Порезанная губа

Дойл Артур Конан

Аннотация к журнальной публикации 1925 г.:

Новый рассказ автора «Шерлока Холмса» Артура Конан-Дойля описывает случай, действительно имевший недавно место в лондонском великосветском обществе. Случаи отвратительных уголовных преступлений, особенно, на так называемой «романической почве» все учащаются в кругах вырождающейся аристократии Англии и Америки, до сих пор щеголявшей своими добродетелями.

Отношения Дугласа Стона и лэди Сэннокс были известны всему городу. Знали о них и в великосветских кругах, элегантной представительницей которого она была, знали и в ученом мире, причислявшем Стона к своим выдающимся сочленам. Поэтому, известие о том, что лэди Сэннокс постриглась в монахини, привлекло всеобщее внимание. Узнали и больше того: — знаменитый хирург Стон, человек с железными нервами, был найден по утру сидящим на стуле перед своей кроватью, с бессмысленной улыбкой на лице, и с обеими руками, засунутыми в один и тот же рукав сюртука. Этот могучий ум затмился на веки. Какая сенсация — даже для самых равнодушных!

Дуглас Стон был рожден для блестящей будущности: стань он офицером или путешественником, юристом или инженером, он прославился бы так же, как он прославился в качестве хирурга. Никто не осмеливался и мечтать о том, что он выполнял. Его хладнокровие, проницательность, быстрота его взгляда не имели себе равных; еще и до сих пор говорят его коллеги и пациенты об его энергии, смелости, вере в себя.

Доходы Стона были третьими по величине в Лондоне, но еще больше оказывались его расходы. Он всегда был рабом своей чувственности. Внезапно им овладела безумная страсть к лэди Сэннокс. Один разговор, два манящих взгляда, сказанное шепотом слово — воспламенили его. Она была самой красивой женщиной Лондона — для него единственно красивой, — но для нее он не мог быть «единственным». Она любила эксперименты.

Лорд Сэннокс был молчаливым, замкнутым господином 36 лет, но казавшимся на двадцать лет старше, с тонкими губами и тяжелыми веками, любивший занятие садоводством и уют. Раньше он увлекался сценой и сам арендовал театр в Лондоне. Там познакомился он с мисс Мэрион Доусон, которой предложил свою руку, положение и состояние. После женитьбы он охладел к театру и теперь предпочитал с лопатой и лейкой проводить часы среди своих орхидей и хризантем. Знал ли он, какую жизнь вела его супруга? Был ли он ослепленным простаком? Этот вопрос оживленно обсуждался во всех салонах и клубах.

Но когда выбор лэди Сэннокс пал на Дугласа Стона, лорд уж не мог оставаться в неведении, в этом не могло быть сомнения. Ибо для Стона не существовало никакого утаивания, никаких преград, он обладал слишком импульсивной и могучей натурой. Скандал вышел публичный. Одно ученое общество даже собралось исключить Стона из членов своего правления: его друзья умоляли его подумать о своей профессиональной репутации. Он остался глух. Каждый вечер проводил он у нее; она выезжала в его экипаже; они и не старались скрыть своих отношений.