Варяг победитель

Дойников Глеб Борисович

 27 января 1904 года. Крейсер 1-го ранга "Варяг" и канонерская лодка "Кореец", застигнутые японской эскадрой на рейде Чемульпо, отвергают требование о сдаче и сами атакуют превосходящие силы противника. Первыми же залпами с "Корейца" тяжело поврежден броненосный крейсер "Асаму", несколько прямых попаданий получает крейсер "Чиода". "Варяг" прорывается в открытое море и уходит в крейсерское плавание, нарушая линии снабжения японцев...

Разумеется, в реальности все было иначе. "Нами подорван "Кореец", нами потоплен "Варяг"..." Прорыв не удался, первый бой Русско-японской войны закончился поражением наших моряков - как и все последующие. Недаром еще современники твердили, что вся эта позорная для России война шла так, словно кто-то специально подыгрывал японцам, - слишком уж им везло, слишком часто удача была на их стороне вопреки всем законам вероятности.

В этом романе впервые предпринята попытка отменить это противоестественное везение, переписать прошлое, переиграть Русско-японскую войну - теперь уже в нашу пользу.

Как изменилась бы история ХХ века, выйди "Варяг" из боя победителем? Смогли бы японцы снабжать свою сухопутную группировку, действуй на их коммуникациях русские крейсера? Чем закончилась бы тогда осада Порт-Артура? И кто победил бы в решающей войне, предопределившей будущее России?

Введение

"Варяг" — русский крейсер I ранга. Построен в Филадельфии (США) на судоверфи "Вильям Крамп и сыновья". Спущен на воду 19(31) октября 1899 г. В феврале 1902 г. «Варяг» вошел в состав 1-й Тихоокеанской эскадры. 1 марта 1903 г. на мостик корабля поднялся новый командир — капитан I ранга Руднев Всеволод Федорович, с именем которого будет связан героический подвиг «Варяга». В декабре 1903 г. крейсер получил приказ находиться в корейском порту Чемульпо в распоряжении российского посланника, резиденция которого была в Сеуле.

В ночь на 27 января (9 февраля по новому стилю) 1904 г. Япония без объявления войны напала на Россию (см. Русско-Японская война 1904–1905 гг.). К этому моменту в нейтральном корейском порту Чемульпо стояли корабли пяти держав: Англии, Франции, Италии, США и России. Рано утром японский контр-адмирал Уриу Сотокити, командир отряда, в который входили один броненосный крейсер «Асама», пять крейсеров — «Нийтака», "Нанива", «Чиода», "Такачихо", «Акаси», восемь миноносцев и три транспорта, передал на «Варяг», чтобы русский крейсер совместно с канонеркой «Кореец» спустили Андреевский флаг и сдались на милость японцев, в противном случае эскадра войдет на рейд Чемульпо и расстреляет русские корабли.

Руднев обратился к командирам иностранных кораблей за поддержкой, чтобы они опротестовали ультиматум японского адмирала, как противоречащий международному праву, и в случае необходимости сопроводили бы «Варяга» и «Корейца» до выхода с рейда. Однако командиры иностранных крейсеров не захотели объявить протест японцам.

Офицерами «Варяга» было принято общее решение: не отдавать крейсер в руки неприятеля. Бой длился несколько часов. «Варяг» при этом получил тяжелые повреждения. Крейсер и «Кореец», продолжая отстреливаться от наседающих кораблей противника, возвращаются обратно на рейд Чемульпо. Сначала был взорван своей командой «Кореец», а затем потоплен крейсер.

Оставшиеся в живых и раненые из команд обоих кораблей взяты на борта английского крейсера «Телбот» и французского крейсера «Паскаль». Впоследствии все они для продолжения лечения были отправлены в английский миссионерский госпиталь Чемульпо, находившийся в распоряжении японского Красного Креста. В 1905 г. японцы подняли и отремонтировали крейсер «Варяг», который вошел в состав Императорского флота Японии под новым названием "Сойя".

Пролог

В дальнем темном углу за столиком двое. Вернее, трое, если считать с кувшином пива, и пятнадцать, если добавить дюжину раков, по терминологии бара «спецназ». Впрочем, раков, пожалуй, считать не стоило, из-за катастрофического по скорости сокращения численности.

— Вадим, отвали!

— Да ладно тебе Петрович, если уж нечего сказать так признай это!

— Ты меня на пиво позвал, или на 101-ю серию диспута, мог ли прорваться «Варяг» или нет? На пиво? Вот и наливай, блин.

— За мной не заржавеет, пжалста. Получите и подавитесь. Но все же?

— Ну что, Владимир Александрович, настало время запускать?

— Профессор, а может, не стоит рисковать? Мы ведь ни в чем не уверены, ни как собственно установка работает, если она работает вообще; ни в том, как поведет себя реципиент, к которому мы подселяем матрицу донора; ни что на самом деле происходит с сознанием донора; ни каково влияние на стабильность пространственно-временного континуума, вообще ни черта не знаем! Может, еще подождать?

— И чего, интересно мне, вы собираетесь ждать? Второго пришествия злобного клиента? Мы в прошлый месяц первое-то чудом пережили. Вы уже год имеете "вроде бы работающую" модель установки. И как вы прикажете убедиться в ее работоспособности без реального эксперимента над людьми? Собачек и коней вы уже год пытаетесь перенести, и что? Даже если сознание Буцефала, Джульбарса или вашего любимого коня Олега и было как-то изменено, это никак на историю не повлияет, в хрониках зафиксировано не будет. Нам нужен пример, который можно будет отследить по документальным источникам. То есть перенос человеческого сознания в прошлое, который немного, чуть-чуть, повлияет на ход исторически зафиксированных событий. Это позволит определить, есть ли расхождения, вызванные подселением матрицы в прошлое, или нет. Если нет, то придется извиниться перед заказчиком, и дай Бог, пронесет. Хотя насчет пронесет — это вряд ли. А если есть, то…

— Да как вы не понимаете! Если континуум будет изменен, то нас тут может просто не оказаться! Вообще, весь наш современный мир может оказаться несовместим с теми событиями, которые натворит в прошлом сознание донора!

— Владимир, ну мы же выбрали бесперспективный вариант именно из-за этого! «Варяг», что бы он ни вытворял на рейде Чемульпо, НИКАК на ход не то что истории, Русско-Японской войны повлиять не может! Он заперт намертво. Ему не прорваться никак. Максимум, на что мы можем рассчитывать, это получить два разных варианта прокладки курса «Варяга» и его повреждений в учебниках, исторических хрониках и в нашем экранированном от воздействия установки особняке, в хроносейфе. Кстати, название вы придумали несколько претенциозное, как всегда. Ну, может, как максимум отклонений, не на рейде его утопят силами экипажа, а на выходе из порта снарядами «Асамы». Даже невероятный вариант, попади «Варяг» пару раз по «Асаме», его дубовые снаряды и ее броня — абсолютно безопасное для исторического континуума сочетание, не переживайте. А в остальном, именно эти тонкости нам и надо проверить, не так ли?