Запретное знание

Дональдсон Стивен

Стивен Дональдсон представляет космическую оперу, повествующую о жизни на затерянных в пространстве орбитальных станциях, о пиратах и полицейских, о пустоте Глубокого Космоса, ломающего человеческую психику и не знающего милосердия.

Главные герои – Энгус Термопайл, пират и убийца; Мори Хайленд, лейтенант полиции, совершившая невольное преступление и ставшая жертвой Термопайла; Ник Саккорсо, легендарный звездный капитан, который может спасти Мори... или стать худшим из ее кошмаров.

«Подлинная история» и «Запретное знание» – первые две книги эпопеи о Глубоком Космосе.

АНГУС

Милош Тавернье вздохнул, провел рукой ото лба назад по обожженной коже головы, словно бы для того, чтобы убедиться, что оставшиеся волосы все еще на месте, и закурил новый ник. Затем снова глянул на распечатку информационного файла на столе и попытался представить, что произойдет в самом скором времени – люди, от которых он получал деньги, отвернутся от него.

На его ответственности был предстоящий допрос Ангуса Фермопила.

Само по себе это было неприятно.

Одним это доставляло удовольствие, у других – вызывало ярость.

Следствие по делу Ангуса было вполне банальным. Служба безопасности Станции обнаружила, что продукты – украдены. Они были обнаружены на борту судна Ангуса, «Смертельная красотка», без особых сложностей. Не считая нескольких сомнительных, вызывающих беспокойство провалов в инфоядре судна, информация, полученная с его помощью, свидетельствовала против него – правда, подтверждая лишь мелкие преступления. Он отказался от защиты, вероятно, осознавая, что это – бессмысленно. Все было правильно и четко; Ангус Фермопил был виновен в том, что совершил.

Глава 1

Морн Хайланд не открывала рта с того момента, как Ник Саккорсо схватил ее за руку и поволок сквозь хаос в Маллорисе; до того времени, как он и его люди привели ее в доки, где его фрегат «Каприз капитана» ждал на пристани. Его хватка была крепкой, настолько крепкой, что ее предплечье онемело, а пальцы покалывало, и сам путь больше походил на бегство; полный отвращения, почти отчаянный. Она, собрав всю свою смелость, бежала от Ангуса, хотя Ник никогда не двигался быстрее чем непрошибаемая стена. Тем не менее, она сжимала в кармане своего скафандра шизо-имплантат, стараясь замаскировать тот факт, что она что-то скрывает там, и позволяла Нику вести ее.

Проходы и коридоры были, на удивление, пусты. Служба безопасности очистила их на тот случай, если арест Ангуса будет сопровождаться стрельбой. Стук ботинок команды Ника порождал эхо; плотная масса мужчин и женщин, прикрывающих Морн от возможного противодействия со стороны Станции двигалась так, словно их преследовал звук грома, металлический и зловещий; словно Ангус и толпа в Маллорисе преследовали их. Ее сердце колотилось о легкие, давя на них. Если сейчас кто-нибудь остановит ее, у нее не будет никакой защиты от обвинения, за которым последует смертный приговор. Но она заставляла себя смотреть прямо перед собой, не открывала рта и лишь сжимала руки в карманах, позволяя людям Ника заботиться о ней.

Наконец они достигли доков. За неразберихой помостов и кабелей между порталами стояло судно Ника. Она оступилась и не попала ногой на силовую линию. Воспользоваться руками, чтобы поддержать себя, она тоже не могла; но Ник подхватил ее, заставляя двигаться дальше. Здесь опасность, что их остановят, была наиболее велика. Служба безопасности Станции была везде, охраняя доки вместе с грузовыми инспекторами, ремонтниками двигателей, стивидорами и грузчиками. Если договор Ника со службой безопасности будет расторгнут…

Но никто даже не пошевелился, чтобы остановить ее, да и команда защищала ее. Дверь Станции была открыта; «Каприз капитана» оставался закрытым, пока кто-то из команды не открыл люк.

Ник провел Морн внутрь, едва не вталкивая ее через шлюз силой своей хватки.