Любить – значит страдать

Донован Ребекка

Синяки исчезают, но шрамы и страхи остаются. В маленьком процветающем городке Новой Англии всё и все на виду. Жители подчеркнуто заботятся о внешних приличиях, и каждый внимательно следит за тем, кто как одевается и с кем встречается. Поэтому Эмме Томас приходится прилагать максимум усилий, чтобы никто не догадался, какие ужасные вещи творятся у нее дома. Но вот мрачная страница перевернута, и, казалось, счастье улыбнулось героине. Девушку теперь опекают умные и заботливые люди. Она встретила свою первую любовь. Но тень прошлого омрачает жизнь Эммы. Возвращается ее родная мать, и Эмма решает наладить с ней отношения. Она переезжает к матери, но, к своему ужасу, выясняет, что ее мать – алкоголичка и наркоманка, к тому же у нее молодой любовник Джонатан, которому очень понравилась Эмма. И Джонатан, и мать Эммы хотят, чтобы девушка полюбила их. И все их поступки лишний раз доказывают девушке, что любить – значит страдать… Впервые на русском языке!

Rebecca Donovan

BARELY BREATHING

Copyright c 2013 Rebecca Donovan

All rights reserved

Пролог

Шесть месяцев назад я умерла. Сердце больше не билось в груди, я перестала дышать. Все заволокло тьмой – и я умерла.

Конечно, не думать о том, что я на время перестала существовать, очень нелегко, хотя за все эти годы я приучила себя о многом забывать. Поэтому и сейчас предпочитаю об этом не вспоминать.

Мой психоаналитик попросил меня завести дневник, чтобы описывать чувства и мысли. Несколько месяцев я откладывала его задание в долгий ящик, но сейчас решила все же попробовать, а вдруг это поможет мне хоть как-то наладить сон. Конечно, надежды немного, но попытка не пытка.

Честно говоря, я плохо помню, что случилось той ночью. Иногда в ночных кошмарах ко мне возвращается безумный, нечеловеческий страх, но детали почему-то ускользают. И я вовсе не жажду заполнить пробелы.

Я проснулась на больничной койке, с черными кровоподтеками на шее, практически утратив способность говорить. Израненные запястья забинтованы, сломанная ключица зафиксирована лонгеткой, а щиколотка после хирургической операции загипсована. Так через что же надо было пройти, чтобы оказаться в таком плачевном состоянии?! Да, я практически ничего не помнила, но, что гораздо важнее, снова могла дышать!