для проявления ему нужна такая прорва энергии? Гадать-гадали, но спрашивать не решались — звон золотых монет иногда напрочь лишает любопытства. Наконец, один из колдунов взмахнул кинжалом, делая надрез на ладони. Кровь медленно закапала внутрь фигуры, и это послужило знаком для остальных. Блондин удовлетворенно хмыкнул и поправил спадающие на лицо волосы, наблюдая за тем, как лезвия замелькали в воздухе, и на пол полилась алая, дарующая жизнь жидкость.

Результат не заставил себя ждать — с каждой новой порцией, октограмма все ярче светилась красным. Магия, замешанная на крови владеющих Даром высвобождала еще больше энергии. Те из колдунов, кто был наделен высшим зрением, застыли, с благоговением наблюдая за вихрями силы, кружащими в комнате. Темная, светлая, огненная, воздушная, человеческая и другие виды энергий сплелись в завораживающем танце. Это длилось не дольше десяти секунд, и закончилось неожиданно. С таким упорством скопленная каждым из колдунов энергия впиталась в стены, исчезая без следа. Во рту у присутствующих остался лишь неприятный привкус олова, а в нос ударил запах крови. Люди зашуршали, поправляя одежды и перевязывая раны загодя запасенными бинтами. Блондин втянул ноздрями воздух и, довольно причмокнув губами, зааплодировал.

Глава 1

Вам никогда не казалось, что жизнь — странная штука? Вот живешь себе спокойно, никого не трогаешь, ходишь на скучную работу, по выходным выпиваешь с друзьями, вечера «прожигаешь» в Интернете, читаешь книги, смотришь телевизор, раз-два в пол года наведываешься в театр или кино с девушкой… Всё спокойно, размерено, обычно. Но тут в какой-то момент где-то внутри начинает разгораться жажда чего-то большего, захватывающего, волшебного, чарующего. Того, чего так много в фэнтези книгах и фильмах. Вот ты обычный себе человек со скучной работой, вроде верными друзьями, размеренной и нудной жизнью и тут раз — ты попадаешь в водоворот удивительных событий, принимаешь участие в приключениях и всегда в первых рядах.

«Эх, как бы хотелось и, правда, поучаствовать в чем-то подобном» — наверное, именно так думаете вы, закрывая книгу. У вас такое бывает? Да? А вот у меня нет. Я не читаю фэнтези книг. Странно? Не то слово. Я вообще странный — мне нравится моя скучная работа, устраивают мои немногочисленные друзья, я довольствуюсь классической литературой, часто посещаю театр, не сижу в Интернете, не стремлюсь к славе и богатству… С девушкой правда не заладилось, но скорей всего следствие последнего пункта моей странности.

Меня устраивает моя скучная и размеренная жизнь. Точнее устраивала N-ное время назад. А что сейчас? Наверное, что бы понять это, стоит задать вопрос, с которого все началось — Вам не кажется, что жизнь — странная штука? Ну что ж, давайте я расскажу вам все по порядку, а потом вы уж сами для себя выведете ответ…

Зовут меня Алексей Андреевич Астахов. В узком кругу сослуживцев и друзей — Аскет. Почему Аскет? По ходу дела узнаете… А-то, мне рассказывать лень. Так вот, мне всего-то двадцать семь лет. Выгляжу я, по словам все тех же друзей, неплохо — метр семьдесят четыре ростом, не слишком широкоплеч, но и не дистрофик, волосы темные, короткие. Обычное, немного загорелое лицо — синие глаза, среднего размера нос, немного впалые щеки… Ничего необычного. Живу один в съемной квартире, работаю я… Кстати о работе. Чего это я задумался? Я ж как бы работаю.

— Стой сволочь! — это я вспомнил, что бегу за мелким воришкой, а не складываю краткую автобиографию. Толи кричал я слишком тихо, толи парень меня проигнорировал, но он довольно проворно перешмыгнул через небольшой забор и кажется, продолжил бежать. Вот гад. Драпает уже минут десять, на вполне приличной скорости. Не знал, что спринтеры уже мелкими кражами подрабатывают. Я конечно тоже не промах — отставать не отстаю, но и догнать этого быстроного не могу. Еще минут пять такой бешеной погони, и я лягу прямо там, где остановлюсь. Заправски перепрыгнув, через ни такой уж небольшой как показалось на первый взгляд забор, я с удивлением отметил, что попал на футбольное поле. Так, кажется, я погорячился. Единственными частями пейзажа, имеющими отношение к футболу, являются проржавевшие и покосившиеся ворота да трибуны — три ряда прогнивших лавочек по обе стороны поля. С позволения сказать «поле», было покрыто раскисшей грязью, с кое-где виднеющимся островками травки. Ранняя весна, а что ж вы хотели? О, а вон и наш воришка. Как раз посредине грязевого рая, с видным трудом, перебирает ногами, удерживая левой рукой красную женскую сумочку. Как же не хочется пачкать обувь, да и бегать я за ним порядком устал…