Происшествие в Вистерия-Лодж

Дойл Артур Конан

За приключениями знаменитого детектива, героя Конан Дойла, с волнением следят миллионы людей— читателей, а теперь и зрителей кино и телевидение. Общий тираж книг английского писателя Артура Конан Дойла о Шерлоке Холмсе, самом знаменитом сыщике в литературе, приближается к двумстам миллионам. Однако, кроме известного Шерлока Холмса, есть и «неизвестный». Какой-то части классического «холмсовского» цикла не повезло — обошли ее вниманием переводчики. В основном это относится к поздним рассказам, которые, кстати, сам Конан Дойл считал лучшими.

Предлагаемая читателям повесть «Происшествие в Вистерия-Лодж» написана в первые годы XX века и была опубликована в 1907 году в журнале «Стрэнд». Первый перевод ее на русский язык был выполнен вскоре же — в 1909 году и опубликован в виде двух отдельных рассказов в книге «Тигр из Сан-Педро». С тех пор эта повесть не публиковалась и советскому читателю практически неизвестна.

Часть I

СТРАННЫЙ СЛУЧАЙ С МИСТЕРОМ ДЖОНОМ СКОТТОМ ЭККЛЗОМ

Как значится в моем блокноте, то было холодным ветреным днем в конце марта 1892 года. Когда мы завтракали, Холмсу принесли телеграмму, и он сразу же нацарапал ответ. Мой друг ничего не сказал по этому поводу, но видно было, что полученное известие занимает его мысли, — он с задумчивым лицом стоял у камина, курил трубку и время от времени поглядывал на телеграмму. Внезапно он повернулся ко мне, и в глазах его появился озорной блеск.

— Полагаю, Уотсон, вас теперь можно считать литератором, сказал он. — Как вы понимаете слово «гротеск»?

— Что-то странное, необычное, — откликнулся я.

Холмс покачал головой:

— Здесь явно имеется в виду нечто большее. Чувствуется скрытый намек на что-то трагическое и ужасное. Если вы припомните некоторые из историй, которыми вы пугали долготерпеливую публику, то поймете, как часто гротеск перерастает в преступление. Вспомните то небольшое дельце с лигой рыжеволосых. Сначала это был сплошной гротеск, а вылилось все в отчаянную попытку ограбления. Или другой пример: наиболее гротескное из наших дел, случай с пятью зернышками апельсина, подоплекой которого оказался заговор убийц. Так что слово «гротеск» заставляет меня теперь быть настороже.

Часть II

ТИГР ИЗ САН-ПЕДРО

Пройдя пару миль по этим холодным, наводящим уныние местам, мы подошли к деревянным воротам, за которыми открывалась мрачная каштановая аллея. Извилистая подъездная дорога привела нас к погруженному во тьму невысокому зданию, казавшемуся черным как смоль на фоне серовато-синего неба. В окне слева от входа мерцал тусклый огонек.

— Я оставил там констебля, — сказал Бэйнс. — Постучусь-ка я в окно.

Он пересек газон и пару раз негромко стукнул по стеклу. Сквозь мутное стекло я с трудом разглядел сидящего на стуле перед камином мужчину. Вдруг он мгновенно вскочил, и я услышал раздавшийся в комнате испуганный крик. Через несколько секунд дверь открыл белый как мел, тяжело дышавший полисмен; свеча дрожала в его трясущихся руках.

— В чем дело, Уолтерс? — резким тоном спросил Бэйнс.

Полисмен вытер лоб платком и испустил протяжный вздох облегчения.