Полусредний мир

Дон Александр

Приятно знать, что где-то во Вселенной есть мир, устроенный еще более идиотски, чем наш. Хотя, признаться, сам я в этом сильно сомневаюсь…

Часть первая

ПРОБЛУЖДЕНИЕ МИРОВ

Над городом царит ночь.

Город спит. Спят инженеры и учителя, рабочие и работницы, спят государственные чиновники, бизнесмены и пенсионеры, спят инвалиды труда и полковники в отставке. Сладко посапывают во сне члены неправительственных организаций и кредитных обществ. Спят ночные сторожа и ответственные дежурные, спят милиционеры, пожарные и врачи.

Темны силуэты домов. Город спит, и только одно окно во всем городе светится — обычное окно на втором этаже панельного дома в спальном районе. Там живет писатель.

Ночи напролет просиживает он за письменным столом и без устали строчит специально купленным «Паркером» в потрепанном блокноте фантастический роман, прерываясь только чтобы хлебнуть поддельного коньяку из чайной кружки с отбитой ручкой. Коньяк помогает — писатель жмет на перо, «Паркер» скачет по мятым страницам все быстрее и быстрее, и растут в блокноте ряды уродливых, наползающих друг на друга строчек.

Глава 1

ЗВЕЗДНАЯ БОЛЕЗНЬ И ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

Астрология — наука сложная. Чтобы стать настоящим астрологом, нужны годы упорных занятий. У каждой звезды свой характер, свои привычки, свои капризы — и всё это необходимо изучить в мельчайших подробностях. Надо знать тончайшие особенности движения планет и светил, уметь рассчитать их траектории, предвидеть влияние друг на друга и на людей. Наконец, нужно научиться распознавать сложные нюансы изменений на лице клиента, когда вы зачитываете ему гороскоп.

Составить хороший гороскоп непросто. Вначале вы исследуете движение основных светил. Затем рассчитываете влияние Солнца. Анализируете перемещение планет. Учитываете сложный характер взаимодействия звезд. Затем переписываете все набело, стараясь не делать грубых ошибок и писать размашисто, чтобы гороскоп казался объемным. После долго убеждаете клиента, что без вашей подсказки он никогда бы не додумался «предпринять активные действия по улучшению своего материального положения» или «проявить настойчивость в любви». Обработав его как следует и удобрив почву научно-астрологическими фразами типа «Меркурий вошел в Деву» и «Солнце движется Раком», можно переходить собственно к предсказаниям.

Тут главное — поменьше ненужных подробностей. Одно дело сказать клиенту: «В среду и пятницу возможны денежные поступления», и совсем другое: «Завтра в четыре часа пополудни в Нью-Йорке околеет ваш престарелый дядюшка, Дональд Петрович Клячкин, о котором вы пока что понятия не имеете, эмигрант и создатель знаменитого концерна «Клячи энтерпрайз», а в четверть пятого вам позвонят из Америки, чтобы сообщить, что вы теперь — миллионер». В первом случае всегда можно заявить, что вас неправильно поняли, а во втором — обязательно ждите неприятностей. Через месяц-другой к вам в офис неожиданно врывается разъяренный клиент, потративший четыре тысячи долларов на то, чтобы выяснить, что на самом деле он круглый сирота, и никаких дядюшек в Нью-Йорке у него отродясь не бывало. При этом находящиеся в вашей приемной клиенты в ужасе разбегаются, а вы подсчитываете убытки от визита к врачам по поводу сломанного носа.

Словом, жизнь астролога трудна и полна неожиданностей. А тут еще скептики лезут со своими вопросами. Как может звезда, которая окончательно потухла миллион лет назад, предвещать одно и то же несчастье одной двенадцатой человечества? Как могут одновременно выиграть в лотерею полмиллиарда человек? Отчего новобрачные, идеально совместимые по всем знакам зодиака, забили друг друга насмерть чугунными сковородками на второй день после свадьбы, а пара, которой совместная жизнь по канонам астрологии категорически противопоказана, счастливо справила бриллиантовую свадьбу?

Но, несмотря ни на что, люди верят звездам. И если уж приспичило родиться, то делать это следует под каким-нибудь приличным созвездием. А это совсем не просто. В небе три тысячи звезд, и все они беспрерывно шатаются по небосводу, предвещая разнообразные гадости и несчастья, так что кого-нибудь обязательно угораздит появиться на свет под несчастливой звездой. Из таких потом и получаются неудачники. И поделом — сперва на звезды посмотри, а уж потом рождайся!

