Умри сегодня и сейчас

Донской Сергей Георгиевич

Бывший микробиолог и нынешний маньяк-террорист изобрел новое бактериологическое оружие массового уничтожения и решил шантажировать правительства западных стран, требуя с них огромные деньги. Весь мир в панике – если вирус попадет в обычную водопроводную воду, погибнут миллионы. Но нашa ФСБ не дремлет. В эстонский город Пярну, где бесчинствует маньяк, приехал капитан контрразведки Евгений Бондарь. Этот человек способен в одиночку уничтожить не только маньяка, но и всю террористическую организацию, которая за ним стоит. Но Бондарь еще не знает, что оружием сильно заинтересовались местные фашисты. Так что ему придется воевать с целой сворой оголтелых отморозков…

Глава 1

С корабля на бал

Бондарь поднял воротник куртки. Утром, когда он покидал санаторий «Дубрава», солнце припекало чуть ли не по-летнему, но погода резко испортилась, как только на горизонте замаячила Москва. Теперь же, когда Бондарь был на подходе к самому знаменитому зданию на Лубянке, и вовсе хлынул проливной дождь.

Март вечно преподносит сюрпризы, и приятных среди них мало. То же самое можно сказать о начальстве. Сначала тебя силком выпихивают в отпуск, а потом так же бесцеремонно выдергивают обратно. Кому такое может понравиться?

Ругаясь про себя, Бондарь ускорил шаг. Несмотря на то, что его ботинки были куплены совсем недавно, ему казалось, что он шлепает по лужам босиком. Вот тебе и первый день весны!

У перехода пришлось отпрянуть от дороги, по которой на всех парах промчался громадный тонированный джип гангстерского вида. Водитель умышленно держался впритирку к бордюру, обдавая пешеходов потоками мутной воды. Самое противное, что облитые граждане не грозили вслед джипу кулаками и вообще не проявили ни малейших признаков негодования. Отряхнулись, утерлись и молча поплелись дальше. Такое поведение было вызвано не столько страхом, сколько многолетней привычкой к унизительной покорности судьбе.

А дождь не просто лил – хлестал, и окружающее выглядело в лучшем случае серым или бурым, а в общем и целом – просто бесцветным, но при этом непременно мокрым и грязным.

Глава 2

Искусство перевоплощения

При виде Бондаря Беляев вожделенно облизнулся.

– Добро пожаловать, вояка.

Несмотря на более чем солидный возраст, Беляев оставался для большинства сотрудников просто Сашей, и редко кто называл его Александром Романовичем. Такие мужчины всю жизнь остаются мальчиками. Лишенные детских игрушек, они изобретают реактивные велосипеды, стреляющие авторучки, эффективные средства для развязывания языка или капсулы с цианистым калием.

Все эти шпионские штучки окружены целым ворохом легенд, слухов, догадок и намеренной дезинформации. Большинство образцов сверхсекретных изобретений, фигурирующих в детективах и боевиках, всегда являлось лишь плодом богатого воображения авторов. В арсенале ФСБ не было ни спортивных автомобилей на воздушных подушках, ни магнитных часов «Ролекс», изменяющих траекторию пули, ни миниатюрных имитаторов голосовых алгоритмов. Тут интересовались исключительно теми приспособлениями, реальность которых подтверждалась подробными техническими описаниями либо опытными образцами.

Впрочем, некоторые свои смертоносные идеи конструкторы черпали в литературе и кинематографе. В давние времена, например, была очень популярна шпионская комедия «Бей первым, Фредди!». Один из ее героев закуривал сигару с сюрпризом, которая неожиданно взрывалась, и зрители дружно хохотали над незадачливым курильщиком с закопченной физиономией и перепуганными глазами. Некоторые остряки даже наловчились начинять сигареты серными головками спичек, угощая взрывоопасным куревом приятелей. Но спецслужбы пошли дальше, разработав миниатюрные мины, действующие по принципу забавной шутихи. Их вставляли в сигары, мундштуки трубок и даже в сигаретные фильтры. Взрывчаткой служила щепоть тетрила или азида свинца. Замаскированный фитиль загорался одновременно с табаком. Сила взрыва была такова, что жертва лишалась не только глаз, но и лица. Вред от такого курения был столь очевидным, что разведчики перестали угощаться чужими сигаретами, а при виде извлеченного собеседником портсигара хватались за оружие.