Глава 2

ГЕРОЙ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

Роскошный черный «бимер» глотал хищными ноздрями километры.

Вован Хряк, в прошлом бандит, а ныне честный предприниматель и депутат, лениво развалившись в кожаном кресле, потягивал пиво из банки и рассеяно смотрел на дорогу, придерживая руль двумя пальцами.

Человек, незнакомый с Вованом, поглядев на него, мог бы решить, что Вован думает, или того хуже, размышляет. Но, разумеется, это было не так. Несмотря на то, что во всех шести классах вспомогательной школы, которые успел окончить Вован до того, как податься в рэкет, он считался сообразительным парнишкой, мыслеобразование никогда не относилось к числу его любимых занятий. Вован всегда предпочитал короткую драку долгим переговорам. Время от времени какая-нибудь шальная мысль по ошибке заскакивала в его голову, но пробежавшись по гулким коридорам и заглянув в пустынный и пыльный главный зал, разочарованно покидала Вованов череп. Большую часть времени в Вовановой голове царил глубокий, почти космический вакуум.

Справедливости ради следует заметить, что на той тернистой и полной опасностей жизненной дороге, которую избрал Вован, склонность к философствованию ему вряд ли пригодилась бы. Богатый опыт Вована доказывал, что люди, склонные к долгим раздумьям, были так же склонны к очень короткой жизни. В мире стрелок, разборок и перманентной стрельбы умение без долгих размышлений выхватить револьвер и наделать в противнике дырок на две сотых секунды раньше, чем он, предоставляло в распоряжение победителя массу заманчивых возможностей, главная из которых — это возможность дожить до ужина. Биографию же Вована просто распирало от подобных событий.

Глава 3

МАГИЯ ЧЕРНАЯ И БЕЛАЯ ИЛИ СТРАННОСТИ НАЧИНАЮТСЯ

В Вольном городе Сам-Барове тоже вечерело.

Огненный шар Семимедийского солнца лениво сползал к закату, отражаясь в слюдяных окошках королевского замка и раскрашивая разнокалиберные башенки и флигельки во все оттенки красного. Рыночная площадь опустела. Усталые торговки, подхватив корзины, спешили домой. Ремесленники закрывали мастерские, торговцы вешали засовы на двери и тяжелые ставни на окна лавок, а в многочисленных харчевнях зажигались веселые огоньки. Двери харчевен то и дело открывались, впуская все новых и новых посетителей.

В таверне «Взбесившийся ёж», что гордо выпирала с восточной стороны Рыночной площади, как фурункул на ягодице, дым стоял коромыслом. Вечер обещал быть веселым. Впрочем, вечера во «Взбесившемся еже» никогда не бывали чересчур унылыми. Когда скука грозила затянуться, посетители обычно придумывали что-нибудь забавное: окунали гнома в кипяток, поджигали бороду волшебнику или подсовывали под спящего тролля горящую головню.

Но сейчас вечер только начинался, и до критической массы, за которой начинается неуправляемая реакция «славно проведенного вечера», после которого обычно собирают зубы в карман, было еще далеко.

Глава 4

ПЕРВЫЙ СОН ВОВАНА ПАВЛОВИЧА: КТО ВИНОВАТ И ЧТО ДЕЛАТЬ?

Вован, второй час безуспешно ожидавший помощи у заглохшей машины, задремал.

Вначале сон его был до чрезвычайности приятен. Ему снились мулатки. Но потом мулатки куда-то исчезли, сменившись странными диковинным существами. Небольшого росточка, по пояс Вовану, в старинной смешной одежде, с бородами. Вован вспомнил, что подобных уродцев иногда показывают в мультфильмах. Кажется, их зовут гномонами… или гомонами… или гомоманами. Уродцы немного поплясали, позабавив Вована, и исчезли, будто и не было вовсе, а вместо них появился какой-то старик в фиолетовом колпаке, с раскрашенной палкой, и принялся настойчиво уговаривать поменять его, Вована кепку на свой фиолетовый колпак. Вован просто опешил от стариковской наглости — за Вованову фирменную кепку от Версаче можно было купить целый эшелон фиолетовых колпаков и тепловоз, чтобы его толкать, в придачу. Но старик, не замечая вованового раздражения, назойливо требовал поменяться, грозя какими-то ужасными неприятностями и страшными приключениями. Вован, угроз не любивший, разозлился, и принялся гоняться за нахальным старикашкой, чтобы как следует начистить его мерзкое морщинистое рыльце. Но старик оказался на редкость проворным, и постоянно ускользал. Наконец Вовану удалось схватить старика, но тот ловко извернулся, выпрямился во весь рост и пребольно стукнул Вована своей раскрашенной палкой по макушке. Вован взвыл… и проснулся.