Глава 3

Воде из-под крана – живой и мертвой

При виде возвратившегося Бондаря Алтынникова закусила губу, но от комментариев воздержалась. Просто утопила кнопку переговорного устройства и доложила:

– Капитан Бондарь прибыл, Василий Степанович.

– Пусть войдет, – откликнулся из динамика металлический голос.

Переступив порог, Бондарь замер. Роднин в своем неизменном синем костюме с квадратными плечами стоял у окна, выходящего на полоскаемую ливнем площадь. Не оглядываясь, предложил:

– Присаживайся, капитан.

Глава 4

План свадебного путешествия

Бондарь приблизительно представил себе, какой окажется его напарница. Судя по намеку секретарши, она бывшая проститутка, а этим все сказано. Развязная, лживая и порядком потасканная девица с рыбьими глазами, оживляющимися только в тех случаях, когда речь заходит о деньгах. Голос наверняка прокурен, лобик узок, лобок колюч, как щетинистый подбородок забулдыги, в запасе имеется пара-тройка душещипательных историй о том, как она, несчастная, очутилась на панели. На самом деле причина всегда одна и та же: баксы, бабло, лавэ, капуста. Продажная тварь – она и есть продажная тварь.

Бондарь напряженно размышлял над доводами, которые могли бы убедить полковника избавить его от такой спутницы, когда дверь открылась, впуская Веру Савич.

Первое, что бросалось в глаза, – это ее прямые иссиня-черные волосы, подстриженные как у древнеегипетских танцовщиц на стенных росписях. Из-за пышной прически ее фигура казалась особенно изящной – статуэтка, а не фигура. Золотистый поясок, охватывающий талию девушки, был всего на пару сантиметров просторней собачьего ошейника.

– Можно, Василий Степанович? – спросила она низким, но при этом удивительно бархатистым голосом.

– Проходи, Вера, – гостеприимно повел рукой Роднин. – Располагайся напротив своего суженого.

Глава 5

Закурим перед стартом

Первое, чем поинтересовалась Вера Савич, перешагнув порог холостяцкой квартиры – это месторасположение ванной комнаты. Туда она и удалилась, прихватив свою большущую спортивную сумку. Словно подозревала, что Бондарь станет тайком рыться в ее вещах.

Стараясь не заводиться, он занялся своими собственными вещами, которые остались не распакованными после путешествия в Подмосковье.

Гадая, достаточно ли будет спрятать оружие среди вороха одежды или лучше воспользоваться более надежным тайником, Бондарь разрядил «Вальтер», вытащил обойму и стал проверять, насколько удобна выданная ему кобура. Сунув пистолет под левую полу расстегнутого пиджака, он резко выхватил его, наведя ствол на выключатель. Так повторялось несколько раз, причем цель постоянно менялась. Опыты выявили, что с доставанием оружия проблем не будет. Правда, целился он на пару сантиметров выше, чем следовало, но неточность была вызвана тем, что без обоймы «Вальтер» сделался гораздо легче. Проделав опыт с заряженным магазином, Бондарь убедился, что кобура нисколько не мешает скоростной стрельбе навскидку.

Он обнаружил также, что, стоя напротив трюмо в прихожей, целится из «Вальтера» в свое застывшее отражение. «Забавно, – подумал Бондарь, – не спеша опускать ствол». Именно таким видели его те, в кого ему доводилось стрелять. Это было их последним впечатлением, которое они уносили в мир иной. Тридцатилетний мужчина на чуть согнутых, широко разведенных ногах, со вскинутой правой рукой и отведенной в сторону левой.

Небритый тридцатилетний мужчина, ведущий себя, как безусый юнец.