Погода между тем резко изменилась.

С севера дул пронзительный ветер, такой сильный, что деревья вдоль дорог сгибались почти пополам. Небо было плотно залеплено черными грозовыми тучами, ежесекундно озарявшимися вспышками молний. Раскаты грома, пока еще дальние, глухие и грозные, как рокот огромных тамтамов, будили в Воване какое-то смутное, тревожное ожидание беды.

Часть вторая

ИСПОЛНЕНИЕ ЖЕЛАНИЙ

Глава 21

ТАЙНА СТАРОГО ЗАМКА

Однако, увлекшись наблюдением за Вованом, мы упустили из виду таинственного человека в черном капюшоне.

А с ним, между тем, происходили не менее странные вещи.

Спустя несколько минут после таинственного происшествия во «Взбесившемся еже» в трехстах милях от Сам-Барова, в окне высокой башни старинного замка, что высился на скалистом берегу океана, вспыхнул свет.

Замок этот, как и место, где он располагался, пользовался среди жителей Семимедья дурной репутацией.

Глава 22

АТАМАН

Над Черным лесом занимался рассвет.

Нежно-розовые, как лепестки волшебного цветка, первые лучи солнца легли на густые кроны деревьев.

Разбойничий замок, притаившийся на огромной поляне в самом центре густого леса, спал.

Но вот лучи солнца проникли и сюда. Торжествующая лавина утреннего света медленно прокатилась по красной черепичной крыше, ударила в окна и выкрасила стены в яркий терракот.

Глава 23

ЗАГАДКИ И ОТГАДКИ

На следующее утро Вован и его спутники покинули разбойничий замок.

Выезд был обставлен чрезвычайно торжественно.

Вован, гарцевавший на великолепном белом жеребце, был великолепен. Следом за ним на породистом пятничанском муле гордо вышагивал Нунстрадамус. Мул был без меры увешан всевозможными бубенчиками, погремушками, кружевными попонами, а также серебряными и позолоченными безделушками.

Позади на гнедой кобыле ехал счастливый волшебник. Он нежно прижимал к груди рюкзак с пилюльками. Всю ночь он дегустировал пилюльки, переходя от коньяка к водке и к вину и обратно, и никак не мог решить, что ему нравится больше. Все пилюльки были великолепны. Одного крохотного коричневого или белого шарика было достаточно, чтобы превратить целую пинту отвратительной безвкусной воды в великолепный марочный коньяк или превосходную водку. По самым скромным подсчетам пилюлек должно было хватить года на три — даже при условии, что волшебник ежедневно устраивал бы званые обеды на сто персон и раз в неделю брал коньячные ванны.

Глава 24

ПЕРВОЕ ЗАДАНИЕ

Друзья едва успели выскочить из вагона, как паровоз свистнул и поезд тронулся.

Вован и его друзья очутились на перроне среди галдящей и непрерывно движущейся толпы.

Предстояло решить, что делать дальше и как найти замок Флей-феи.

Волшебник попытался было заикнуться о необходимости преодолевать трудности и опасности, и предложил пробираться к замку Флей-феи через кишащий ядовитыми змеями ров, но доверие к нему Вована было окончательно подорвано. Взяв дело в свои могучие руки, Вован в полминуты нашел извозчика, и спустя четверть часа друзья уже стояли перед коваными воротами замка Флей-феи.

Глава 25

ПОЭТЫ И ПОНТЫ

Возвратившись с аудиенции в флей-замке, друзья стали собираться в дорогу. Им предстояло проделать путешествие длиною в тысячу миль, в Краеземелье, в страну варваров Зарварию.

Волшебник разложил на столе карту.

— Вот она, страна варваров! — сказал он.

Грязный ноготь уперся в большое белое пятно на самом краю листа.